×

Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать работу LingQ лучше. Находясь на нашем сайте, вы соглашаетесь на наши правила обработки файлов «cookie».


image

Russian LingQ Podcast 1.0, Одиннадцать: Русская граница и канадские бюрократы

Одиннадцать: Русская граница и канадские бюрократы

Макс: Значит, мы приезжаем на пограничную заставу, а меня сопровождает старший лейтенант особого отдела, ну это армейское КГБ.

Я знакомлюсь с начальником заставы и так далее и вдруг этот старлей говорит: «Пожалуйста, с ним поосторожнее, он канадский журналист и так далее и тому подобное» А я вообще мужик по натуре своей заводной. Илья: Какой это год?

Макс: Это восемьдесят… девяносто седьмой.

Вот. Я мужик по натуре своей заводной и какой-то старший лейтенант, сопляк, начинает командовать. И я ему говорю: «Ты, старлей, вообще кто такой? Ты вообще хочешь продолжать служить в пограничных войсках или хочешь, чтобы тебя отсюда выгнали? Меня прислал сюда генерал-полковник Круглик. Я прошел все взможные проверки. Кто ты такой, гнида, проси прощения или я напишу на тебя такой рапорт, что тебя выгонят» Этот старлей опешил. Илья: Наши слушатели никогда не найдут слова «старлей» в словаре.

Макс: Старший лейтенант.

Если немцы слушают, то это оберлейтенант. Но что интересно, капитан начальник погранзаставы, как потом выяснилось, ему настолько понравилось мое поведение, что он тут же вызвал солдата и говорит: «Ты пойди к Кате, и скажи, чтобы зажарила свежую рыбку нам, что у нас гость канадец» А это же Каспийское море, это же белая рыба, севрюга. Это свежая севрюга, это абсолютно вкуснейшая рыба. И такой солнечный майский день и мы сидим, поели эту рыбу, выпили по стопарю – это все пограничная застава. Солдат на вышке стоит, а дом этого начальника – капитана заставы – здесь же в рамках заставы. И это как раз был год, когда праздновали 85-ти летие пограничных сил в Росии. И где-то через пол-часа этот солдат на вышке докладывает: «Товарищ капитан, вижу приближающихся вооруженных людей в масках» Он начинает связываться по рации с отрядом. Воскресенье, никто не отвечает. Он мне говорит: «Слушай, ты вообще стрелять хоть немножко умеешь?» Я говорю «Умею» На каждой заставе есть боевое расписание, что в случае нападения каждый знает где он должен встать. Один у окна стоит, один там стоит, у ворот, третий – на втором этаже. Тоесть, по этому описанию все четко сказано, где кто должен находиться. Меня поставили во внутреннем здании у окна. Тоесть, когда уже все будет уничтожено, я должен с пистолетом Макаровским отстреливаться неизвестно от кого. Но все уже уничтожено, потому что они должны пройти забор, ворота и так далее… Илья: Кто «они»?

Макс: Эти неизвестные, которые в масках приближаются.

Рядом находился пехотный полк, который решил провести военные учения и забыл предупредить об этом пограничников. Илья: Я хотел бы добавить для слушателей «Лингвиста», что Макс исключительно хорошо поработал над редакцией русской солдатской речи.

Обычно, через каждое второе слово идет такое слово, которое вы не найдете ни в одном словаре. Слушайте Высоцкого. Макс: Да.

Там же район Чечено-Ингушетии. И это район очнь напряженный. И до сегодняшнего дня беспокойный. Там можно всего было ожидать. Предположить, что пехотный полк проводит учения и забыл предупредить об этом пограничников… Значит, когда я работал в Кремле, там тоже произошел забавный случай. Я смотрю расписание Бурбулиса на следующий день, смотрю, ничего особенного. Ну, думаю, что мне приходить в 10 утра, маятьсяв приемной, я прийду чуть-чуть попозже. Прихожу в 15 минут 11-го, помощники встречают меня: «Где ты ходишь, где ты ходишь? У него американский посол» Илья: У Бурбулиса?

Макс: У Бурбулиса, да.

А я попросил разрешения у начальника протокольного отдела в Кремль приходить без пиджака и галстука. Я ходил в рубашке с короткими рукавами , закатанные рукава немножко. Илья: Конечно, иностранец, ему можно.

Макс: Когда мне об этом сказали, я в этой рубашке с короткими рукавами захожу в кабинет Бурбулиса, молча, сажусь сбоку за столик, выкладываю магнитофон, включаю.

Бурбулис не реагирует естественно, он знает кто я такой. Сидит американец, посол. Я уже забыл как его фамилия, в «Чужаке…» он есть. Илья: В книге «Чужак в Кремле»?

Макс: Да.

В «Чужак в Кремле» у меня это есть, и сидит дама и переводчик. Я включаю магнитофон, я все записываю. Я еще боюсь, что вдруг что-то не так с магнитоыоном, я все еще и записываю. И когда я об этом написал в Канаде в своем обозрении, меня редактор спросил «Слушай, а кто там был от ЦРУ?» Я говорю: «Понятия не имею» Он говорит: «А американцы вообще знали кто ты такой?» Я говорю: «Мне тоже об этом неизвестно» Он говорит: «Госдепартамент будет очень недоволен» Я говорю: «Ну я-то не работаю на госдепартамент. Это их забота» Но я могу сказать такую вещь, что ни один из помощников Бурбулиса, тоесть, никто из ФСБ… Илья: ФСБ – это Федеральная Служба Безопасности Росии.

Макс: Да.

Никто из ФСБ никогда не создавал мне никаких сложностей. Никогда не мешал моей работе. Никогда никто не придирался. Мы летали с Бурбулисом и в Воркуту, и в Сочи, и в Дагомыс, как я тебе говорил – никто не делал никаких пакостей. Помощники Бурбулиса – да, а, немотря на то, что с органами госбезопасности у меня были большие проблемы, в будущей моей жизни в Советском союзе, и когда произошел гениальный… Илья: В будущей твоей жизни?

Макс: В прошлой, да.

В прошлой жизни в моей в Советском союзе, произошел очень любопытный диалог. Генерал-полковник Круглик – это первый заместитель главкома пограничных войск Росии, 97-й год, и он мне говорит… Он очень деликатный человек. Очень. Илья: Ты вернулся к той ситуации, когда ты был в пограничных войсках?

Макс: Он очень деликатный человек, когда касается всего.

И он мне говорит: «Макс, вы извините меня пожалуйста, но прежде, чем послать вас на афганскую границу – вы все-таки понимаете, ситуация там достаточно сложная – я бы хотел попросить вашего разрешения проверить вас через наших соседей» Весь разгоавор происходит на Лубянской площади, в здании бывшего КГБ, потому что при Советском… Илья: В Москве.

Макс: В москве, да.

В здании бывшего КГБ. Илья: Слово «Лубянка» наверное 50-60 лет приводило в дрожь многих людей.

Очень много людей погибло в зданиях этого… Макс: Очень много там было кровавых дел.

И в советское время пограничники относились к Комитету Государственной Безопасности. Илья: Они подчинялись этому комитету?

Макс: Да, это было одно из управлений КГБ.

Потом Ельцин им дал свободу и сейчас погранцы снова стали одним из управлений Федеральной Службы Безопасности. А тогда они были независимы. Но занимали 2 других подъезда.


Одиннадцать: Русская граница и канадские бюрократы Eleven: The Russian Border and Canadian Bureaucrats

Макс: Значит, мы приезжаем на пограничную заставу, а меня сопровождает старший лейтенант особого отдела, ну это армейское КГБ.

Я знакомлюсь с начальником заставы и так далее и вдруг этот старлей говорит: «Пожалуйста, с ним поосторожнее, он канадский журналист и так далее и тому подобное» А я вообще мужик по натуре своей заводной. I get acquainted with the head of the outpost and so on, and suddenly this starley says: “Please be careful with him, he is a Canadian journalist, and so on and so forth.” But I am generally a man by nature, clockwork. Илья: Какой это год?

Макс: Это восемьдесят… девяносто седьмой. Max: It's eighty… ninety-seven.

Вот. Я мужик по натуре своей заводной и какой-то старший лейтенант, сопляк, начинает командовать. I am a groovy man by nature and some senior lieutenant, a jerk, begins to command. И я ему говорю: «Ты, старлей, вообще кто такой? And I told him: “You, starley, who are you? Ты вообще хочешь продолжать служить в пограничных войсках или хочешь, чтобы тебя отсюда выгнали? Do you even want to continue serving in the border troops or do you want to be kicked out of here? Меня прислал сюда генерал-полковник Круглик. Я прошел все взможные проверки. I passed all possible checks. Кто ты такой, гнида, проси прощения или я напишу на тебя такой рапорт, что тебя выгонят» Этот старлей опешил. Who are you, nit, ask for forgiveness or I will write such a report on you that they will kick you out ”This starley was taken aback. Илья: Наши слушатели никогда не найдут слова «старлей» в словаре.

Макс: Старший лейтенант.

Если немцы слушают, то это оберлейтенант. Но что интересно, капитан начальник погранзаставы, как потом выяснилось, ему настолько понравилось мое поведение, что он тут же вызвал солдата и говорит: «Ты пойди к Кате, и скажи, чтобы зажарила свежую рыбку нам, что у нас гость канадец» А это же Каспийское море, это же белая рыба, севрюга. Это свежая севрюга, это абсолютно вкуснейшая рыба. И такой солнечный майский день и мы сидим, поели эту рыбу, выпили по стопарю – это все пограничная застава. Солдат на вышке стоит, а дом этого начальника – капитана заставы – здесь же в рамках заставы. The soldier is standing on the tower, and the house of this chief - the captain of the outpost - is here within the outpost. И это как раз был год, когда праздновали 85-ти летие пограничных сил в Росии. And it was just the year when they celebrated the 85th anniversary of the border forces in Russia. И где-то через пол-часа этот солдат на вышке докладывает: «Товарищ капитан, вижу приближающихся вооруженных людей в масках» Он начинает связываться по рации с отрядом. And about half an hour later, this soldier on the tower reports: “Comrade Captain, I see armed men in masks approaching.” He begins to communicate with the detachment by radio. Воскресенье, никто не отвечает. Sunday, no one answers. Он мне говорит: «Слушай, ты вообще стрелять хоть немножко умеешь?» Я говорю «Умею» На каждой заставе есть боевое расписание, что в случае нападения каждый знает где он должен встать. He says to me: “Listen, do you even know how to shoot a little?” I say “I can.” Each outpost has a combat schedule, so that in the event of an attack, everyone knows where he should stand. Один у окна стоит, один там стоит, у ворот, третий – на втором этаже. One stands at the window, one stands there, at the gate, the third is on the second floor. Тоесть, по этому описанию все четко сказано, где кто должен находиться. That is, according to this description, everything is clearly stated where who should be. Меня поставили во внутреннем здании у окна. I was placed in the inner building by the window. Тоесть, когда уже все будет уничтожено, я должен с пистолетом Макаровским отстреливаться неизвестно от кого. That is, when everything is already destroyed, I have to shoot back with a Makarovsky pistol from no one knows who. Но все уже уничтожено, потому что они должны пройти забор, ворота и так далее… But everything is already destroyed, because they have to pass the fence, the gate and so on... Илья: Кто «они»?

Макс: Эти неизвестные, которые в масках приближаются. Max: Those masked strangers are approaching.

Рядом находился пехотный полк, который решил провести военные учения и забыл предупредить об этом пограничников. There was an infantry regiment nearby, which decided to conduct military exercises and forgot to warn the border guards about this. Илья: Я хотел бы добавить для слушателей «Лингвиста», что Макс исключительно хорошо поработал над редакцией русской солдатской речи.

Обычно, через каждое второе слово идет такое слово, которое вы не найдете ни в одном словаре. Usually, after every second word there is a word that you will not find in any dictionary. Слушайте Высоцкого. Listen to Vysotsky. Макс: Да.

Там же район Чечено-Ингушетии. There is also a region of Checheno-Ingushetia. И это район очнь напряженный. И до сегодняшнего дня беспокойный. And still restless to this day. Там можно всего было ожидать. Предположить, что пехотный полк проводит учения и забыл предупредить об этом пограничников… Значит, когда я работал в Кремле, там тоже произошел забавный случай. To assume that an infantry regiment is conducting exercises and forgot to warn the border guards about this ... So, when I worked in the Kremlin, a funny incident also happened there. Я смотрю расписание Бурбулиса на следующий день, смотрю, ничего особенного. I look at the schedule of Burbulis for the next day, I look, nothing special. Ну, думаю, что мне приходить в 10 утра, маятьсяв приемной, я прийду чуть-чуть попозже. Well, I think that I should come at 10 in the morning, toil in the waiting room, I will come a little bit later. Прихожу в 15 минут 11-го, помощники встречают меня: «Где ты ходишь, где ты ходишь? I arrive at 15 minutes past 11, the assistants meet me: “Where do you go, where do you go? У него американский посол» He has an American ambassador." Илья: У Бурбулиса?

Макс: У Бурбулиса, да.

А я попросил разрешения у начальника протокольного отдела в Кремль приходить без пиджака и галстука. And I asked permission from the head of the protocol department to come to the Kremlin without a jacket and tie. Я ходил в рубашке с короткими рукавами , закатанные рукава немножко. I went in a shirt with short sleeves, rolled up the sleeves a little. Илья: Конечно, иностранец, ему можно. Ilya: Of course, a foreigner, he can.

Макс: Когда мне об этом сказали, я в этой рубашке с короткими рукавами захожу в кабинет Бурбулиса, молча, сажусь сбоку за столик, выкладываю магнитофон, включаю. Max: When I was told about this, I go into Burbulis's office in this shirt with short sleeves, silently, sit down at the side of the table, lay out the tape recorder, turn it on.

Бурбулис не реагирует естественно, он знает кто я такой. Сидит американец, посол. An American is sitting, Ambassador. Я уже забыл как его фамилия, в «Чужаке…» он есть. I already forgot what his last name is, in "The Outsider ..." he is. Илья: В книге «Чужак в Кремле»? Ilya: In the book Stranger in the Kremlin?

Макс: Да.

В «Чужак в Кремле» у меня это есть, и сидит дама и переводчик. In "The Stranger in the Kremlin" I have it, and there is a lady and an interpreter. Я включаю магнитофон, я все записываю. I turn on the tape recorder, I record everything. Я еще боюсь, что вдруг что-то не так с магнитоыоном, я все еще и записываю. I'm still afraid that suddenly something is wrong with the magneto, I'm still recording. И когда я об этом написал в Канаде в своем обозрении, меня редактор спросил «Слушай, а кто там был от ЦРУ?» Я говорю: «Понятия не имею» Он говорит: «А американцы вообще знали кто ты такой?» Я говорю: «Мне тоже об этом неизвестно» Он говорит: «Госдепартамент будет очень недоволен» Я говорю: «Ну я-то не работаю на госдепартамент. And when I wrote about this in Canada in my review, the editor asked me, “Listen, who was there from the CIA?” I say: “I have no idea.” He says: “Did the Americans even know who you are?” I say, “I don't know about this either.” He says, “The State Department will be very unhappy.” I say, “Well, I don't work for the State Department. Это их забота» Но я могу сказать такую вещь, что ни один из помощников Бурбулиса, тоесть, никто из ФСБ… This is their concern.” But I can say such a thing that none of Burbulis’s assistants, that is, none of the FSB… Илья: ФСБ – это Федеральная Служба Безопасности Росии. Ilya: The FSB is the Federal Security Service of Russia.

Макс: Да.

Никто из ФСБ никогда не создавал мне никаких сложностей. No one from the FSB has ever created any difficulties for me. Никогда не мешал моей работе. Никогда никто не придирался. Мы летали с Бурбулисом и в Воркуту, и в Сочи, и в Дагомыс, как я тебе говорил – никто не делал никаких пакостей. We flew with Burbulis to Vorkuta, and to Sochi, and to Dagomys, as I told you - no one did any dirty tricks. Помощники Бурбулиса – да, а, немотря на то, что с органами госбезопасности у меня были большие проблемы, в будущей моей жизни в Советском союзе, и когда произошел гениальный… Assistants of Burbulis - yes, but despite the fact that I had big problems with the state security agencies, in my future life in the Soviet Union, and when a brilliant ... Илья: В будущей твоей жизни? Ilya: In your future life?

Макс: В прошлой, да. Max: In the past, yes.

В прошлой жизни в моей в Советском союзе, произошел очень любопытный диалог. In my past life in the Soviet Union, a very curious dialogue took place. Генерал-полковник Круглик – это первый заместитель главкома пограничных войск Росии, 97-й год, и он мне говорит… Он очень деликатный человек. Очень. Highly. Илья: Ты вернулся к той ситуации, когда ты был в пограничных войсках? Ilya: Have you returned to the situation when you were in the border troops?

Макс: Он очень деликатный человек, когда касается всего.

И он мне говорит: «Макс, вы извините меня пожалуйста, но прежде, чем послать вас на афганскую границу – вы все-таки понимаете, ситуация там достаточно сложная – я бы хотел попросить вашего разрешения проверить вас через наших соседей» Весь разгоавор происходит на Лубянской площади, в здании бывшего КГБ, потому что при Советском… And he says to me: "Max, please excuse me, but before sending you to the Afghan border - you still understand that the situation there is quite complicated - I would like to ask your permission to check you through our neighbors" The whole conversation takes place on Lubyanka Square, in the building of the former KGB, because under the Soviet ... Илья: В Москве.

Макс: В москве, да.

В здании бывшего КГБ. Илья: Слово «Лубянка» наверное 50-60 лет приводило в дрожь многих людей.

Очень много людей погибло в зданиях этого… Макс: Очень много там было кровавых дел.

И в советское время пограничники относились к Комитету Государственной Безопасности. And in Soviet times, the border guards belonged to the State Security Committee. Илья: Они подчинялись этому комитету? Ilya: Did they report to this committee?

Макс: Да, это было одно из управлений КГБ. Max: Yes, it was one of the KGB departments.

Потом Ельцин им дал свободу и сейчас погранцы снова стали одним из управлений Федеральной Службы Безопасности. Then Yeltsin gave them freedom, and now the border guards have again become one of the departments of the Federal Security Service. А тогда они были независимы. And then they were independent. Но занимали 2 других подъезда. But they occupied 2 other entrances.