×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.


image

"Волшебник из Страны Оз" (The Wizard of Oz by Frank Baum), В поисках Злой Волшебницы (Глава 12)

В поисках Злой Волшебницы (Глава 12)

Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их по улицам Изумрудного Города к городским воротам, где их встретил Страж. Он отомкнул своим ключом очки, сложил их в зеленый ящик и учтиво распахнул перед путешественниками городские ворота.

- По какой дороге надо идти, чтобы попасть во владения Злой Волшебницы Запада? - спросила Стража Дороти.

- Туда нет дороги, - отвечал Страж. - В те края никому не хочется отправляться по доброй воле.

- Как же мы ее отыщем? - забеспокоилась Дороти.

- Не волнуйтесь. Когда вы окажетесь в Стране Мигунов, она сама разыщет вас и обратит в рабство.

- Как бы не так! - воскликнул Страшила. - Мы решили ее уничтожить.

- Это меняет дело, - отозвался Страж. - Поскольку ни у кого, кроме вас, таких намерений не возникало, я был уверен, что с вами она обойдется как с остальными. Но берегитесь, эта старая ведьма на редкость хитра и зла, она обязательно постарается разрушить ваши планы. Ступайте на закат солнца, и вы рано или поздно встретитесь с ней.

Друзья поблагодарили Стража, попрощались с ним и двинулись на запад. Они шли по зеленым лугам, где росли маргаритки и лютики. На Дороти было то самое шелковое платье, которое на нее надела Служанка во дворце, но теперь девочка с удивлением заметила, что из зеленого оно стало белым. Белыми стали и ленточка, и колокольчик на шее у Тотошки.

Вскоре стены Изумрудного Города исчезли позади. Идти становилось все труднее, а в этих краях не было ни домов, ни ферм, ни возделываемых полей.

Днем путникам негде было укрыться от жаркого солнца, вокруг были только горы и камни. Когда наступил вечер, Дороти, Лев и Тотошка легли обессилевшие на выжженную траву, а Страшила и Железный Дровосек остались нести дозор.

У Злой Волшебницы Запада был один единственный глаз, но он был мощный, как телескоп, и она видела им все. В этот вечер она сидела на крылечке своего желтого замка и оглядывала владения. Вдруг она увидела Дороти и ее друзей, расположившихся на ночлег на одной из окраин ее страны. Это зрелище рассердило Волшебницу Запада, и она свистнула в серебряный свисток, который носила на шее.

Тотчас же к замку примчалась свора серых волков. У них были быстрые ноги, острые клыки и свирепые морды.

- Бегите на восток, там найдете незваных пришельцев. Разорвите их в клочья, - скомандовала старуха.

- Разве ты не собираешься обратить их в рабство? - спросил Вожак своры.

- Нет, - ответила Волшебница. - Один набит соломой, другой сделан из железа, третья - девчонка, четвертый - Лев. От них мне никакого толка не будет, так что растерзайте их, и дело с концом.

- Будет сделано, - рявкнул Вожак и кинулся выполнять приказ, а за ним его свора.

К счастью. Страшила и Железный Дровосек не спали и вовремя заметили приближение врагов.

- Сейчас я с ними разберусь, - сказал Железный Дровосек Страшиле. - Прячься за меня, а я их встречу!

Он схватил свой остро наточенный топор, и, когда на него бросился Вожак, Железный Дровосек взмахнул им и отрубил волку голову. Не успел он поднять топор, как на него бросился следующий волк и тоже остался без головы. В своре было сорок волков, и ровно сорок раз взмахнул Дровосек топором, после чего сражение окончилось - все волки лежали мертвыми.

Дровосек положил топор на землю и присел рядом со Страшилой, который заметил:

- Неплохо, неплохо, друг мой! Нарубил ты дров на славу!

Они стали ждать, когда настанет утро и проснется Дороти. Девочка открыла глаза и к испугу своему увидела, что вокруг валяются косматые волки без голов. Железный Дровосек рассказал ей, что произошло, и она от души поблагодарила его. Затем она позавтракала, и компания продолжила путь.

Тем же утром Злая Волшебница вышла из замка и глянула своим всевидящим оком. Оказалось, что ее верные волки все до единого перебиты, а пришельцы как ни в чем не бывало продолжают путь. Она еще больше разозлилась и дунула дважды в серебряный свисток. Сразу же к ней слетелась огромная стая диких ворон, отчего небо потемнело. Злая Волшебница обратилась к Предводителю стаи:

- Летите на восток, выклюйте глаза чужестранцам, разорвите их на части.

Огромная стая птиц полетела туда, куда им было ведено. Увидев их, Дороти испугалась, но Страшила сказал:

- Теперь настал мой черед. Ложитесь на землю и не бойтесь ничего.

Они так и сделали, а Страшила остался стоять, раскинув руки в стороны. Сначала вороны испугались его, как птицы пугаются огородных чучел, но главная ворона каркнула:

- Это набитое соломой пугало. Сейчас я выклюю ему глаза.

С этими словами Предводитель ринулся на Страшилу, но тот схватил его за голову и свернул ему шею. Предводитель испустил дух, но другая ворона попыталась ударить Страшилу клювом. Не тут-то было. Страшила свернул шею и ей. Сорок ворон вылетело на восток по приказу Злой Волшебницы, и теперь все они валялись мертвыми у ног Страшилы. Он разрешил своим друзьям подняться, и они пошли дальше.

Обнаружив, что все ее верные вороны погибли, Злая Волшебница пришла в неописуемую ярость. Она схватила свой свисток и свистнула трижды.

Тотчас в воздухе раздалось гудение, и к дворцу прилетел огромный рой черных пчел.

- Летите к чужестранцам, - крикнула Злая Волшебница, - и жальте, жальте их до смерти!

Рой загудел и снялся с места, взяв путь на восток выполнять приказ.

Первым заметил их приближение Дровосек, а Страшила быстро смекнул, что надо сделать.

- Вынимай из меня солому, - сказал он Железному Дровосеку, - и накрой ею Дороти, Льва и Тотошку. Солома защитит их от пчел.

Дровосек не стал мешкать и быстро сделал то, что от него требовалось. После этого он выпрямился и стал ждать черных пчел. Когда они подлетели, то обнаружили, что жалить им некого, кроме Дровосека. Они набросились на него с остервенением и обломали свои жала о его железное тело. А поскольку без жал пчелы жить не могут, вскоре у ног Дровосека, словно кучка золы, лежали останки пчелиного роя.

Лев, Дороти и Тотошка выбрались из своего укрытия, девочка помогла Дровосеку снова набить соломой Страшилу, и отряд двинулся в путь.

Увидев своим глазом-телескопом горстку мертвых пчел. Злая Волшебница чуть не сошла с ума от бессильной злости. Она топала ногами и скрежетала зубами, не зная, что и придумать. В конце концов она кликнула полтора десятка Мигунов и, вооружив их копьями, велела идти на восток и уничтожить пришельцев.

Мигуны не отличались храбростью, но им поневоле пришлось подчиниться. Они шли с копьями наперевес, пока не увидели путешественников. Тогда Лев издал грозный рев и сделал прыжок в их сторону. Мигуны так перепугались, что побросали свои копья и ринулись наутек.

Когда они, понурив головы, вернулись во дворец, Злая Волшебница больно высекла каждого розгами и отправила обратно работать, а сама крепко призадумалась, как быть. Она никак не могла понять, почему все ее замыслы потерпели неудачу, но она была хитрой волшебницей и наконец поняла, что надо сделать.

В ее буфете хранилась Золотая Шапка, украшенная рубинами и изумрудами. Это была волшебная шапка. Тот, кому она принадлежала, мог три раза вызвать Летучих Обезьян, готовых выполнить любое желание. Злая Волшебница Запада уже дважды пользовалась их помощью. Первый раз Летучие Обезьяны помогли ей покорить Мигунов и обратить их в рабство. Второй раз она вызывала их, чтобы заставить отступить армию великого Оза. Теперь у нее оставалось последнее желание. Злой Волшебнице страшно не хотелось расставаться с Золотой Шапкой, и она решила прибегнуть к ее магии, только когда выяснилось, что никакие другие средства не помогают. Когда ее волки, вороны и пчелы погибли, а слуги бежали без оглядки от рычания Трусливого Льва, ей стало ясно, что без Летучих Обезьян не обойтись.

Злая Волшебница вынула Шапку из буфета и надела себе на голову. Потом встала на левую ногу и сказала:

- Эппи-пеппи-как!

Затем встала на правую ногу и произнесла:

- Хилло-холло-хелло!

После этого встала на обе ноги и завизжала:

- Зиззи-зуззи-зук!

Колдовство сработало. Небо мигом потемнело, и послышались гул, шум, свист, болтовня и смех. А когда эта туча опустилась на землю и снова выглянуло солнце, оказалось, что Злая Волшебница окружена несметным множеством Летучих Обезьян. Предводитель приблизился к Злой Волшебнице.

- Ты вызвала нас в третий, и последний раз. Чего же ты от нас хочешь?

- В моих владениях появились незваные гости. Летите и уничтожьте их всех до одного, кроме Льва, - распорядилась Волшебница. - Льва доставьте мне в замок, я буду запрягать его, как лошадь, - пусть работает.

- Слушаем и повинуемся, - сказал Предводитель, и Летучие Обезьяны, хохоча и болтая, взмыли в небо и полетели на восток.

Летучие Обезьяны отлично знали свое дело. Одни набросились на Железного Дровосека, схватили его и взлетели с ним в воздух. Оказавшись над скалистой местностью, они бросили его вниз с большой высоты. При падении он так разбился о камни, что не мог ни пошевелиться, ни даже простонать.

Другие Обезьяны напали на Страшилу. Они ловко выпотрошили из него солому, а шляпу, башмаки и одежду свернули в узелок и забросили на верхушку высокого-превысокого дерева.

Остальные Обезьяны, вооружившись крепкими веревками, обмотали ими Льва так, что он не мог не то что сопротивляться, а даже пошевелиться. Затем несколько Обезьян поднялись с ним в воздух и полетели обратно на запад. Они доставили его в замок Волшебницы, где его поместили в железную клетку с крепкими прутьями.

Дороти стояла с Тотошкой в руках, с ужасом наблюдая, как расправляются Летучие Обезьяны с ее дорогими друзьями, понимая, что вот-вот настанет и ее черед. Предводитель стаи подлетел к ней и уже протянул свои длинные волосатые руки, его лицо искривила злобная ухмылка, но в этот момент он увидел на ее лбу знак от поцелуя Доброй Волшебницы Севера. Он резко остановился, сделав своим приятелям знак не трогать девочку.

- Мы не смеем обидеть ее, - пояснил он другим Обезьянам. - Ее защищают Силы Добра, а Добро сильнее Зла. Мы только можем доставить ее в замок Волшебницы Запада и оставить там.

Осторожно, бережно, заботливо они помчали Дороти по воздуху, и не успела девочка оглянуться, как Обезьяны аккуратно опустили ее на землю у замка. После этого Предводитель Летучих Обезьян обратился к Волшебнице Запада с такими словами:

- Мы сделали все, что могли. Мы уничтожили Железного Дровосека и Страшилу. Лев крепко связан и находится в клетке. Но мы не в силах причинить вред ни девочке, ни собачке, которую она держит в руках. Твоя власть над нами кончилась, больше ты нас никогда не увидишь.

Разглядев алый след от поцелуя на лбу Дороти, Злая Волшебница встревожилась не на шутку. Это означало, что не только Летучие Обезьяны, но и она сама не может ничего поделать с девочкой. А когда она обнаружила вдобавок, что на ногах у девочки серебряные башмачки, то задрожала от страха. Она знала, какими чудесными свойствами они обладают. Сначала старухе захотелось бросить все и бежать куда глаза глядят. Но мельком взглянув на девочку, она обратила внимание на ее простодушный взор, и ей показалось, что та не догадывается о том, каким мощным оружием обладает. Поэтому колдунья злобно усмехнулась и подумала: "Я все равно сделаю ее своей рабыней, потому что ей и невдомек, что башмачки-то волшебные!" Она сказала Дороти строгим голосом:

- А ну-ка пойдем со мной. И заруби себе на носу: если ты не будешь меня слушаться, то я сделаю с тобой то, что Обезьяны сделали со Страшилой и Железным Дровосеком.

Дороти проследовала за ней через множество великолепных залов и комнат замка, пока они не пришли на кухню, где Волшебница приказала ей чистить кастрюли и сковородки, подметать пол и постоянно поддерживать огонь.

Дороти не посмела возражать. Она решила делать все, что ни прикажет Злая Волшебница. Она была рада, что та оставила ей жизнь.

Нагрузив работой Дороти, Волшебница решила, что теперь самое время пойти на задворки и постараться запрячь Льва. Ей пришла в голову блестящая мысль заставить его возить свою карету. Но когда она открыла дверь клетки. Лев испустил грозное рычание и бросился на нее с такой яростью, что старая ведьма еле-еле успела выскочить из клетки и захлопнуть за собой дверь.

- Если ты не станешь возить мою карету, - пригрозила она ему через прутья, - я уморю тебя голодом. Не будешь меня слушаться - не получишь пищи.

По ее распоряжению Льва не кормили. Каждый день она подходила к клетке и спрашивала:

- Будешь возить мою карету?

На что Лев неизменно отвечал:

- Нет. Только сунься ко мне в клетку, я тебя укушу!

Лев держался так стойко, потому что по вечерам, когда злая старуха засыпала, Дороти приносила ему еду из буфета. Поужинав, Лев опускался на соломенную подстилку, а Дороти ложилась рядом и клала голову на его мягкую косматую гриву. Они долго беседовали, утешая друг друга в своих горестях и пытаясь придумать план побега. Но из замка было не выбраться. День и ночь его охраняли Мигуны: они были верными рабами Злой Волшебницы и страшно боялись ослушаться ее.

День-деньской Дороти трудилась на кухне, и нередко Злая Волшебница угрожала побить ее старым зонтиком, который она всегда носила с собой. На самом деле она боялась ударить девочку, памятуя о следе поцелуя Волшебницы Севера, но Дороти не знала об этом и очень боялась и за себя, и за Тотошку. Однажды старуха ударила песика зонтиком, и он в отместку укусил ее за ногу. Из прокушенного места не пошла кровь: старуха была такой злобной и вредной, что вся кровь, что была в ней, высохла много лет назад.

Для Дороти наступили черные дни. Она понимала, что теперь ей и подавно не вернуться домой в Канзас. Иногда она сидела часы напролет и горько плакала, а Тотошка у ее ног то и дело заглядывал ей в глаза и уныло скулил, давая понять, как он сочувствует своей хозяйке. Тотошке было все равно, где жить - в Канзасе или Стране Оз, лишь бы рядом с ним была Дороти. Но он видел, что девочка страдает, и оттого страдал и сам.

Злой Волшебнице страшно хотелось завладеть серебряными башмачками, которые носила Дороти. Пчелы, волки и вороны валялись бездыханными. Золотая Шапка потеряла свои чудесные свойства, но если бы Злой Волшебнице достались серебряные башмачки, это возместило бы с лихвой потерю всего остального. Она постоянно следила, не снимет ли Дороти башмачки, чтобы можно было их украсть. Но Дороти так гордилась ими, что снимала их только когда принимала ванну или ложилась спать. Но старуха очень боялась темноты и потому не могла даже подумать, что можно войти в комнату Дороти, когда та спит, и взять башмачки. Воды же она боялась еще больше, чем темноты, и пока Дороти купалась, держалась от нее подальше. Она не только никогда не умывалась сама, но вообще делала все, чтобы на нее не попадала даже капля воды.

Волшебница Запада была на редкость хитрой и коварной особой, и она задумала план, который помог бы ей завладеть желанными башмачками. Посреди кухни она натянула железную проволоку, а потом с помощью колдовства сделала ее невидимой. И вот однажды Дороти, не ведая беды, шла по кухне. Вдруг она споткнулась о невидимую преграду и растянулась во весь рост. Девочка не ушиблась, но один из ее серебряных башмачков соскочил с ноги, и, прежде чем Дороти успела опомниться, старуха подхватила его и надела на свою костлявую ногу.

Злая Волшебница была в восторге. Даже если бы Дороти знала, как действуют волшебные башмачки, одного все равно было бы мало, чтобы отомстить старухе.

Девочка, увидев, что произошло, рассердилась и крикнула Волшебнице:

- Отдайте мой башмачок!

- Ни за что! - воскликнула та. - Теперь это мой башмачок.

- Вы противная старуха! - сказала Дороти. - Вы не имеете права!

- Подумаешь! - рассмеялась Волшебница. - Все равно башмачок останется у меня, а в один прекрасный день я отберу у тебя и второй! Попомни мои слова - непременно отберу!

Услышав эту угрозу, Дороти так рассердилась, что схватила ведро с водой и окатила старуху с головы до ног.

Та испустила вопль ужаса и, к великому изумлению Дороти, стала на глазах уменьшаться.

- Посмотри, что ты натворила! - крикнула старуха. - Теперь я растаю!

- Извините, я не хотела, - смущенно пробормотала Дороти, испуганно глядя, как Злая Волшебница тает, словно кусок коричневого сахара.

- Разве ты не знала, что в воде моя погибель? - простонала Волшебница.

- Конечно, нет, - сказала Дороти. - Откуда мне было это знать?

- Ну так знай, что еще немного, и от меня ничего не останется, и замок станет твоим. Я всегда была хитрой и коварной, но не могла и подумать, что меня уничтожит маленькая девчонка. Ты посмотри, полюбуйся, что ты наделала...

С этими словами Злая Волшебница осела на пол бесформенной бурой массой и стала растекаться лужей по чистым доскам кухонного пола. Увидев, что она почти вся растаяла, Дороти окатила пол из другого ведра и стала убирать грязь. Потом она вымела остатки за порог. Подобрав серебряный башмачок, Дороти вымыла его и насухо вытерла тряпкой, а затем снова надела на ногу. Обретя столь неожиданным образом свободу, она побежала к клетке и сообщила Льву, что царство Злой Волшебницы кончилось и они больше не пленники.


В поисках Злой Волшебницы (Глава 12) Şər ifritə axtarışında (12-ci fəsil) Auf der Suche nach der bösen Zauberin (Kapitel 12) In Search of the Wicked Sorceress (Chapter 12) En busca de la bruja malvada (capítulo 12) À la recherche de la méchante sorcière (chapitre 12) Alla ricerca della strega cattiva (capitolo 12) 悪い魔女を探して(第12章) Em busca da Bruxa Má (Capítulo 12) Kötü Cadının Peşinde (Bölüm 12)

Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их по улицам Изумрудного Города к городским воротам, где их встретил Страж. Yaşıl Bığlı Əsgər onları Zümrüd Şəhərin küçələri ilə şəhər darvazalarına apardı və burada onları Mühafizəçi qarşıladı. The Green Whiskers soldier led them through the streets of the Emerald City to the city gates, where they were met by the Guardian. Он отомкнул своим ключом очки, сложил их в зеленый ящик и учтиво распахнул перед путешественниками городские ворота. He unlocked his glasses with his key, put them in a green box, and politely opened the city gates for the travelers. Aprì gli occhiali con la sua chiave, li piegò in una scatola verde e aprì cortesemente le porte della città ai viaggiatori.

- По какой дороге надо идти, чтобы попасть во владения Злой Волшебницы Запада? "Which road do you have to take to get into the domain of the Wicked Witch of the West?" - спросила Стража Дороти. Dorothy asked the Guardian.

- Туда нет дороги, - отвечал Страж. “There is no road there,” answered the Guardian. - Non c'è modo di entrare", ha risposto il Guardiano. - В те края никому не хочется отправляться по доброй воле. “No one wants to go to those parts of their own free will.

- Как же мы ее отыщем? - How do we find her? - забеспокоилась Дороти. Dorothy was worried.

- Не волнуйтесь. - Don't worry. Когда вы окажетесь в Стране Мигунов, она сама разыщет вас и обратит в рабство. When you find yourself in the Land of Winkies, she herself will find you and turn you into slavery. Una volta arrivati nella Terra dei Migun, lei stessa vi rintraccerà e vi renderà schiavi.

- Как бы не так! - Egal wie! - No matter how! - воскликнул Страшила. exclaimed the Scarecrow. - Мы решили ее уничтожить. We have decided to destroy it.

- Это меняет дело, - отозвался Страж. “That changes things,” said the Guardian. - Questo fa la differenza", ha dichiarato il Guardian. - Поскольку ни у кого, кроме вас, таких намерений не возникало, я был уверен, что с вами она обойдется как с остальными. - Da niemand außer dir solche Absichten hatte, war ich mir sicher, dass sie dich wie die anderen behandeln würde. - Since no one but you had such intentions, I was sure that she would treat you like the rest. - Dato che nessuno, a parte te, aveva queste intenzioni, ero sicuro che ti avrebbe trattato come gli altri. Но берегитесь, эта старая ведьма на редкость хитра и зла, она обязательно постарается разрушить ваши планы. Aber Vorsicht, diese alte Hexe ist extrem gerissen und böse, sie wird definitiv versuchen, deine Pläne zu zerstören. But beware, this old witch is extremely cunning and evil, she will definitely try to destroy your plans. Ma attenzione, questa vecchia strega è raramente astuta e malvagia, cercherà sicuramente di rovinare i vostri piani. Ступайте на закат солнца, и вы рано или поздно встретитесь с ней. Step into the sunset and sooner or later you will meet her. Seguite il tramonto e prima o poi la incontrerete.

Друзья поблагодарили Стража, попрощались с ним и двинулись на запад. Friends thanked the Guardian, said goodbye to him and moved west. Gli amici ringraziarono il Guardiano, lo salutarono e si diressero verso ovest. Они шли по зеленым лугам, где росли маргаритки и лютики. They walked through green meadows where daisies and buttercups grew. Camminarono attraverso prati verdi dove crescevano margherite e ranuncoli. На Дороти было то самое шелковое платье, которое на нее надела Служанка во дворце, но теперь девочка с удивлением заметила, что из зеленого оно стало белым. Dorothy trug das gleiche Seidenkleid, das die Magd im Palast angezogen hatte, aber jetzt stellte das Mädchen überrascht fest, dass es von grün zu weiß geworden war. Dorothy was wearing the same silk dress that the maid had put on in the palace, but now the girl was surprised to notice that it had turned from green to white. Белыми стали и ленточка, и колокольчик на шее у Тотошки. Both the ribbon and the bell around Totoshka's neck became white.

Вскоре стены Изумрудного Города исчезли позади. Soon the walls of the Emerald City disappeared behind. Идти становилось все труднее, а в этих краях не было ни домов, ни ферм, ни возделываемых полей. Es wurde immer schwieriger, zu Fuß zu gehen, und in dieser Gegend gab es keine Häuser, Bauernhöfe oder bewirtschaftete Felder. The going became more and more difficult, and in these parts there were no houses, no farms, no cultivated fields.

Днем путникам негде было укрыться от жаркого солнца, вокруг были только горы и камни. During the day, travelers had nowhere to hide from the hot sun, there were only mountains and stones around. Durante il giorno i viaggiatori non avevano un posto dove ripararsi dal sole cocente, c'erano solo montagne e rocce intorno. Когда наступил вечер, Дороти, Лев и Тотошка легли обессилевшие на выжженную траву, а Страшила и Железный Дровосек остались нести дозор. When evening came, Dorothy, the Lion, and Toto lay exhausted on the scorched grass, while the Scarecrow and the Tin Woodman remained on guard. Quando giunse la sera, Dorothy, il Leone e Toto si sdraiarono esausti sull'erba secca, mentre lo Spaventapasseri e l'Uomo di latta rimasero a fare la guardia.

У Злой Волшебницы Запада был один единственный глаз, но он был мощный, как телескоп, и она видела им все. Die böse Zauberin des Westens hatte ein einziges Auge, aber es war so mächtig wie ein Fernrohr, und sie sah damit alles. The Wicked Witch of the West had one single eye, but it was as powerful as a telescope and she could see everything with it. L'Incantatrice dell'Ovest aveva un solo occhio, ma potente come un telescopio, con il quale vedeva tutto. В этот вечер она сидела на крылечке своего желтого замка и оглядывала владения. That evening, she sat on the porch of her yellow castle and looked around the property. Вдруг она увидела Дороти и ее друзей, расположившихся на ночлег на одной из окраин ее страны. Suddenly she saw Dorothy and her friends camped out for the night on one of the outskirts of her country. Это зрелище рассердило Волшебницу Запада, и она свистнула в серебряный свисток, который носила на шее. This sight annoyed the Witch of the West, and she whistled into the silver whistle she wore around her neck.

Тотчас же к замку примчалась свора серых волков. Immediately, a pack of gray wolves rushed to the castle. Immediatamente un branco di lupi grigi si precipitò al castello. У них были быстрые ноги, острые клыки и свирепые морды. They had quick feet, sharp fangs, and ferocious muzzles.

- Бегите на восток, там найдете незваных пришельцев. - Run to the east, there you will find uninvited aliens. Разорвите их в клочья, - скомандовала старуха. Tear them to shreds, the old woman commanded.

- Разве ты не собираешься обратить их в рабство? "Aren't you going to enslave them?" - спросил Вожак своры. - asked the Packmaster.

- Нет, - ответила Волшебница. - Один набит соломой, другой сделан из железа, третья - девчонка, четвертый - Лев. - One is stuffed with straw, the other is made of iron, the third is a girl, the fourth is a lion. От них мне никакого толка не будет, так что растерзайте их, и дело с концом. Sie werden mir nichts nützen, also reiß sie in Stücke und das war's. They won't do me any good, so tear them to pieces and that's it.

- Будет сделано, - рявкнул Вожак и кинулся выполнять приказ, а за ним его свора. - It will be done," the Packmaster bellowed, and rushed to carry out the order, followed by his pack. - Sarà fatto", sbraitò il capobranco e si precipitò ad eseguire l'ordine, seguito dal suo branco.

К счастью. Luckily. Страшила и Железный Дровосек не спали и вовремя заметили приближение врагов. Scarecrow and Tin Man were awake and noticed the approach of their enemies in time.

- Сейчас я с ними разберусь, - сказал Железный Дровосек Страшиле. „Jetzt kümmere ich mich um sie,“ sagte der Blechholzfäller zu Vogelscheuche. - I'll deal with them now," said the Tin Man to Scarecrow. - Ora me ne occupo io", disse l'Uomo di latta allo Spaventapasseri. - Прячься за меня, а я их встречу! - You hide behind me and I'll meet them!

Он схватил свой остро наточенный топор, и, когда на него бросился Вожак, Железный Дровосек взмахнул им и отрубил волку голову. Er ergriff seine scharfkantige Axt, und als der Anführer sich auf ihn stürzte, schwang der Blechholzfäller damit und schlug dem Wolf den Kopf ab. He seized his sharp-edged axe, and as the Leader lunged at him, the Tin Woodman swung it and cut off the wolf's head. Afferrò la sua ascia affilata e, mentre il capobranco si lanciava contro di lui, l'Uomo di Latta la brandì e tagliò la testa del lupo. Не успел он поднять топор, как на него бросился следующий волк и тоже остался без головы. Bevor er Zeit hatte, die Axt zu heben, stürmte der nächste Wolf auf ihn zu und blieb ebenfalls ohne Kopf zurück. No sooner had he raised his axe than the next wolf lunged at him and left him headless as well. В своре было сорок волков, и ровно сорок раз взмахнул Дровосек топором, после чего сражение окончилось - все волки лежали мертвыми. There were forty wolves in the pack, and exactly forty times the Woodcutter swung his ax, after which the battle ended - all the wolves lay dead.

Дровосек положил топор на землю и присел рядом со Страшилой, который заметил: The woodcutter put his axe on the ground and crouched down next to Scarecrow, who noticed:

- Неплохо, неплохо, друг мой! - Not bad, not bad, my friend! Нарубил ты дров на славу! You've chopped a lot of wood!

Они стали ждать, когда настанет утро и проснется Дороти. They began to wait for morning to come and for Dorothy to wake up. Девочка открыла глаза и к испугу своему увидела, что вокруг валяются косматые волки без голов. The girl opened her eyes and to her fright she saw that there were headless wolves lying around. La ragazza aprì gli occhi e, spaventata, vide che c'erano dei lupi senza testa in giro. Железный Дровосек рассказал ей, что произошло, и она от души поблагодарила его. The Tin Man told her what had happened, and she thanked him heartily. Затем она позавтракала, и компания продолжила путь. Then she had breakfast and the company continued on their way.

Тем же утром Злая Волшебница вышла из замка и глянула своим всевидящим оком. Am selben Morgen kam die Böse Hexe aus dem Schloss und schaute mit ihrem allsehenden Auge. That same morning, the Wicked Witch came out of the castle and looked with her all-seeing eye. Оказалось, что ее верные волки все до единого перебиты, а пришельцы как ни в чем не бывало продолжают путь. It turned out that her faithful wolves were all killed to the last, and the aliens continued on their way as if nothing had happened. Она еще больше разозлилась и дунула дважды в серебряный свисток. She got even more angry and blew twice on the silver whistle. Сразу же к ней слетелась огромная стая диких ворон, отчего небо потемнело. Immediately, a huge flock of wild crows flew towards her, causing the sky to darken. Злая Волшебница обратилась к Предводителю стаи: The Evil Enchantress turned to the Leader of the Pack:

- Летите на восток, выклюйте глаза чужестранцам, разорвите их на части. - Fly east, turn out the eyes of the strangers, tear them apart.

Огромная стая птиц полетела туда, куда им было ведено. Ein riesiger Vogelschwarm flog dorthin, wo sie hingeführt wurden. A huge flock of birds flew where they were led. Увидев их, Дороти испугалась, но Страшила сказал: Seeing them, Dorothy was frightened, but the Scarecrow said:

- Теперь настал мой черед. - Jetzt bin ich an der Reihe. - Now it's my turn. Ложитесь на землю и не бойтесь ничего. Lie down on the ground and fear nothing.

Они так и сделали, а Страшила остался стоять, раскинув руки в стороны. They did so, and the Scarecrow remained standing with his arms spread out to the sides. Сначала вороны испугались его, как птицы пугаются огородных чучел, но главная ворона каркнула: At first the crows were frightened of him, as birds are frightened of vegetable garden scarecrows, but the chief crow cawed:

- Это набитое соломой пугало. - It's a scarecrow stuffed with straw. Сейчас я выклюю ему глаза. Now I will gouge out his eyes.

С этими словами Предводитель ринулся на Страшилу, но тот схватил его за голову и свернул ему шею. With these words, the Leader rushed at the Scarecrow, but he grabbed him by the head and twisted his neck. Con queste parole, il Primarca si lanciò contro lo Spaventapasseri, ma questi lo afferrò per la testa e gli spezzò il collo. Предводитель испустил дух, но другая ворона попыталась ударить Страшилу клювом. Der Anführer starb, aber eine andere Krähe versuchte, die Vogelscheuche mit ihrem Schnabel zu schlagen. The leader let out a gasp, but another crow tried to hit Scarecrow with its beak. Il capo emise un rantolo, ma un altro corvo cercò di colpire lo Spaventapasseri con il becco. Не тут-то было. Es war nicht da. That's not the case. Страшила свернул шею и ей. Die Vogelscheuche verdrehte auch ihren Hals. The Scarecrow twisted her neck too. Сорок ворон вылетело на восток по приказу Злой Волшебницы, и теперь все они валялись мертвыми у ног Страшилы. Forty crows had flown eastward at the command of the Wicked Enchantress, and now they all lay dead at the feet of the Scarecrow. Он разрешил своим друзьям подняться, и они пошли дальше. He allowed his friends to get up and they went on their way.

Обнаружив, что все ее верные вороны погибли, Злая Волшебница пришла в неописуемую ярость. Finding that all of her loyal ravens were dead, the Wicked Enchantress became indescribably furious. Она схватила свой свисток и свистнула трижды. She grabbed her whistle and whistled three times.

Тотчас в воздухе раздалось гудение, и к дворцу прилетел огромный рой черных пчел. Immediately, there was a buzzing sound in the air, and a huge swarm of black bees flew towards the palace.

- Летите к чужестранцам, - крикнула Злая Волшебница, - и жальте, жальте их до смерти! „Flieh zu den Fremden“, rief die böse Hexe, „und bemitleide sie, bemitleide sie zu Tode!“ - Fly to the strangers," shouted the Evil Enchantress, "and pity, pity them to death!

Рой загудел и снялся с места, взяв путь на восток выполнять приказ. Roy brüllte und rannte davon, nahm den Weg nach Osten, um dem Befehl zu folgen. Roy roared and took off, taking the path to the east to carry out the order.

Первым заметил их приближение Дровосек, а Страшила быстро смекнул, что надо сделать. The Tin Man was the first to notice their approach, and Scarecrow quickly realized what had to be done.

- Вынимай из меня солому, - сказал он Железному Дровосеку, - и накрой ею Дороти, Льва и Тотошку. “Take the straw out of me,” he said to the Tin Woodman, “and cover Dorothy, Lion, and Toto with it. - "Prendi la paglia da me", disse all'Uomo di latta, "e copri Dorothy, il Leone e Toto con essa". Солома защитит их от пчел. The straw will protect them from the bees.

Дровосек не стал мешкать и быстро сделал то, что от него требовалось. The woodsman didn't hesitate and quickly did what was required of him. После этого он выпрямился и стал ждать черных пчел. After that, he straightened up and waited for the black bees. Когда они подлетели, то обнаружили, что жалить им некого, кроме Дровосека. When they flew up, they found that they had no one to sting, except for the Woodcutter. Quando si alzarono in volo, scoprirono di non avere nessuno da pungere, se non l'Uomo di latta. Они набросились на него с остервенением и обломали свои жала о его железное тело. They pounced on him with a frenzy and broke off their stings on his iron body. А поскольку без жал пчелы жить не могут, вскоре у ног Дровосека, словно кучка золы, лежали останки пчелиного роя. And since bees can't live without stings, soon the remains of a bee swarm lay at the feet of the Woodcutter like a pile of ash.

Лев, Дороти и Тотошка выбрались из своего укрытия, девочка помогла Дровосеку снова набить соломой Страшилу, и отряд двинулся в путь. The Lion, Dorothy, and Toto got out of their hiding place, the girl helped the Tin Man stuff the Scarecrow with straw again, and the troop moved on. Il Leone, Dorothy e Toto uscirono dal loro nascondiglio, la ragazza aiutò l'Uomo di latta a riempire di nuovo lo Spaventapasseri con la paglia e il gruppo proseguì.

Увидев своим глазом-телескопом горстку мертвых пчел. Seeing with his telescope eye a handful of dead bees. Злая Волшебница чуть не сошла с ума от бессильной злости. Die böse Zauberin wurde fast verrückt vor ohnmächtiger Wut. The evil Enchantress nearly went mad with impotent anger. Она топала ногами и скрежетала зубами, не зная, что и придумать. She stomped her feet and gritted her teeth, not knowing what to think of. В конце концов она кликнула полтора десятка Мигунов и, вооружив их копьями, велела идти на восток и уничтожить пришельцев. Am Ende rief sie ein halbes Dutzend Winkies herbei, bewaffnete sie mit Speeren und befahl ihnen, nach Osten zu gehen und die Außerirdischen zu vernichten. In the end, she called a half dozen Winkies and, arming them with spears, ordered them to go east and destroy the aliens.

Мигуны не отличались храбростью, но им поневоле пришлось подчиниться. Die Winkies waren nicht für ihre Tapferkeit bekannt, aber sie mussten widerwillig gehorchen. The Miguns were not known for their bravery, but they were forced to submit. Они шли с копьями наперевес, пока не увидели путешественников. They walked with spears drawn until they saw the travelers. Тогда Лев издал грозный рев и сделал прыжок в их сторону. Then the Lion let out a formidable roar and made a leap towards them. Мигуны так перепугались, что побросали свои копья и ринулись наутек. Die Winkies waren so verängstigt, dass sie ihre Speere fallen ließen und wegliefen. The Miguns were so frightened that they dropped their spears and ran away.

Когда они, понурив головы, вернулись во дворец, Злая Волшебница больно высекла каждого розгами и отправила обратно работать, а сама крепко призадумалась, как быть. Als sie mit gesenkten Köpfen in den Palast zurückkehrten, peitschte die böse Zauberin alle schmerzhaft mit Stöcken und schickte sie zurück an die Arbeit, während sie selbst angestrengt überlegte, was zu tun sei. When they returned to the palace with bowed heads, the Wicked Sorceress painfully flogged everyone with rods and sent them back to work, while she herself thought hard about what to do. Quando tornarono a palazzo a testa bassa, la Strega Malvagia diede a ciascuna di loro una dolorosa frustata e le rimandò al lavoro, mentre pensava bene a cosa fare. Она никак не могла понять, почему все ее замыслы потерпели неудачу, но она была хитрой волшебницей и наконец поняла, что надо сделать. She couldn't understand why all her schemes had failed, but she was a cunning sorceress and finally realized what had to be done.

В ее буфете хранилась Золотая Шапка, украшенная рубинами и изумрудами. In her sideboard was the Golden Hat, adorned with rubies and emeralds. Это была волшебная шапка. It was a magic hat. Тот, кому она принадлежала, мог три раза вызвать Летучих Обезьян, готовых выполнить любое желание. Derjenige, dem es gehörte, konnte die Flying Monkeys dreimal herbeirufen, bereit, jeden Wunsch zu erfüllen. The one to whom it belonged could summon the Flying Monkeys three times, ready to grant any wish. Chiunque lo possedesse poteva evocare tre volte le Scimmie Volanti, pronte a esaudire qualsiasi desiderio. Злая Волшебница Запада уже дважды пользовалась их помощью. The Wicked Witch of the West had already used their help twice. Первый раз Летучие Обезьяны помогли ей покорить Мигунов и обратить их в рабство. The first time the Flying Monkeys helped her subdue the Miguns and convert them to slavery. Второй раз она вызывала их, чтобы заставить отступить армию великого Оза. The second time she summoned them was to force the retreat of the great Oz's army. Теперь у нее оставалось последнее желание. Now she had one last wish. Злой Волшебнице страшно не хотелось расставаться с Золотой Шапкой, и она решила прибегнуть к ее магии, только когда выяснилось, что никакие другие средства не помогают. Die böse Zauberin zögerte schrecklich, sich von dem Goldenen Hut zu trennen, und sie beschloss, erst dann auf ihre Magie zurückzugreifen, als sich herausstellte, dass keine anderen Mittel halfen. The Evil Enchantress did not want to part with the Golden Cap, and she decided to resort to its magic, only when it became clear that no other means did not help. Когда ее волки, вороны и пчелы погибли, а слуги бежали без оглядки от рычания Трусливого Льва, ей стало ясно, что без Летучих Обезьян не обойтись. As her wolves, crows, and bees died and her servants fled without a backward glance from the growling of the Cowardly Lion, it became clear to her that she could not do without the Flying Monkeys. Mentre i suoi lupi, i suoi corvi e le sue api morivano e i suoi servitori fuggivano senza degnare di uno sguardo il ringhio del Leone Codardo, le fu chiaro che non poteva fare a meno delle Scimmie Volanti.

Злая Волшебница вынула Шапку из буфета и надела себе на голову. The Evil Enchantress took the Cap out of the cupboard and put it on her head. Потом встала на левую ногу и сказала: Then she stood on her left foot and said:

- Эппи-пеппи-как! - Eppi-peppy-how!

Затем встала на правую ногу и произнесла: Then she stood on her right foot and said:

- Хилло-холло-хелло!

После этого встала на обе ноги и завизжала:

- Зиззи-зуззи-зук!

Колдовство сработало. Небо мигом потемнело, и послышались гул, шум, свист, болтовня и смех. The sky instantly darkened, and there was a rumble, noise, whistle, chatter and laughter. Il cielo si oscurò in un attimo e si udì un rombo, un rumore, un fischio, un chiacchiericcio e una risata. А когда эта туча опустилась на землю и снова выглянуло солнце, оказалось, что Злая Волшебница окружена несметным множеством Летучих Обезьян. And when this cloud fell to the ground and the sun came out again, it turned out that the Evil Sorceress was surrounded by a myriad of Flying Monkeys. Предводитель приблизился к Злой Волшебнице. The leader approached the Evil Enchantress.

- Ты вызвала нас в третий, и последний раз. - You summoned us for the third and final time. Чего же ты от нас хочешь? What do you want from us?

- В моих владениях появились незваные гости. - I have uninvited guests in my domain. Летите и уничтожьте их всех до одного, кроме Льва, - распорядилась Волшебница. Flieg und vernichte jeden einzelnen von ihnen, außer dem Löwen", befahl die Zauberin. Fly and destroy them all to one, except for the Lion, - the Sorceress ordered. Vola e distruggi fino all'ultimo, tranne il Leone", ordinò l'Incantatrice. - Льва доставьте мне в замок, я буду запрягать его, как лошадь, - пусть работает. - Bring the lion to my castle, I'll harness him like a horse and let him work.

- Слушаем и повинуемся, - сказал Предводитель, и Летучие Обезьяны, хохоча и болтая, взмыли в небо и полетели на восток. - We listen and obey, - said the Leader, and the Flying Monkeys, laughing and chatting, soared into the sky and flew to the east.

Летучие Обезьяны отлично знали свое дело. The Flying Monkeys knew their business very well. Одни набросились на Железного Дровосека, схватили его и взлетели с ним в воздух. Some jumped on the Tin Woodman, grabbed him and flew him into the air. Оказавшись над скалистой местностью, они бросили его вниз с большой высоты. Once over a rocky area, they threw him down from a great height. При падении он так разбился о камни, что не мог ни пошевелиться, ни даже простонать. As he fell, he crashed so hard against the rocks that he couldn't move or even moan.

Другие Обезьяны напали на Страшилу. The other Monkeys attacked Scarecrow. Они ловко выпотрошили из него солому, а шляпу, башмаки и одежду свернули в узелок и забросили на верхушку высокого-превысокого дерева. They deftly gutted the straw out of it, and rolled the hat, shoes and clothes into a bundle and threw it to the top of a tall, tall tree. Gli sventrarono abilmente la paglia, arrotolarono il cappello, le scarpe e i vestiti in un fagotto e lo gettarono in cima a un albero altissimo.

Остальные Обезьяны, вооружившись крепкими веревками, обмотали ими Льва так, что он не мог не то что сопротивляться, а даже пошевелиться. The rest of the Monkeys, armed with strong ropes, wrapped them around the Lion so that he could not resist or even move. Le altre scimmie, armate di forti corde, le avvolsero intorno al Leone in modo che non potesse resistere, nemmeno muoversi. Затем несколько Обезьян поднялись с ним в воздух и полетели обратно на запад. Then several Monkeys took to the air with him and flew back west. Они доставили его в замок Волшебницы, где его поместили в железную клетку с крепкими прутьями. They took him to the Enchantress' castle, where they placed him in an iron cage with strong bars.

Дороти стояла с Тотошкой в руках, с ужасом наблюдая, как расправляются Летучие Обезьяны с ее дорогими друзьями, понимая, что вот-вот настанет и ее черед. Dorothy stood with Toto in her arms, watching in horror as the Flying Monkeys massacred her dear friends, realizing that her turn was about to come. Dorothy rimase in piedi con Toto in braccio, guardando con orrore le Scimmie Volanti che massacravano i suoi cari amici, rendendosi conto che stava per arrivare il suo turno. Предводитель стаи подлетел к ней и уже протянул свои длинные волосатые руки, его лицо искривила злобная ухмылка, но в этот момент он увидел на ее лбу знак от поцелуя Доброй Волшебницы Севера. The leader of the pack flew up to her and already stretched out his long hairy arms, his face twisted into an evil grin, but at that moment he saw on her forehead the mark from the kiss of the Good Sorceress of the North. Он резко остановился, сделав своим приятелям знак не трогать девочку. Er blieb abrupt stehen und bedeutete seinen Freunden, das Mädchen nicht anzufassen. He stopped abruptly, making a sign to his buddies not to touch the girl.

- Мы не смеем обидеть ее, - пояснил он другим Обезьянам. - We dare not offend her," he explained to the other Monkeys. - Non osiamo offenderla", spiegò alle altre scimmie. - Ее защищают Силы Добра, а Добро сильнее Зла. - It is protected by the Forces of Good, and Good is stronger than Evil. Мы только можем доставить ее в замок Волшебницы Запада и оставить там. We can only take her to the castle of the Enchantress of the West and leave her there.

Осторожно, бережно, заботливо они помчали Дороти по воздуху, и не успела девочка оглянуться, как Обезьяны аккуратно опустили ее на землю у замка. Vorsichtig, behutsam und bedächtig ließen sie Dorothy durch die Luft fliegen, und ehe sich das Mädchen versah, hatten die Affen sie sanft auf den Boden neben dem Schloss fallen lassen. Carefully, carefully, thoughtfully they swept Dorothy through the air, and before the girl knew it, the Monkeys had gently lowered her to the ground near the castle. Con attenzione, dolcemente, premurosamente, fecero volare Dorothy in aria e, prima che la ragazza se ne rendesse conto, le Scimmie la fecero scendere dolcemente a terra vicino al castello. После этого Предводитель Летучих Обезьян обратился к Волшебнице Запада с такими словами: Afterward, the Flying Monkey Leader addressed the Enchantress of the West with these words:

- Мы сделали все, что могли. Мы уничтожили Железного Дровосека и Страшилу. We destroyed the Tin Man and the Scarecrow. Лев крепко связан и находится в клетке. Lion is tightly bound and caged in. Но мы не в силах причинить вред ни девочке, ни собачке, которую она держит в руках. But we have no power to harm the girl or the doggie she is holding. Твоя власть над нами кончилась, больше ты нас никогда не увидишь. Your power over us is over, you will never see us again.

Разглядев алый след от поцелуя на лбу Дороти, Злая Волшебница встревожилась не на шутку. Als die böse Hexe das scharlachrote Kussmal auf Dorothys Stirn sah, wurde sie ernsthaft alarmiert. Seeing the scarlet kiss mark on Dorothy's forehead, the Wicked Witch became alarmed in earnest. Quando vide il segno del bacio scarlatto sulla fronte di Dorothy, la Strega Malvagia si allarmò. Это означало, что не только Летучие Обезьяны, но и она сама не может ничего поделать с девочкой. This meant that not only Flying Monkey, but she herself couldn't do anything about the girl. А когда она обнаружила вдобавок, что на ногах у девочки серебряные башмачки, то задрожала от страха. Und als sie dann auch noch entdeckte, dass das Mädchen silberne Pantoffeln an den Füßen hatte, zitterte sie vor Angst. And when she discovered, in addition, that the girl had silver shoes on her feet, she trembled with fear. Она знала, какими чудесными свойствами они обладают. She knew what marvelous properties they possessed. Сначала старухе захотелось бросить все и бежать куда глаза глядят. Zuerst wollte die alte Frau alles stehen und liegen lassen und rennen, wohin ihre Augen auch blickten. At first, the old woman wanted to drop everything and run wherever her eyes looked. Но мельком взглянув на девочку, она обратила внимание на ее простодушный взор, и ей показалось, что та не догадывается о том, каким мощным оружием обладает. Aber nach einem kurzen Blick auf das Mädchen machte sie auf ihren naiven Blick aufmerksam, und es schien ihr, als wüsste sie nicht, was für eine mächtige Waffe sie besaß. But after a quick glance at the girl, she drew attention to her ingenuous gaze, and it seemed to her that she did not know what a powerful weapon she possessed. Поэтому колдунья злобно усмехнулась и подумала: "Я все равно сделаю ее своей рабыней, потому что ей и невдомек, что башмачки-то волшебные!" So the sorceress grinned wickedly and thought, "I'll make her my slave anyway, because she doesn't even know that the shoes are magic!" Она сказала Дороти строгим голосом: She said to Dorothy in a stern voice:

- А ну-ка пойдем со мной. - Come with me. И заруби себе на носу: если ты не будешь меня слушаться, то я сделаю с тобой то, что Обезьяны сделали со Страшилой и Железным Дровосеком. Und bring dich an der Nase um: Wenn du mir nicht gehorchst, werde ich dir das antun, was die Affen der Vogelscheuche und dem Blechholzfäller angetan haben. And kill yourself on the nose: if you do not obey me, then I will do to you what the Monkeys did to the Scarecrow and the Tin Woodman. E mettiamo le cose in chiaro: se non mi ascolti, ti farò quello che le Scimmie fecero allo Spaventapasseri e all'Uomo di Latta.

Дороти проследовала за ней через множество великолепных залов и комнат замка, пока они не пришли на кухню, где Волшебница приказала ей чистить кастрюли и сковородки, подметать пол и постоянно поддерживать огонь. Dorothy followed her through the castle's many splendid halls and rooms until they came to the kitchen, where the Enchantress ordered her to clean the pots and pans, sweep the floor, and keep the fire constantly burning.

Дороти не посмела возражать. Dorothy dared not object. Она решила делать все, что ни прикажет Злая Волшебница. She decided to do whatever the Evil Enchantress told her to do. Она была рада, что та оставила ей жизнь. She was glad that the one left her alive.

Нагрузив работой Дороти, Волшебница решила, что теперь самое время пойти на задворки и постараться запрячь Льва. Nachdem sie Dorothy mit Arbeit beladen hatte, beschloss die Zauberin, dass es jetzt an der Zeit war, in den Hinterhof zu gehen und zu versuchen, den Löwen anzuspannen. Having loaded Dorothy with work, the Sorceress decided that now was the time to go to the backyard and try to harness the Lion. Dopo aver caricato Dorothy di lavoro, l'Incantatrice decise che era il momento giusto per andare nei vicoli e cercare di imbrigliare il Leone. Ей пришла в голову блестящая мысль заставить его возить свою карету. She had the brilliant idea of getting him to drive her carriage. Но когда она открыла дверь клетки. But when she opened the cage door. Лев испустил грозное рычание и бросился на нее с такой яростью, что старая ведьма еле-еле успела выскочить из клетки и захлопнуть за собой дверь. The lion let out a terrible growl and rushed at her with such fury that the old witch barely had time to jump out of the cage and slam the door behind her. Il leone emise un ringhio minaccioso e si fiondò su di lei con una tale furia che la vecchia strega ebbe appena il tempo di saltare fuori dalla gabbia e sbattere la porta dietro di sé.

- Если ты не станешь возить мою карету, - пригрозила она ему через прутья, - я уморю тебя голодом. „Wenn du meine Kutsche nicht fährst“, drohte sie ihm durch die Gitterstäbe, „werde ich dich verhungern.“ - If you will not drive my carriage," she threatened him through the bars, "I will starve you to death. Не будешь меня слушаться - не получишь пищи. If you don't obey me, you won't get any food.

По ее распоряжению Льва не кормили. By her order, the Lion was not fed. Каждый день она подходила к клетке и спрашивала: Every day she would come up to the cage and ask:

- Будешь возить мою карету? - Will you drive my carriage? - Vuoi guidare la mia carrozza?

На что Лев неизменно отвечал: To which Lev invariably replied:

- Нет. Только сунься ко мне в клетку, я тебя укушу! Setz dich einfach in meinen Käfig, ich beiße dich! You come in my cage, I'll bite you! Se entri nella mia gabbia, ti mordo!

Лев держался так стойко, потому что по вечерам, когда злая старуха засыпала, Дороти приносила ему еду из буфета. The lion held on so steadfastly because in the evenings, when the wicked old woman fell asleep, Dorothy brought him food from the cupboard. Поужинав, Лев опускался на соломенную подстилку, а Дороти ложилась рядом и клала голову на его мягкую косматую гриву. After supper, the Lion would sink down on the straw bed, and Dorothy would lie down beside him and lay her head on his soft, braided mane. Они долго беседовали, утешая друг друга в своих горестях и пытаясь придумать план побега. They talked for a long time, comforting each other in their sorrows and trying to come up with an escape plan. Но из замка было не выбраться. But there was no getting out of the castle. День и ночь его охраняли Мигуны: они были верными рабами Злой Волшебницы и страшно боялись ослушаться ее. Day and night it was guarded by the Miguns: they were loyal slaves of the Evil Enchantress and were terribly afraid to disobey her.

День-деньской Дороти трудилась на кухне, и нередко Злая Волшебница угрожала побить ее старым зонтиком, который она всегда носила с собой. Tag für Tag schuftete Dorothy in der Küche, und oft drohte die Böse Hexe, sie mit dem alten Regenschirm zu schlagen, den sie immer bei sich trug. Day after day Dorothy labored in the kitchen, and often the Wicked Witch threatened to beat her with the old umbrella she always carried with her. На самом деле она боялась ударить девочку, памятуя о следе поцелуя Волшебницы Севера, но Дороти не знала об этом и очень боялась и за себя, и за Тотошку. In fact, she was afraid to hit the girl, remembering the trace of the kiss of the Witch of the North, but Dorothy did not know about this and was very afraid for herself and for Toto. Однажды старуха ударила песика зонтиком, и он в отместку укусил ее за ногу. One day, the old woman hit the dog with an umbrella, and in retaliation, he bit her on the leg. Из прокушенного места не пошла кровь: старуха была такой злобной и вредной, что вся кровь, что была в ней, высохла много лет назад. No blood came from the bitten place: the old woman was so vicious and harmful that all the blood she had in her had dried up years ago.

Для Дороти наступили черные дни. Dorothy has fallen on dark days. Per Dorothy, i giorni erano neri. Она понимала, что теперь ей и подавно не вернуться домой в Канзас. Ihr wurde klar, dass sie jetzt nie wieder nach Kansas zurückkehren würde. She realized she was never going home to Kansas now. Иногда она сидела часы напролет и горько плакала, а Тотошка у ее ног то и дело заглядывал ей в глаза и уныло скулил, давая понять, как он сочувствует своей хозяйке. Manchmal saß sie stundenlang da und weinte bitterlich, und Totoschka zu ihren Füßen sah ihr immer wieder in die Augen und wimmerte niedergeschlagen, was deutlich machte, wie sehr er mit seiner Geliebten sympathisierte. Sometimes she would sit for hours on end and weep bitterly, and Totoshka at her feet would look into her eyes and whimper sadly, letting her know how much he sympathized with his mistress. Тотошке было все равно, где жить - в Канзасе или Стране Оз, лишь бы рядом с ним была Дороти. Toto didn't care where he lived - in Kansas or Oz - as long as Dorothy was by his side. Но он видел, что девочка страдает, и оттого страдал и сам. But he saw that the girl was suffering, and therefore suffered himself.

Злой Волшебнице страшно хотелось завладеть серебряными башмачками, которые носила Дороти. The Wicked Enchantress was terribly anxious to get hold of the silver slippers Dorothy wore. Пчелы, волки и вороны валялись бездыханными. Bienen, Wölfe und Krähen lagen leblos da. Bees, wolves and crows lay lifeless. Золотая Шапка потеряла свои чудесные свойства, но если бы Злой Волшебнице достались серебряные башмачки, это возместило бы с лихвой потерю всего остального. Der Goldene Hut verlor seine wundersamen Eigenschaften, aber wenn die böse Hexe silberne Schuhe bekam, würde dies den Verlust von allem anderen mehr als ausgleichen. The Golden Hat lost its miraculous properties, but if the Wicked Witch got silver shoes, it would more than compensate for the loss of everything else. Il Cappello d'Oro aveva perso le sue meravigliose proprietà, ma se la Strega Malvagia avesse ottenuto le scarpette d'argento, avrebbe più che compensato la perdita di tutto il resto. Она постоянно следила, не снимет ли Дороти башмачки, чтобы можно было их украсть. She was constantly watching to see if Dorothy would take off her slippers so she could steal them. Но Дороти так гордилась ими, что снимала их только когда принимала ванну или ложилась спать. But Dorothy was so proud of them that she only took them off when she took a bath or went to bed. Но старуха очень боялась темноты и потому не могла даже подумать, что можно войти в комнату Дороти, когда та спит, и взять башмачки. Aber die alte Frau hatte große Angst vor der Dunkelheit und konnte daher nicht einmal daran denken, dass es möglich war, Dorothys Zimmer zu betreten, wenn sie schlief, und ihre Schuhe zu nehmen. But the old woman was very afraid of the dark and therefore could not even think that it was possible to enter Dorothy's room when she was sleeping and take her shoes. Воды же она боялась еще больше, чем темноты, и пока Дороти купалась, держалась от нее подальше. She was even more afraid of the water than the dark, and while Dorothy bathed, she kept her distance. Она не только никогда не умывалась сама, но вообще делала все, чтобы на нее не попадала даже капля воды. Not only did she never wash herself, but in general she did everything so that even a drop of water would not fall on her.

Волшебница Запада была на редкость хитрой и коварной особой, и она задумала план, который помог бы ей завладеть желанными башмачками. The sorceress of the West was an extremely cunning and treacherous person, and she conceived a plan that would help her take possession of the coveted shoes. L'Incantatrice dell'Ovest era una persona straordinariamente astuta e subdola e concepì un piano che l'avrebbe aiutata a entrare in possesso delle ambite scarpette. Посреди кухни она натянула железную проволоку, а потом с помощью колдовства сделала ее невидимой. Mitten in der Küche spannte sie einen Eisendraht und machte ihn dann mit Hilfe von Zauberei unsichtbar. In the middle of the kitchen, she strung an iron wire, and then with the help of sorcery she made it invisible. И вот однажды Дороти, не ведая беды, шла по кухне. And then one day Dorothy was walking through the kitchen, unaware of the trouble. Вдруг она споткнулась о невидимую преграду и растянулась во весь рост. Plötzlich stolperte sie über eine unsichtbare Barriere und streckte sich zu ihrer vollen Größe aus. Suddenly she stumbled over an invisible barrier and stretched out to her full height. Девочка не ушиблась, но один из ее серебряных башмачков соскочил с ноги, и, прежде чем Дороти успела опомниться, старуха подхватила его и надела на свою костлявую ногу. The girl was not hurt, but one of her silver slippers slipped off her foot, and before Dorothy could recover herself, the old woman grabbed it and put it on her bony foot.

Злая Волшебница была в восторге. The Wicked Enchantress was delighted. Даже если бы Дороти знала, как действуют волшебные башмачки, одного все равно было бы мало, чтобы отомстить старухе. Selbst wenn Dorothy wüsste, wie die magischen Schuhe funktionieren, würde einer immer noch nicht ausreichen, um sich an der alten Frau zu rächen. Even if Dorothy knew how the magic shoes work, one would still not be enough to take revenge on the old woman.

Девочка, увидев, что произошло, рассердилась и крикнула Волшебнице: The girl, seeing what happened, became angry and shouted to the Enchantress:

- Отдайте мой башмачок!

- Ни за что! - No way! - воскликнула та. - she exclaimed. - Теперь это мой башмачок.

- Вы противная старуха! - You nasty old woman! - сказала Дороти. - Вы не имеете права! - You have no right!

- Подумаешь! - Big deal! - рассмеялась Волшебница. - Все равно башмачок останется у меня, а в один прекрасный день я отберу у тебя и второй! - I'll still have the shoe, and one day I'll take the other one away from you! Попомни мои слова - непременно отберу! Mark my words - I will certainly take it away!

Услышав эту угрозу, Дороти так рассердилась, что схватила ведро с водой и окатила старуху с головы до ног. Hearing this threat, Dorothy became so angry that she grabbed a bucket of water and doused the old woman from head to toe.

Та испустила вопль ужаса и, к великому изумлению Дороти, стала на глазах уменьшаться. Sie stieß einen Entsetzensschrei aus und begann zu Dorothys großem Erstaunen vor ihren Augen zusammenzuschrumpfen. She let out a scream of horror and, to Dorothy's great amazement, began to shrink before her eyes.

- Посмотри, что ты натворила! - Look what you've done! - крикнула старуха. - shouted the old woman. - Теперь я растаю!

- Извините, я не хотела, - смущенно пробормотала Дороти, испуганно глядя, как Злая Волшебница тает, словно кусок коричневого сахара. - I'm sorry, I didn't mean to," Dorothy mumbled embarrassedly, watching the Wicked Witch melt away like a lump of brown sugar.

- Разве ты не знала, что в воде моя погибель? - Didn't you know that my death is in the water? - простонала Волшебница. - moaned the Enchantress.

- Конечно, нет, - сказала Дороти. - Откуда мне было это знать?

- Ну так знай, что еще немного, и от меня ничего не останется, и замок станет твоим. - Well, know that a little more, and there will be nothing left of me, and the castle will become yours. Я всегда была хитрой и коварной, но не могла и подумать, что меня уничтожит маленькая девчонка. I've always been cunning and sneaky, but I never thought I'd be destroyed by a little girl. Ты посмотри, полюбуйся, что ты наделала... Schau dir an, was du getan hast... You look, admire what you have done ...

С этими словами Злая Волшебница осела на пол бесформенной бурой массой и стала растекаться лужей по чистым доскам кухонного пола. Mit diesen Worten ließ sich die böse Hexe als unförmige braune Masse auf dem Boden nieder und begann, sich als Pfütze auf den sauberen Dielen des Küchenbodens auszubreiten. With these words, the Wicked Sorceress sank to the floor in a shapeless brown mass and began to spread in a puddle on the clean planks of the kitchen floor. Con queste parole, la Strega Malvagia si posò a terra come una massa marrone informe e cominciò a spargersi come una pozzanghera sulle assi pulite del pavimento della cucina. Увидев, что она почти вся растаяла, Дороти окатила пол из другого ведра и стала убирать грязь. Seeing that it was almost all melted, Dorothy doused the floor from another bucket and began to remove the dirt. Потом она вымела остатки за порог. Then she swept the remains out the door. Poi spazzò i resti oltre la soglia. Подобрав серебряный башмачок, Дороти вымыла его и насухо вытерла тряпкой, а затем снова надела на ногу. Picking up the silver slipper, Dorothy washed it and wiped it dry with a rag, then put it back on her foot. Обретя столь неожиданным образом свободу, она побежала к клетке и сообщила Льву, что царство Злой Волшебницы кончилось и они больше не пленники. Als sie auf so unerwartete Weise Freiheit fand, rannte sie zum Käfig und informierte den Löwen, dass das Königreich der bösen Zauberin vorbei war und sie keine Gefangenen mehr waren. Having gained her freedom in such an unexpected way, she ran to the cage and informed the Lion that the Evil Enchantress' kingdom was over and they were no longer prisoners.