×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.


image

"Волшебник из Страны Оз" (The Wizard of Oz by Frank Baum), Страшное маковое поле (Глава 8)

Страшное маковое поле (Глава 8)

Наступило утро, вселив в путников свежие силы и новые надежды. Дороти замечательно позавтракала персиками и сливами, которыми были усыпаны деревья у реки. Дремучий лес остался позади, впереди открывалась прекрасная, солнечная страна, манившая их вперед, в Изумрудный Город.

Правда, чтобы попасть в эти очаровательные места, надо было сначала переплыть через реку, но плот был уже почти готов. Железный Дровосек скрепил бревна между собой, и можно было пускаться в плавание. Посреди плота устроилась Дороти с Тотошкой на коленях. Когда на плот ступил Трусливый Лев, самодельное судно накренилось, потому что Лев был крупным зверем, но Страшила и Железный Дровосек быстро встали на другой конец плота и уравновесили его. У каждого из них двоих было в руках по шесту, чтобы отталкиваться от дна реки и направлять плот.

Сначала все шло без сучка без задоринки, но когда плот оказался на середине реки, сильное течение стало уносить его все дальше и дальше от дороги из желтого кирпича. К тому же река становилась все глубже и глубже, и шесты уже не всегда доставали до дна.

- Плохо дело! - изрек Железный Дровосек. - Если так будет продолжаться и дальше, река принесет нас во владения Злой Волшебницы Запада. Она заколдует нас и обратит в рабство.

- И тогда я не получу мозгов, - огорчился Страшила.

- А я храбрости, - сказал Трусливый Лев.

- А я сердца, - вздохнул Железный Дровосек.

- А я никогда-никогда не вернусь в Канзас, - прибавила Дороти.

- Нам обязательно надо попасть в Изумрудный Город! - воскликнул Страшила и с такой силой вонзил свой шест в илистое дно, что тот застрял, и прежде чем Страшила успел его выдернуть, плот уплыл, а Страшила так и остался висеть на шесте посреди реки.

- Прощайте, друзья! - крикнул он вслед плоту, к великому огорчению тех, кто остался на нем. Железный Дровосек уже был готов заплакать, но вовремя вспомнил, что может заржаветь, и потому быстро вытер слезы передником Дороти.

Положение Страшилы было из рук вон плохо. "Сейчас мне, пожалуй, куда хуже, чем до встречи с Дороти, - грустно размышлял он, повиснув на шесте. - Тогда я торчал посреди кукурузного поля и мог по крайней мере сделать вид, что работаю - пугаю ворон. Но какой толк от меня посреди реки? Боюсь, мне теперь никогда не получить мозгов". Тем временем плот все плыл и плыл по течению, и наконец Трусливый Лев сказал:

- Надо что-то делать. Давайте я прыгну в воду и поплыву к берегу, а вы возьмитесь за мой хвост и держитесь покрепче.

С этими словами Лев бросился в воду. Железный Дровосек ухватился за его хвост. Лев поплыл к берегу, взяв плот на буксир. Он был большой и сильный, но плыть ему было нелегко. Постепенно, однако, плот миновал стремнину. Дороти взяла шест Дровосека и стала подталкивать плот к берегу. Наконец они причалили и выбрались на сушу. Друзья порядком устали. К тому же течение далеко отнесло их от дороги из желтого кирпича.

- Что же нам теперь делать? - растерянно спросил Железный Дровосек, пока Лев прилег на травку немного обсушиться на солнышке.

- Нам обязательно надо вернуться на дорогу, - решила Дороти.

- Лучше всего идти по берегу реки, тогда мы не заблудимся, - подал голос Лев.

Когда друзья как следует отдохнули, Дороти взяла свою корзинку, и они пошли по лужайке вдоль реки к тому самому месту, где должна быть дорога. Вокруг цвели цветы и росли фруктовые деревья. Ярко светило солнце. Если бы не печальное происшествие со Страшилой, все были бы очень довольны.

Они шли быстрым шагом. Дороти наклонилась, чтобы сорвать особенно понравившийся ей цветок. В этот момент Железный Дровосек крикнул:

- Смотрите!

Они взглянули туда, куда он указал, и увидели, что посреди реки на шесте по-прежнему висит Страшила. Вид у него был очень несчастный и одинокий.

- Как же нам его спасти? - задумалась Дороти.

На это Лев и Дровосек только растерянно покачали головами. Друзья сели у самой воды и стали грустно смотреть на своего друга. Мимо пролетал аист. Увидев путников, он подлетел к ним и приземлился.

- Кто вы такие и куда держите путь? - спросил Аист.

- Я Дороти, - ответила девочка, - а это мои друзья - Железный Дровосек и Трусливый Лев. Мы идем в Изумрудный Город.

- Изумрудный Город совсем в другой стороне, - сообщил Аист, удивленно глядя на странную группу.

- Это я знаю, - сказала Дороти, - но мы потеряли нашего друга Страшилу и теперь думаем, как его спасти.

- Где же он? - поинтересовался Аист.

- На шесте посреди реки.

- Если бы он был полегче, я мог бы слетать и принести его вам, - заметил Аист.

- Но Страшила очень легкий! - вскричала Дороти. - Он же набит соломой. Если вы принесете его нам, мы будем вам очень благодарны.

- Ну что ж, попробую, - согласился Аист. - Но учтите: если он все-таки окажется тяжелым, мне придется бросить его в реку.

Большая птица взмыла в воздух и подлетела к Страшиле, молча висевшему на шесте. Затем, ухватив его клювом за шиворот. Аист поднялся с ним в воздух и вскоре опустился на берегу, где их с нетерпением ждали путешественники.

Увидев, что он снова среди друзей. Страшила так обрадовался, что расцеловал всех, в том числе Льва и Тотошку. Когда они снова пустились в путь. Страшила приплясывал и напевал: "Тра-ля-ляТру-ля-ля!" - А я-то уже решил, что проторчу на этом шесте до конца своих дней, - признался он друзьям. - Но добрый Аист вызволил меня из беды, и, когда я получу мозги, я непременно его разыщу и постараюсь как-то отплатить за его доброту.

- Ладно, ладно, - сказал Аист. - Все это пустяки. Но теперь мне надо лететь к моим аистятам. Надеюсь, вы попадете в Изумрудный Город и великий Оз поможет вам.

- Спасибо, - только и успела произнести Дороти, потому что Аист взмыл в воздух и улетел.

Путники шли по лугу, слушали пение птиц с ярким оперением и любовались цветами. Их становилось все больше и больше, пока луг не превратился в сплошной ковер из цветов. Цветы были большие - белые, желтые, голубые, фиолетовые, но все чаще и чаще попадались алые маки.

- Какие красивые! - восхитилась Дороти, вдыхая пряный маковый аромат.

- Наверное, - отозвался Страшила. - Вот будут у меня мозги, и я, наверно, смогу лучше понимать красоту.

- Если бы у меня было сердце, я бы полюбил их всей душой, - подхватил Железный Дровосек.

- Мне всегда нравились цветы, - заметил Лев, - но таких крупных и ярких я никогда не встречал.

Постепенно другие цветы исчезли, и путешественники оказались на маковом поле. Известно, что, когда маков очень много, их аромат усыпляет человека или животное, и, если заснувшего вовремя не отнести в другое место, он может так и не проснуться. Но Дороти этого не знала и любовалась красивыми маками до тех пор, пока веки ее не отяжелели и ей не захотелось прилечь и поспать.

Но Железный Дровосек был начеку.

- Надо поскорее выбраться на дорогу из желтого кирпича, - сказал он, и Страшила полностью был с ним согласен. Они шли и шли, пока у Дороти не подкосились ноги. Ее глаза закрылись, она опустилась на траву и заснула крепким сном среди алых маков.

- Что делать? - спросил Дровосек.

- Если мы оставим ее здесь, она умрет, - сообразил Лев. - Запах этих цветов прикончит всех нас. Я, например, сам с трудом разлепляю веки, а Тотошка уже заснул.

И правда, Тотошка свернулся клубочком у ног своей хозяйки и сладко спал. На Страшилу и Железного Дровосека запах маков не действовал.

- Беги что есть силы, - велел Льву Страшила, - пока не кончится маковое поле. Мы понесем Дороти, но ты слишком тяжел, и, если упадешь, нам тебя не вытащить.

Лев вскочил на ноги и огромными прыжками понесся по полю и вскоре пропал из виду.

- Давай скрестим руки, как стул, и понесем Дороти, - предложил Страшила.

Они с Железным Дровосеком подобрали Тотошку, положили его на колени Дороти, затем посадили ее на "стул" и понесли. Они шли и шли, и казалось, маковому ковру не будет конца. Река делала крутой поворот, и когда они обогнули мыс, то увидели Льва. Он лежал среди маков и крепко спал. Силы оставили его неподалеку от края макового поля, где начинались зеленые луга.

- Какая жалость! - проговорил Страшила. - Несмотря на трусость, Лев был прекрасным товарищем. Но делать нечего, надо двигаться дальше.

Они отнесли Дороти подальше от маков и положили у самой воды, чтобы свежий ветерок поскорее привел ее в чувство, а сами уселись на берегу и стали ждать, когда она проснется.


Страшное маковое поле (Глава 8) Das gefürchtete Mohnfeld (Kapitel 8) Scary Poppy Field (Chapter 8) El temido campo de amapolas (capítulo 8) Le redoutable champ de coquelicots (chapitre 8) 恐るべきケシ畑(第8章) O temido campo de papoilas (Capítulo 8) Korkunç haşhaş tarlası (Bölüm 8) 可怕的罂粟田(第 8 章)

Наступило утро, вселив в путников свежие силы и новые надежды. The morning came, instilling fresh strength and new hopes in the travelers. Дороти замечательно позавтракала персиками и сливами, которыми были усыпаны деревья у реки. Dorothy had a wonderful breakfast of peaches and plums strewn about the trees by the river. Дремучий лес остался позади, впереди открывалась прекрасная, солнечная страна, манившая их вперед, в Изумрудный Город. The dense forest was left behind, a beautiful, sunny country opened ahead, beckoning them forward to the Emerald City.

Правда, чтобы попасть в эти очаровательные места, надо было сначала переплыть через реку, но плот был уже почти готов. True, in order to get to these charming places, one had first to swim across the river, but the raft was almost ready. Железный Дровосек скрепил бревна между собой, и можно было пускаться в плавание. The Tin Woodman fastened the logs together, and it was possible to start sailing. Посреди плота устроилась Дороти с Тотошкой на коленях. Dorothy sat in the middle of the raft with Toto on her lap. Когда на плот ступил Трусливый Лев, самодельное судно накренилось, потому что Лев был крупным зверем, но Страшила и Железный Дровосек быстро встали на другой конец плота и уравновесили его. When the Cowardly Lion stepped onto the raft, the makeshift vessel tipped because the Lion was a large animal, but the Scarecrow and the Tin Woodman quickly got to the other end of the raft and balanced it. У каждого из них двоих было в руках по шесту, чтобы отталкиваться от дна реки и направлять плот. Jeder von ihnen hatte eine Stange in der Hand, um sich vom Grund des Flusses abzustoßen und das Floß zu führen. Each of the two of them had a pole in their hands to push off from the bottom of the river and guide the raft.

Сначала все шло без сучка без задоринки, но когда плот оказался на середине реки, сильное течение стало уносить его все дальше и дальше от дороги из желтого кирпича. Zunächst lief alles reibungslos, aber als das Floß mitten im Fluss war, begann eine starke Strömung, es immer weiter von der gelben Ziegelstraße wegzutreiben. At first everything went without a hitch, but when the raft was in the middle of the river, a strong current began to carry it further and further away from the yellow brick road. К тому же река становилась все глубже и глубже, и шесты уже не всегда доставали до дна. In addition, the river became deeper and deeper, and the poles no longer always reached the bottom.

- Плохо дело! - That's bad! - изрек Железный Дровосек. said the Tin Woodman. - Если так будет продолжаться и дальше, река принесет нас во владения Злой Волшебницы Запада. “If this continues, the river will bring us to the domain of the Wicked Witch of the West. Она заколдует нас и обратит в рабство. She will bewitch us and turn us into slavery.

- И тогда я не получу мозгов, - огорчился Страшила. “And then I won’t get brains,” the Scarecrow was upset.

- А я храбрости, - сказал Трусливый Лев. “And I am courage,” said the Cowardly Lion.

- А я сердца, - вздохнул Железный Дровосек. - And I hearts - sighed the Tin Woodman.

- А я никогда-никогда не вернусь в Канзас, - прибавила Дороти. "And I'll never, never go back to Kansas," added Dorothy.

- Нам обязательно надо попасть в Изумрудный Город! - We definitely need to get to the Emerald City! - воскликнул Страшила и с такой силой вонзил свой шест в илистое дно, что тот застрял, и прежде чем Страшила успел его выдернуть, плот уплыл, а Страшила так и остался висеть на шесте посреди реки. exclaimed the Scarecrow, and with such force plunged his pole into the muddy bottom that it got stuck, and before the Scarecrow could pull it out, the raft swam away, and the Scarecrow remained hanging on the pole in the middle of the river.

- Прощайте, друзья! - Goodbye My friends! - крикнул он вслед плоту, к великому огорчению тех, кто остался на нем. er rief nach dem Floß, zum großen Leidwesen derer, die darauf zurückblieben. he called after the raft, to the great chagrin of those who remained on it. Железный Дровосек уже был готов заплакать, но вовремя вспомнил, что может заржаветь, и потому быстро вытер слезы передником Дороти. The Tin Woodman was about to cry, but in time he remembered that he might rust, and so he quickly wiped his tears with Dorothy's apron.

Положение Страшилы было из рук вон плохо. Die Situation der Vogelscheuche war sehr schlecht. The situation of the Scarecrow was very bad. "Сейчас мне, пожалуй, куда хуже, чем до встречи с Дороти, - грустно размышлял он, повиснув на шесте. "Now I'm probably much worse off than before I met Dorothy," he thought sadly, hanging on a pole. - Тогда я торчал посреди кукурузного поля и мог по крайней мере сделать вид, что работаю - пугаю ворон. - Then I was stuck in the middle of a cornfield and could at least pretend that I was working - scaring the crows. Но какой толк от меня посреди реки? But what good is me in the middle of the river? Боюсь, мне теперь никогда не получить мозгов". I'm afraid I'll never get brains now." Тем временем плот все плыл и плыл по течению, и наконец Трусливый Лев сказал: Meanwhile, the raft floated and floated with the current, and at last the Cowardly Lion said:

- Надо что-то делать. - Need to do something. Давайте я прыгну в воду и поплыву к берегу, а вы возьмитесь за мой хвост и держитесь покрепче. Let me jump into the water and swim to the shore, and you grab my tail and hold on tight.

С этими словами Лев бросился в воду. With these words, the Lion threw himself into the water. Железный Дровосек ухватился за его хвост. The Tin Woodman grabbed his tail. Лев поплыл к берегу, взяв плот на буксир. The lion swam to the shore, taking the raft in tow. Он был большой и сильный, но плыть ему было нелегко. He was big and strong, but it was not easy for him to swim. Постепенно, однако, плот миновал стремнину. Gradually, however, the raft passed the rapids. Дороти взяла шест Дровосека и стала подталкивать плот к берегу. Dorothy took the Woodcutter's pole and pushed the raft towards the shore. Наконец они причалили и выбрались на сушу. Finally they moored and got out on land. Друзья порядком устали. Friends are tired. К тому же течение далеко отнесло их от дороги из желтого кирпича. In addition, the current carried them far away from the yellow brick road.

- Что же нам теперь делать? - What do we do now? - растерянно спросил Железный Дровосек, пока Лев прилег на травку немного обсушиться на солнышке. - the Tin Woodman asked in confusion, while the Lion lay down on the grass to dry himself a little in the sun.

- Нам обязательно надо вернуться на дорогу, - решила Дороти. “We must get back on the road,” Dorothy decided.

- Лучше всего идти по берегу реки, тогда мы не заблудимся, - подал голос Лев. “It’s best to walk along the river bank, then we won’t get lost,” said the Lion.

Когда друзья как следует отдохнули, Дороти взяла свою корзинку, и они пошли по лужайке вдоль реки к тому самому месту, где должна быть дорога. When the friends had rested, Dorothy took her basket, and they walked across the lawn along the river to the very place where the road should be. Вокруг цвели цветы и росли фруктовые деревья. Flowers bloomed and fruit trees grew all around. Ярко светило солнце. The sun shone brightly. Если бы не печальное происшествие со Страшилой, все были бы очень довольны. If not for the sad incident with the Scarecrow, everyone would be very pleased.

Они шли быстрым шагом. They were walking fast. Дороти наклонилась, чтобы сорвать особенно понравившийся ей цветок. Dorothy bückte sich, um eine Blume zu pflücken, die ihr besonders gefiel. Dorothy bent down to pick a flower she particularly liked. В этот момент Железный Дровосек крикнул: At that moment the Tin Woodman called out:

- Смотрите! - Look!

Они взглянули туда, куда он указал, и увидели, что посреди реки на шесте по-прежнему висит Страшила. They looked where he pointed and saw that the Scarecrow was still hanging on a pole in the middle of the river. Вид у него был очень несчастный и одинокий. He looked very unhappy and lonely.

- Как же нам его спасти? - How can we save him? - задумалась Дороти. thought Dorothy.

На это Лев и Дровосек только растерянно покачали головами. At this, the Lion and the Woodcutter just shook their heads in confusion. Друзья сели у самой воды и стали грустно смотреть на своего друга. Friends sat down near the water and began to look sadly at their friend. Мимо пролетал аист. A stork flew by. Увидев путников, он подлетел к ним и приземлился. Seeing the travelers, he flew up to them and landed.

- Кто вы такие и куда держите путь? - Who are you and where are you going? - спросил Аист. - asked the stork.

- Я Дороти, - ответила девочка, - а это мои друзья - Железный Дровосек и Трусливый Лев. - I'm Dorothy, - the girl answered, - and these are my friends - the Tin Woodman and the Cowardly Lion. Мы идем в Изумрудный Город. We're going to the Emerald City.

- Изумрудный Город совсем в другой стороне, - сообщил Аист, удивленно глядя на странную группу. „Die Smaragdstadt liegt in einer ganz anderen Richtung“, sagte Stork und blickte überrascht auf die seltsame Gruppe. “The Emerald City is in a completely different direction,” Stork said, looking in surprise at the strange group.

- Это я знаю, - сказала Дороти, - но мы потеряли нашего друга Страшилу и теперь думаем, как его спасти. “I know that,” said Dorothy, “but we have lost our friend the Scarecrow and now we are thinking how to save him.

- Где же он? - Where is he? - поинтересовался Аист. - asked Aist.

- На шесте посреди реки. - On a pole in the middle of the river.

- Если бы он был полегче, я мог бы слетать и принести его вам, - заметил Аист. - If it was easier, I could fly and bring it to you, - said the Stork.

- Но Страшила очень легкий! - But the Scarecrow is very light! - вскричала Дороти. cried Dorothy. - Он же набит соломой. - It's stuffed with straw. Если вы принесете его нам, мы будем вам очень благодарны. If you bring it to us, we will be very grateful to you.

- Ну что ж, попробую, - согласился Аист. - Well, I'll try, - agreed the Stork. - Но учтите: если он все-таки окажется тяжелым, мне придется бросить его в реку. “But remember, if it does turn out to be heavy, I will have to throw it into the river.

Большая птица взмыла в воздух и подлетела к Страшиле, молча висевшему на шесте. A large bird took off into the air and flew up to the Scarecrow, silently hanging on a pole. Затем, ухватив его клювом за шиворот. Then, grabbing him by the collar with his beak. Аист поднялся с ним в воздух и вскоре опустился на берегу, где их с нетерпением ждали путешественники. The stork took off with him into the air and soon landed on the shore, where travelers were eagerly waiting for them.

Увидев, что он снова среди друзей. Seeing that he is among friends again. Страшила так обрадовался, что расцеловал всех, в том числе Льва и Тотошку. The scarecrow was so happy that he kissed everyone, including Leo and Toto. Когда они снова пустились в путь. When they set off again. Страшила приплясывал и напевал: "Тра-ля-ляТру-ля-ля!" The Scarecrow danced and sang: "Tra-la-laTru-la-la!" - А я-то уже решил, что проторчу на этом шесте до конца своих дней, - признался он друзьям. - Und ich habe bereits entschieden, dass ich bis ans Ende meiner Tage an dieser Stange festhalten werde, - gab er seinen Freunden zu. - And I already decided that I will stick on this pole until the end of my days, - he admitted to his friends. - Но добрый Аист вызволил меня из беды, и, когда я получу мозги, я непременно его разыщу и постараюсь как-то отплатить за его доброту. - But the good Stork got me out of trouble, and when I get brains, I will certainly find him and try to somehow repay his kindness.

- Ладно, ладно, - сказал Аист. - All right, all right, - said the Stork. - Все это пустяки. - It's all nonsense. Но теперь мне надо лететь к моим аистятам. But now I have to fly to my storks. Надеюсь, вы попадете в Изумрудный Город и великий Оз поможет вам. I hope you get to the Emerald City and the great Oz will help you.

- Спасибо, - только и успела произнести Дороти, потому что Аист взмыл в воздух и улетел. „Danke“, war alles, was Dorothy sagen konnte, denn der Storch hob ab und flog davon. “Thank you,” was all Dorothy had time to say, because the Stork took off into the air and flew away.

Путники шли по лугу, слушали пение птиц с ярким оперением и любовались цветами. Travelers walked through the meadow, listened to the singing of birds with bright plumage and admired the flowers. Их становилось все больше и больше, пока луг не превратился в сплошной ковер из цветов. There were more and more of them, until the meadow turned into a continuous carpet of flowers. Цветы были большие - белые, желтые, голубые, фиолетовые, но все чаще и чаще попадались алые маки. The flowers were large - white, yellow, blue, purple, but more and more scarlet poppies came across.

- Какие красивые! - So beautiful! - восхитилась Дороти, вдыхая пряный маковый аромат. Dorothy admired, inhaling the spicy poppy aroma.

- Наверное, - отозвался Страшила. “Probably,” said the Scarecrow. - Вот будут у меня мозги, и я, наверно, смогу лучше понимать красоту. “I’ll have brains, and I’ll probably be able to understand beauty better.”

- Если бы у меня было сердце, я бы полюбил их всей душой, - подхватил Железный Дровосек. “If I had a heart, I would love them with all my soul,” said the Tin Woodman.

- Мне всегда нравились цветы, - заметил Лев, - но таких крупных и ярких я никогда не встречал. “I have always liked flowers,” Lev remarked, “but I have never seen such large and bright ones.

Постепенно другие цветы исчезли, и путешественники оказались на маковом поле. Gradually the other flowers disappeared, and the travelers found themselves in a field of poppies. Известно, что, когда маков очень много, их аромат усыпляет человека или животное, и, если заснувшего вовремя не отнести в другое место, он может так и не проснуться. Wenn es viele Mohnblumen gibt, ist bekannt, dass ihr Duft einen Menschen oder ein Tier in Schlaf versetzt, und wenn sie nicht rechtzeitig woanders hingebracht werden, wachen sie vielleicht nie wieder auf. It is known that when there are a lot of poppies, their aroma lulls a person or animal, and if the person who fell asleep is not taken to another place in time, he may never wake up. Но Дороти этого не знала и любовалась красивыми маками до тех пор, пока веки ее не отяжелели и ей не захотелось прилечь и поспать. But Dorothy did not know this, and admired the beautiful poppies until her eyelids grew heavy and she felt like lying down and sleeping.

Но Железный Дровосек был начеку. But the Tin Woodman was on the alert.

- Надо поскорее выбраться на дорогу из желтого кирпича, - сказал он, и Страшила полностью был с ним согласен. “We need to get out on the yellow brick road as soon as possible,” he said, and the Scarecrow agreed with him completely. Они шли и шли, пока у Дороти не подкосились ноги. They walked and walked until Dorothy's legs gave out. Ее глаза закрылись, она опустилась на траву и заснула крепким сном среди алых маков. Her eyes closed, she sank down on the grass and fell into a sound sleep among the scarlet poppies.

- Что делать? - What to do? - спросил Дровосек. asked the Woodcutter.

- Если мы оставим ее здесь, она умрет, - сообразил Лев. “If we leave her here, she will die,” Lev realized. - Запах этих цветов прикончит всех нас. - The smell of these flowers will kill us all. Я, например, сам с трудом разлепляю веки, а Тотошка уже заснул. For example, I can hardly open my eyelids myself, but Totoshka has already fallen asleep.

И правда, Тотошка свернулся клубочком у ног своей хозяйки и сладко спал. Indeed, Totoshka curled up at the feet of his mistress and slept soundly. На Страшилу и Железного Дровосека запах маков не действовал. The Scarecrow and the Tin Woodman were not affected by the smell of poppies.

- Беги что есть силы, - велел Льву Страшила, - пока не кончится маковое поле. „Lauf so schnell du kannst“, sagte die Vogelscheuche zum Löwen, „bis das Mohnfeld aufgebraucht ist. “Run as fast as you can,” the Scarecrow told the Lion, “until the poppy field runs out. Мы понесем Дороти, но ты слишком тяжел, и, если упадешь, нам тебя не вытащить. Wir tragen Dorothy, aber du bist zu schwer, und wenn du fällst, können wir dich nicht herausholen. We'll carry Dorothy, but you're too heavy and if you fall, we can't get you out.

Лев вскочил на ноги и огромными прыжками понесся по полю и вскоре пропал из виду. Der Löwe sprang auf und raste mit riesigen Sprüngen über das Feld und verschwand bald aus dem Blickfeld. The lion jumped to his feet and rushed across the field with huge leaps and soon disappeared from sight.

- Давай скрестим руки, как стул, и понесем Дороти, - предложил Страшила. "Let's cross our arms like a chair and carry Dorothy," suggested the Scarecrow.

Они с Железным Дровосеком подобрали Тотошку, положили его на колени Дороти, затем посадили ее на "стул" и понесли. He and the Tin Woodman picked up Toto, put him in Dorothy's lap, then put her on the "chair" and carried her. Они шли и шли, и казалось, маковому ковру не будет конца. They walked and walked, and it seemed that the poppy carpet would never end. Река делала крутой поворот, и когда они обогнули мыс, то увидели Льва. Der Fluss machte eine scharfe Biegung, und als sie das Kap umrundeten, sahen sie den Löwen. The river made a sharp turn, and when they rounded the cape, they saw the Lion. Он лежал среди маков и крепко спал. He lay among the poppies and slept soundly. Силы оставили его неподалеку от края макового поля, где начинались зеленые луга. Die Einsatzkräfte verließen ihn nicht weit vom Rand des Mohnfeldes, wo grüne Wiesen begannen. The forces left him not far from the edge of the poppy field, where green meadows began.

- Какая жалость! - What a pity! - проговорил Страшила. said the Scarecrow. - Несмотря на трусость, Лев был прекрасным товарищем. - Despite the cowardice, Leo was an excellent comrade. Но делать нечего, надо двигаться дальше. But there is nothing to do, we must move on.

Они отнесли Дороти подальше от маков и положили у самой воды, чтобы свежий ветерок поскорее привел ее в чувство, а сами уселись на берегу и стали ждать, когда она проснется. Sie trugen Dorothy von den Mohnblumen weg und legten sie in der Nähe des Wassers nieder, damit eine frische Brise sie schnell wieder zur Besinnung bringen würde, und sie selbst setzten sich ans Ufer und warteten, bis sie aufwachte. They carried Dorothy away from the poppies and laid her down near the water's edge, so that a fresh breeze would quickly bring her to her senses, and they themselves sat down on the bank and waited for her to wake up.