×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.


image

"Капитанская дочка" Пушкин (The Captain's Daughter), Глава I. Сержант гвардии (часть 1)

Глава I. Сержант гвардии (часть 1)

— Был бы гвардии он завтра ж капитан.

— Того не надобно; пусть в армии послужит.

— Изрядно сказано!

пускай его потужит...

* * *

Да кто его отец?

(Княжнин)

* * *

Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17.. году.

С тех пор жил он в своей Симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина. Нас было девять человек детей. Все мои братья и сестры умерли во младенчестве. Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя В., близкого нашего родственника. Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук. В то время воспитывались мы не по-нонешнему. С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки. Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля. В это время батюшка нанял для меня француза, мосье Бопре, которого выписали из Москвы вместе с годовым запасом вина и прованского масла. Приезд его сильно не понравился Савельичу. «Слава богу, — ворчал он про себя, — кажется, дитя умыт, причесан, накормлен. Куда как нужно тратить лишние деньги и нанимать мусье, как будто и своих людей не стало!» Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour être outchitel, не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т. е. (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. Мы тотчас поладили, и хотя по контракту обязан он был учить меня по-французски, по-немецки и всем наукам, но он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, — и потом каждый из нас занимался уже своим делом. Мы жили душа в душу. Другого ментора я и не желал.

Но вскоре судьба нас разлучила, и вот по какому случаю: Прачка Палашка, толстая и рябая девка, и кривая коровница Акулька как-то согласились в одно время кинуться матушке в ноги, винясь в преступной слабости и с плачем жалуясь на мусье, обольстившего их неопытность.

Матушка шутить этим не любила и пожаловалась батюшке. У него расправа была коротка. Он тотчас потребовал каналью француза. Доложили, что мусье давал мне свой урок. Батюшка пошел в мою комнату. В это время Бопре спал на кровати сном невинности. Я был занят делом. Надобно знать, что для меня выписана была из Москвы географическая карта. Она висела на стене безо всякого употребления и давно соблазняла меня шириною и добротою бумаги. Я решился сделать из нее змей и, пользуясь сном Бопре, принялся за работу. Батюшка вошел в то самое время, как я прилаживал мочальный хвост к Мысу Доброй Надежды. Увидя мои упражнения в географии, батюшка дернул меня за ухо, потом подбежал к Бопре, разбудил его очень неосторожно и стал осыпать укоризнами. Бопре в смятении хотел было привстать и не мог: несчастный француз был мертво пьян. Семь бед, один ответ. Батюшка за ворот приподнял его с кровати, вытолкал из дверей и в тот же день прогнал со двора, к неописанной радости Савельича. Тем и кончилось мое воспитание. Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками.


Глава I. Сержант гвардии (часть 1) Kapitel I. Sergeant of the Guard (Teil 1) Chapter I. Sergeant of the Guard (Part 1) 第一章警卫军士(上)

— Был бы гвардии он завтра ж капитан. - Wenn er ein Wachmann wäre, wäre er morgen Hauptmann. “He would have been a captain tomorrow.” - 如果他是一名后卫,他明天就会成为队长。

— Того не надобно; пусть в армии послужит. - That is not necessary; let him serve in the army. - 这不是必需的;让他在军队服役。

— Изрядно сказано! - Fairly said! - 说得好!

пускай его потужит... let it bother him ... 让他推...

* * * * * *

Да кто его отец? Who is his father? 他的父亲是谁?

(Княжнин) (Princess) (克尼亚兹宁)

* * * * * *

Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17.. году. My father, Andrei Petrovich Grinev, served in his youth under the Count Minich and retired as Prime Major at 17 .. year. 我的父亲安德烈·彼得罗维奇·格里涅夫 (Andrey Petrovich Grinev) 年轻时曾在蒙尼希伯爵手下服役,并于 1717 年以首相的身份退休。

С тех пор жил он в своей Симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина. Since then he lived in his Simbirsk village, where he married the girl Avdotya Vasilievna Yu., The daughter of a poor local nobleman. 从那以后,他住在辛比尔斯克村,在那里他娶了当地一位贫穷贵族的女儿 Avdotya Vasilyevna Yu。 Нас было девять человек детей. 我们是九个孩子。 Все мои братья и сестры умерли во младенчестве. 我所有的兄弟姐妹都在婴儿时期死去。 Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя В., близкого нашего родственника. Mother was still a belly of me, as I was already enrolled in the Semyonovsky regiment as a sergeant, by the mercy of the Major of the Guards, Prince V., a close relative of ours. 我的母亲仍然是我的肚子,因为我已经在谢苗诺夫斯基团当中士了,这要归功于近卫少校五世亲王,我们的近亲。 Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось. If, more than any hope, mother had given birth to a daughter, the father would have announced where it should be about the death of the sergeant who did not appear, and that would have ended the matter. 如果母亲生了一个女儿,那么父亲就会宣布这位未现身的中士的死讯,事情就结束了。 Я считался в отпуску до окончания наук. I was considered on leave until graduation. 我被考虑休假直到毕业。 В то время воспитывались мы не по-нонешнему. At that time we were brought up not in a different way. 那时,我们不是以现代方式长大的。 С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки. From the age of five, I was given into the hands of the aspirant Savelich, who was granted me an uncle for sober behavior. 从五岁起,我就被交到了有抱负的萨维利希的手中,他因行为清醒而被赐予我一个叔叔。 Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля. Unter seiner Aufsicht erlernte ich im zwölften Jahr die russische Alphabetisierung und konnte die Eigenschaften eines Windhundes sehr vernünftig einschätzen. Under his supervision, in the twelfth year, I learned Russian literacy and could very sensibly judge the properties of a greyhound dog. 在他的指导下,第十二年,我学会了俄语识字,可以非常理智地判断灰狗的特性。 В это время батюшка нанял для меня француза, мосье Бопре, которого выписали из Москвы вместе с годовым запасом вина и прованского масла. Zu dieser Zeit stellte der Priester einen Franzosen für mich ein, Monsieur Beaupre, der zusammen mit einem Jahresvorrat an Wein und Olivenöl aus Moskau entlassen wurde. At this time, the priest hired a Frenchman for me, Monsieur Bopre, who was discharged from Moscow along with an annual supply of wine and Provence oil. 这时,神父为我雇了一个法国人,博普雷先生,他带着一年的葡萄酒和橄榄油从莫斯科出院了。 Приезд его сильно не понравился Савельичу. Savelich gefiel seine Ankunft nicht besonders. Savelich不太喜欢他的到来。 «Слава богу, — ворчал он про себя, — кажется, дитя умыт, причесан, накормлен. „Gott sei Dank“, grummelte er vor sich hin, „scheint das Kind gewaschen, gekämmt, gefüttert zu sein. “感谢上帝,”他自言自语道,“看来孩子已经洗过、梳过、喂过了。 Куда как нужно тратить лишние деньги и нанимать мусье, как будто и своих людей не стало!» Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour être outchitel, не очень понимая значение этого слова. 哪来多花点钱雇大人,好像自己的人都没了似的!” Beaupré 在自己的国家是一名理发师,然后是普鲁士的一名士兵,然后来到俄罗斯 pour être outchitel,并没有真正理解这个词的含义。 Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. 他是个善良的人,但狂暴到了极点。 Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. 他的主要弱点是对公平性别的热情。他常常因为他的温柔而受到惊吓,为此他呻吟了一整天。 К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т. е. 此外,他不是(正如他所说的)瓶子的敌人,即 (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. (speaking in Russian) loved to sip too much. (用俄语说)喜欢喝太多。 Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. 但由于葡萄酒只在晚餐时和我们一起供应,然后是一杯,而且老师通常会随身携带,所以我的 Beaupré 很快就习惯了俄罗斯酊剂,甚至开始更喜欢它而不是他祖国的葡萄酒,不像对胃更有用。 Мы тотчас поладили, и хотя по контракту обязан он был учить меня по-французски, по-немецки и всем наукам, но он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, — и потом каждый из нас занимался уже своим делом. Мы жили душа в душу. We lived in perfect harmony. Другого ментора я и не желал.

Но вскоре судьба нас разлучила, и вот по какому случаю: Прачка Палашка, толстая и рябая девка, и кривая коровница Акулька как-то согласились в одно время кинуться матушке в ноги, винясь в преступной слабости и с плачем жалуясь на мусье, обольстившего их неопытность.

Матушка шутить этим не любила и пожаловалась батюшке. My mother did not like this joke and complained to the priest. У него расправа была коротка. Он тотчас потребовал каналью француза. Доложили, что мусье давал мне свой урок. Батюшка пошел в мою комнату. В это время Бопре спал на кровати сном невинности. Я был занят делом. Надобно знать, что для меня выписана была из Москвы географическая карта. Она висела на стене безо всякого употребления и давно соблазняла меня шириною и добротою бумаги. Я решился сделать из нее змей и, пользуясь сном Бопре, принялся за работу. Батюшка вошел в то самое время, как я прилаживал мочальный хвост к Мысу Доброй Надежды. Увидя мои упражнения в географии, батюшка дернул меня за ухо, потом подбежал к Бопре, разбудил его очень неосторожно и стал осыпать укоризнами. Бопре в смятении хотел было привстать и не мог: несчастный француз был мертво пьян. Семь бед, один ответ. Батюшка за ворот приподнял его с кровати, вытолкал из дверей и в тот же день прогнал со двора, к неописанной радости Савельича. Тем и кончилось мое воспитание. Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками.