×

Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать работу LingQ лучше. Находясь на нашем сайте, вы соглашаетесь на наши правила обработки файлов «cookie».


image

Гарри Поттер и философский камень, Глава 5. КОСОЙ ПЕРЕУЛОК

Глава 5. КОСОЙ ПЕРЕУЛОК

Глава 5. КОСОЙ ПЕРЕУЛОК

На следующее утро Гарри проснулся рано. Он знал, что уже рассвело, но не торопился открывать глаза.

«Это был сон, — твердо сказал он себе. — Мне приснилось, что ко мне приходил великан по имени Хагрид, чтобы сообщить мне, что я пойду учиться в школу волшебников. Когда я открою глаза, то окажусь дома в своем чулане».

Внезапно раздался громкий стук

«А вот и тетя Петунья», — подумал Гарри с замиранием сердца. Но глаза его все еще были закрыты. Сон был слишком хорош, чтобы просыпаться.

Тук Тук Тук

— Хорошо, — пробормотал Гарри. — Я встаю.

Он сел, и тяжелая куртка Хагрида, под которой он спал, упала на пол. Хижина была залита светом, ураган кончился, Хагрид спал на сломанной софе, а на подоконнике сидела сова с зажатой в клюве газетой и стучала когтем в окно.

Гарри вскочил с постели. Счастье распирало его изнутри, словно он проглотил воздушный шар. Гарри подошел к окну и распахнул его. Сова влетела в комнату и уронила газету прямо на Хагрида, но тот не проснулся. Затем сова спикировала на пол и набросилась на куртку Хагрида.

— Прекрати!

Гарри замахал руками, чтобы прогнать сову, но она яростно щелкнула клювом и продолжила терзать куртку.

— Хагрид! — громко позвал Гарри. — Тут сова…

— Заплати ей, — проворчал Хагрид, уткнувшись лицом в софу.

— Что?

— Она хочет, чтоб мы ей денег дали за то, что он газету притащила. Деньги в кармане.

Казалось, что куртка Хагрида состоит из одних карманов. Связки ключей, расплющенные дробинки, мотки веревки, мятные леденцы, пакетики чая… Наконец Гарри вытащил пригоршню странного вида монет.

— Дай ей пять кнатов, — сонно произнес Хагрид.

— Кнатов?

— Маленьких бронзовых монеток

Гарри отсчитал пять бронзовых монеток, и сова вытянула лапу, к которой был привязан кожаный мешочек. А затем вылетела в открытое окно.

Хагрид громко зевнул, сел и потянулся.

— Пора идти, Гарри. У нас с тобой делов куча, нам в Лондон надо смотаться да накупить тебе всяких штук, которые для школы нужны.

Гарри вертел в руках волшебные монетки, внимательно их разглядывая. Он только что подумал кое о чем, и ему показалось, что поселившийся внутри его шар счастья начал сдуваться.

— М-м-м… Хагрид?

— А? — Хагрид натягивал свои огромные башмаки.

— У меня нет денег, и вы…

Великан внимательно посмотрел на него, словно напоминая о вчерашнем уговоре. Гарри вдруг понял, что ему, всегда такому вежливому и обращающемуся на «вы» ко всем старшим, будет легко называть Хагрида на «ты». Потому что Хагрид относился к нему с большей теплотой, чем кто бы то ни было, и вел себя как друг.

— Ты слышал, что сказал вчера вечером дядя Вернон. Он не будет платить за то, чтобы я учился волшебству.

— А ты не беспокойся. — Хагрид встал и почесал голову. — Ты, что ли, думаешь, что твои родители о тебе не позаботились?

— Но если от их дома ничего не осталось…

— Да ты чо, они ж золото свое не в доме хранили! — отмахнулся Хагрид. — Короче, мы первым делом в «Гринготтс» заглянем, в наш банк Ты съешь сосиску, они и холодные очень ничего. А я, если по правде, не откажусь от кусочка твоего вчерашнего именинного торта.

— У волшебников есть свои банки?

— Только один. «Гринготтс». Там гоблины всем заправляют.

Гарри уронил кусок сосиски, который он держал руке.

— Гоблины?

— Да, и поэтому я тебе так скажу: только сумасшедший может решиться ограбить этот банк — с гоблинами, Гарри, связываться опасно, да, запомни это. Поэтому если захочешь… э-э… что-то спрятать, то надежнее «Гринготтса» места нет… Разве что Хогвартс. Да сам увидишь сегодня, когда за деньгами твоими придем — заодно и я там дела свои сделаю. Дамблдор мне поручил кой-чего, да! — Хагрид горделиво выпрямился. — Он мне всегда всякие серьезные вещи поручает. Тебя вот забрать, из «Гринготтса» кое-что взять — он знает, что мне доверять можно, понял? Ну ладно, пошли.

Гарри вышел на скалу вслед за Хагридом. Небо было чистым, и море поблескивало в лучах солнца! Лодка, которую арендовал дядя Вернон, все еще была здесь, но после урагана она была залита водой.

— А как ты сюда попал? — Гарри огляделся, но другой лодки так и не увидел.

— Прилетел, — ответил Хагрид.

— Прилетел?

— Да… не будем об этом. Теперь, когда ты со мной мне… э-э… нельзя чудеса творить.

Они уселись в лодку, а Гарри продолжал внимательно разглядывать Хагрида, пытаясь представить его летящим.

— Хотя… да… если по правде, глупо было б грести самому. — Хагрид покосился на Гарри. — Если я… э-э… Если я сделаю так, чтоб мы побыстрее поплыли, ты ведь никому в Хогвартсе не расскажешь?

— Конечно нет! — выпалил Гарри, которому не терпелось увидеть что-нибудь магическое.

Хагрид вытащил свой розовый зонт, дважды стукнул им о борт лодки, и та помчалась.

— А почему только сумасшедший может попытаться ограбить «Гринготтс»? — поинтересовался Гарри.

— Заклинания, колдовство, — ответил Хагрид, разворачивая газету. — Говорят, что там у них самые секретные сейфы драконы охраняют. К тому же оттуда еще выбраться надо… «Гринготтс» глубоко под землей находится… сотни миль под Лондоном — чуешь? Глубже, чем метро. Даже если повезет грабителю и получится у него украсть что-нибудь, он с голоду помрет, пока оттуда выберется, да!

Гарри сидел и думал об услышанном. Хагрид читал газету, которая называлась «Ежедневный пророк». Гарри помнил, как дядя Вернон твердил, что, когда человек читает газету, он не любит, чтобы ему мешали. Но сейчас оставить Хагрида в покое было нелегко, потому что никогда в жизни Гарри не хотелось задать столько вопросов.

— Ну вот, Министерство магии опять дров наломало, — пробормотал Хагрид, переворачивая страницу

— А есть такое Министерство? — спросил Гарри, позабыв, что мешать читающему газету не следует.

— Есть-есть, — ответил Хагрид. — Сначала хотели, чтоб Дамблдор министром стал, но он никогда Хогвартс не оставит, во как! Так что в министры старый Корнелиус Фадж пошел. А хуже его не найдешь. Он теперь каждое утро к Дамблдору сов посылает за советами.

— А чем занимается Министерство магии?

— Ну, их главная работа, чтоб люди не догадались, что в стране на каждом углу волшебники живут.

— Почему?

— Почему?

Да ты чо, Гарри? Все ж сразу захотят волшебством свои проблемы решить, эт точно! Не, лучше, чтоб о нас не знали.

В этот момент лодка мягко стукнулась о стену причала. Хагрид сложил газету, и они поднялись по каменным ступеням и оказались на улице.

Пока они шли к станции, жители маленького городка во все глаза смотрели на Хагрида. Гарри их прекрасно понимал. Дело даже не в том, что Хагрид был вдвое выше обычного человека, он еще и всю дорогу тыкал пальцем в самые простые, на взгляд Гарри, предметы, вроде парковочных счетчиков, и громко восклицал:

— Ну дела, Гарри! И чего эти маглы только не придумают!

— Хагрид! — произнес Гарри, немного запыхавшись, потому что ему было нелегко поспевать за Хагридом. — Ты сказал, что в «Гринготтсе» есть драконы?

— Ну, так говорят, — ответил Хагрид. — Э-э-э, хотел бы я иметь дракона.

— Ты хотел бы иметь дракона?

— Всегда хотел… еще когда маленьким совсем был. Все, пришли мы.

Они были на станции. Поезд на Лондон отходил через пять минут. Хагрид заявил, что ничего не понимает в деньгах маглов, и сунул Гарри несколько купюр, чтобы тот купил билеты.

В поезде на них глазели еще больше, чем на улице. Хагрид занял сразу два сиденья и начал вязать нечто похожее на шатер канареечного цвета, вроде тех, где устраивают представления циркачи.

— А письмо-то у тебя с собой, Гарри? — спросил он, считая петли.

Гарри вытащил из кармана пергаментный конверт.

— Отлично, — сказал Хагрид. — Там есть список всего того, что для школы нужно.

Гарри развернул второй листок бумаги, который не заметил вчера, и начал читать.

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «Хогвартс»

Форма

Студентам-первокурсникам требуется:

Три простых рабочих мантии (черных).

Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день.

Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).

Один зимний плащ (черный, застежки серебряные).

Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.

Книги

Каждому студенту полагается иметь следующие книги:

«Курсическая книга заговоров и заклинаний» (первый курс). Миранда Гуссокл

«История магии». Батильда Бэгшот

«Теория магии». Адальберт Уоффлинг

«Пособие по трансфигурации для начинающих». Эмерик Свитч

«Тысяча магических растений и грибов». Филли-да Спора

«Магические отвары и зелья». Жиг Мышъякофф

«Фантастические звери: места обитания». Ньют Саламандер

«Темные силы: пособие по самозащите». Квентин Тримбл

Также полагается иметь:

1 волшебную палочку, 1 котел (оловянный, стандартный размер № 2), 1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов, 1 телескоп, 1 медные весы.

Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу.

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ.

— И это все можно купить в Лондоне? — ахнул Гарри.

— Если знаешь, где искать, — ответил Хагрид.

* * *

Гарри никогда раньше не гулял по Лондону. А Хагрид хотя и знал, куда им надо, но обычным способом туда никогда не добирался. Для начала он застрял в турникете метро, а после громко жаловался, что сиденья в вагонах слишком маленькие, а поезда слишком медленные.

— Не представляю, как маглы без магии обходятся, — сказал он, когда они поднялись вверх по сломанному эскалатору и оказались на улице, полной магазинов.

Хагрид был так велик, что без труда прокладывал себе дорогу сквозь толпу, от Гарри требовалось лишь не отставать. Они проходили мимо книжных и музыкальных магазинов, закусочных и кинотеатров, но ни одно из этих мест не было похоже на то, где можно купить волшебную палочку. Это была обычная улица, забитая обычными людьми.

Гарри на мгновение показалось, что это сон. Ну разве может находиться под землей волшебный банк, набитый золотом? Разве существуют магазины, которые продают книги заклинаний и метлы? А может, все это ужасная шутка, которую придумали Дурсли? Если бы Гарри не знал, что у Дурслей нет чувства юмора, он бы так и подумал, но он почему-то верил Хагриду, хотя все, что тот говорил, было невероятно.

— Пришли, — произнес Хагрид, остановившись. — «Дырявый котел». Известное местечко.

Это был крошечный невзрачный бар. Если бы Хагрид не указал на него, Гарри бы его даже не заметил. Проходящие мимо люди на бар не смотрели. Их взгляды скользили с большого книжного магазина на магазин компакт-дисков, а бар, находившийся между этими магазинами, они, похоже, вовсе не замечали. У Гарри даже возникло странное чувство, что только они с Хагридом видят его. Но прежде чем он успел спросить об этом, Хагрид завел его внутрь.

Для известного местечка бар был слишком темным и обшарпанным. В углу сидели несколько пожилых женщин и пили вино из маленьких стаканчиков, одна из них курила длинную трубку. Маленький человечек в цилиндре разговаривал со старым лысым барменом, похожим на нахмурившийся грецкий орех. Когда они вошли, все разговоры сразу смолкли. Очевидно, Хагрида здесь все знали — ему улыбались и махали руками, а бармен потянулся за стаканом со словами: — Тебе как обычно, Хагрид? — Не могу, Том, я здесь по делам Хогвартса, — ответил Хагрид и хлопнул Гарри по плечу своей здоровенной ручищей, так что у того подогнулись колени. — Боже милостивый, — произнес бармен, пристально глядя на Гарри. — Это… Неужели это… В «Дырявом котле» воцарилась тишина. — Благослови мою душу, — прошептал старый бармен. — Гарри Поттер… какая честь! Он поспешно вышел из-за стойки, подбежал к Гарри и схватил его за руку. В глазах бармена стояли слезы. — Добро пожаловать домой, мистер Поттер. Добро пожаловать домой. Гарри не знал, что сказать. Все смотрели на него. Старуха сосала свою трубку, не замечая, что та погасла. Хагрид сиял. Вдруг разом заскрипели отодвигаемые стулья, и следующий момент Гарри уже обменивался рукопожатиями со всеми посетителями «Дырявого котла». — Дорис Крокфорд, мистер Поттер. Не могу поверить, что наконец встретилась с вами. — Большая честь, мистер Поттер, большая чес — Всегда хотела пожать вашу руку… Я вся дрожу. — Я счастлив, мистер Поттер, даже не могу пере дать, насколько я счастлив. Меня зовут Дингл, Дедалус Дингл. — А я вас уже видел! — воскликнул Гарри, и Дедалус Дингл так разволновался, что его цилиндр слетел с головы и упал на пол. — Вы однажды поклонились мне в магазине. — Он помнит! — вскричал Дедалус Дингл, оглядываясь на остальных. — Вы слышали? Он меня помнит! Гарри продолжал пожимать руки. Дорис Крокфорд подошла к нему во второй раз, а потом и в третий. Вперед выступил бледный молодой человек, он очень нервничал, у него даже дергалось одно веко. — Профессор Квиррелл! — представил его Хагрид. — Гарри, профессор Квиррелл — один из твоих будущих преподавателей. — П-п-поттер! — произнес, заикаясь, профессор Квиррелл и схватил Гарри за руку. — Н-не могу п-пе-редать, насколько я п-польщен встречей с вами. — Какой раздел магии вы преподаете, профессор Квиррелл? — Защита от Т-т-темных искусств, — пробормотал Квиррелл с таким видом, словно ему не нравилось то, что он сказал. — Н-не то чтобы вам это было н-нужно, верно, П-п-поттер? — Профессор нервно рассмеялся. — Как я п-понимаю, вы решили п-при-обрести все н-необходимое для школы? А мне н-нуж-на новая к-книга о вампирах. Вид у него был такой, будто его пугала сама мысль о вампирах. Но остальные не желали мириться с тем, что Квиррелл безраздельно завладел вниманием Гарри. Прошло еще минут десять, прежде чем зычный голос Хагрида перекрыл другие голоса. — Пора идти… нам надо еще кучу всего купить. Пошли, Гарри. Дорис Крокфорд напоследок опять пожала Гарри руку. Хагрид вывел его из бара в маленький двор, со всех сторон окруженный стенами. Здесь не было ничего, кроме мусорной урны и нескольких сорняков. — Ну, что я тебе говорил? — Хагрид ухмыльнулся. — Я ж тебе сказал, что ты знаменитость. Даже профессор Квиррелл затрясся, когда тебя увидел… хотя, если по правде, он всегда трясется. — Он всегда такой нервный? — Да. Бедный парень. А ведь талантливый такой, да! Он пока науки по книгам изучал, в полном порядке был, а потом взял… э-э… отпуск, чтоб кой-какой опыт получить… Говорят, он в Черном лесу вампиров встретил, и еще там одна… э-э… история у него произошла с ведьмой… с тех пор он все, другим совсем стал. Учеников боится, предмета своего боится… Так, куда это мой зонт подевался? Вампиры? Ведьмы? У Гарри кружилась голова. А Хагрид тем временем считал кирпичи в стене над мусорной урной. — Три вверх… два в сторону, — бормотал он. — Так; а теперь отойди, Гарри. Он трижды коснулся стены зонтом. Кирпич, до которого он дотронулся, задрожал, потом задергался, в середине у него появилась маленькая дырка, которая быстро начала расти. Через секунду перед ними была арка, достаточно большая, чтобы сквозь нее мог пройти Хагрид. За аркой начиналась мощенная булыжником извилистая улица. — Добро пожаловать в Косой переулок, — произнес Хагрид. Он усмехнулся, заметив изумление на лице Гарри. Они прошли сквозь арку, и Гарри, оглянувшись, увидел, как она тут же снова превратилась в глухую стену. Ярко светило солнце, отражаясь в котлах, выставленных перед ближайшим к ним магазином. «Котлы. Все размеры. Медь, бронза, олово, серебро. Самопомешивающиеся и разборные» — гласила висевшая над ними табличка. — Ага, такой тебе тоже нужен будет, — сказал Хагрид. — Но сначала надо твои денежки забрать. Гарри пожалел, что у него не десять глаз. Пока они шли вверх по улице, он вертел головой, пытаясь увидеть все сразу: магазины, выставленные перед ними товары, людей, делающих покупки. Полная женщина, стоявшая перед аптекой, мимо которой они проходили, качала головой. — Печень дракона по семнадцать сиклей за унцию — да они с ума сошли… Из мрачного на вид магазина доносилось тихое уханье. «Торговый центр „Совы“. Неясыти обыкновенные, сипухи, ушастые и полярные совы» — прочитал Гарри. Несколько мальчишек примерно его возраста прижались носами к другой витрине, разглядывая выставленные в ней метлы. — Смотри, — донеслось до Гарри, — новая модель «Нимбус-2000», самая быстрая. Здесь были магазины, которые торговали мантиями, телескопами и странными серебряными инструментами, каких Гарри никогда не видел. Витрины по всей улице были забиты бочками с селезенками летучих мышей и глазами угрей, покачивающимися пирамидами из книг с заклинаниями, птичьими перьями и свитками пергамента, бутылками с волшебными зельями и глобусами Луны… — «Гринготтс», — объявил Хагрид. Они находились перед белоснежным зданием, возвышавшимся над маленькими магазинчиками. А у отполированных до блеска бронзовых дверей в алой с золотом униформе стоял… — Да, это гоблин, — спокойно сказал Хагрид, когда они поднимались по белым каменным ступеням. Гоблин был на голову ниже Гарри. У него было смуглое умное лицо, острая бородка и, как заметил Гарри, очень длинные пальцы и ступни. Он поклонился, когда они входили внутрь. Теперь они стояли перед вторыми дверями, на этот раз серебряными. На них были выгравированы строчки: Входи, незнакомец, но не забудь, Что у жадности грешная суть, Кто не любит работать, но любит брать, Дорого платит — и это надо знать. Если пришел за чужим ты сюда, Отсюда тебе не уйти никогда. — Я ж тебе говорил: надо быть сумасшедшим, бы попытаться ограбить этот банк, — сказал Хагрид. Два гоблина с поклонами встретили их, когда он прошли сквозь серебряные двери и оказались в огромном мраморном холле. На высоких стульях за длинной стойкой сидела еще сотня гоблинов — они делали записи в больших гроссбухах, взвешивали монеты на медных весах, с помощью луп изучали драгоценные камни. Из холла вело больше дверей, чем Гарри мог сосчитать, — другие гоблины впускали и выпускали через них людей. Хагрид и Гарри подошли к стойке. — Доброе утро, — обратился Хагрид к свободному гоблину. — Мы тут пришли, чтоб немного денег взять… э-э… из сейфа мистера Гарри Поттера. — У вас есть его ключ, сэр? — Где-то был, — ответил Хагрид и начал выкладывать на стойку содержимое своих карманов. Пригоршня заплесневелых собачьих бисквитов посыпалась на бухгалтерскую книгу гоблина. Гоблин сморщил нос. Гарри наблюдал за гоблином, сидевшим справа и взвешивавшим груду рубинов, огромных, как пылающие угли. — Нашел, — наконец сказал Хагрид, протягивая крошечный золотой ключик Гоблин изучающе посмотрел на него. — Кажется, все в порядке. — И у меня тут еще письмо имеется… э-э… от профессора Дамблдора, — с важным видом произнес Хагрид, выпячивая грудь. — Это насчет Вы-Знаете-Чего в сейфе семьсот тринадцать. Гоблин внимательно прочитал письмо. — Прекрасно, — сказал он, возвращая письмо Хагриду. — Сейчас вас отведут вниз к вашим сейфам. Крюкохват! Крюкохват тоже был гоблином. Когда Хагрид распихал все собачьи бисквиты по карманам, они с Гарри последовали за Крюкохватом к одной из дверей. — А что такое это Вы-Знаете-Что в сейфе семьсот тринадцать? — спросил Гарри. — Не могу я тебе сказать, — таинственно ответил Хагрид. — Очень секретно. Это школы «Хогвартс» касается. Дамблдор мне доверяет. А я своей работой слишком дорожу, чтобы секреты тебе раскрывать. Крюкохват открыл перед ними дверь. Гарри, ожидавший увидеть вокруг мрамор, был удивлен. Они стояли в узком каменном коридоре, освещенном горящими факелами. Дорога круто уходила вниз, на полу были тоненькие рельсы. Крюкохват свистнул, и к ним с лязгом подкатила маленькая тележка. Они забрались внутрь — Хагриду это удалось с трудом — и поехали. Сначала они неслись сквозь лабиринт петляющих коридоров. Гарри пытался запомнить дорогу — налево, направо, направо, налево, на развилке прямо, опять направо, опять налево, — но вскоре оставил это бесполезное занятие. Казалось, дребезжащая тележка сама знает дорогу, потому что Крюкохват ею не управлял. Гарри обдало ледяным воздухом, глаза защипало, но он держал их широко открытыми. В какой-то момент ему почудилось, что он заметил вспышку огня в конце коридора, и он быстро обернулся, чтобы увидеть, не дракон ли это, но опоздал — тележка резко ушла вниз. Сейчас она проезжала мимо подземного озера, на по толке и стенах росли сталагмиты и сталактиты. — Знаешь, Хагрид, — громко произнес Гарри, пытаясь заглушить шум тележки. — Я никогда не знал, в чем разница между сталактитом и сталагмитом. — В слове сталагмит есть буква «м», — ответил Хагрид. — И больше не спрашивай меня ничего… меня, похоже, сейчас наизнанку вывернет. Хагрид был весь зеленый. Когда тележка наконец остановилась перед маленькой дверью в стене, он выбрался из нее, прислонился к стене и подождал пока у него перестанут дрожать колени. Крюкохват отпер дверь. Изнутри вырвалось облако зеленого дыма, а когда оно рассеялось, Гарри ахнул. Внутри были кучи золотых монет. Колонны серебряных. Горы маленьких бронзовых кнатов. — Это все твое, — улыбнулся Хагрид. «Все твое» — это было невероятно. Дурсли наверняка не знали об этих деньгах, иначе они отняли бы их у него, не успел бы он и глазом моргнуть. Сколько раз они жаловались, что Гарри им дорого обходится? А все это время глубоко под Лондоном хранилось принадлежащее ему сокровище. Хагрид помогал Гарри бросать монеты в сумку. — Золотые — это галлеоны, — пояснил он. — Один галлеон — это семнадцать серебряных сиклей, а один сикль — двадцать девять кнатов, это просто, да? Ладно, тебе этого на пару семестров хватит, а остальное пусть тут лежит. — Он повернулся к Крюкохвату. — А теперь нам нужен сейф семьсот тринадцать… и… э-э… пожалуйста, нельзя ли помедленнее? — У тележки только одна скорость, — ответил Крюкохват. Теперь они спускались еще ниже, а тележка ехала почему-то еще быстрее, чем раньше. Воздух становился холоднее. Когда они проезжали над подземным ущельем, Гарри перегнулся, чтобы разглядеть, что скрывается в его темных глубинах, но Хагрид со стоном схватил его за шиворот и втащил обратно. В сейфе номер семьсот тринадцать не было замочной скважины. — Отойдите, — важно сказал Крюкохват. Он мягко коснулся двери одним из своих длинных пальцев, и она просто растаяла. — Если это попробует сделать кто-то, кроме работающих в банке гоблинов, его засосет внутрь, и он окажется в ловушке, — произнес Крюкохват. — А как часто вы проверяете, нет ли там кого внутри? — поинтересовался Гарри. — Примерно раз в десять лет, — ответил Крюкохват с довольно неприятной улыбкой. Гарри был уверен, что в этом сверхсекретном сейфе лежит что-то ужасно важное, как минимум, драгоценные камни невероятных размеров, и он поспешно шагнул вперед, чтобы увидеть, что там. Сначала ему показалось, что там вообще пусто. Затем он заметил на полу маленький невзрачный сверток из коричневой бумаги. Хагрид нагнулся, подобрал его и засунул во внутренний карман куртки. Гарри хотелось узнать, что там, но он понимал, что спрашивать не стоит. — Пошли обратно к этой адовой тележке, и не разговаривай со мной по дороге. Лучше будет, если я буду держать рот закрытым, — сказал Хагрид. * * * Еще одна бешеная гонка на тележке — и вот они уже стоят на улице у банка, щурясь от солнечного света. Сейчас, когда у него в руках была сумка, полная денег, Гарри не знал, что с ними делать, и с трудом подавлял в себе желание начать покупать все подряд. Ему даже не было интересно, каков курс галлеона по отношению к фунту, — важно было, что сейчас у него денег больше, чем за всю его жизнь. Даже больше, чем когда-либо было у Дадли. О том, что это волшебные деньги и их можно тратить только в волшебном мире, он как-то забыл. — Ну что, надо бы купить тебе форму, — заметил Хагрид, кивнув в сторону магазина с вывеской «Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни». — Слушай, Гарри, ты… э-э… не против, если я заскочу в «Дырявый котел» и пропущу стаканчик? Ненавижу я эти тележки в «Гринготтсе»… мутит меня после них. Хагрид на самом деле был все еще бледным, поэтому Гарри кивнул. Хотя он немного нервничал, входя в магазин мадам Малкин в полном одиночестве. Мадам Малкин оказалась приземистой улыбающейся волшебницей, одетой в розовато-лиловые одежды. — Едем учиться в Хогвартс? — спросила она прежде, чем Гарри успел объяснить ей цель своего визита. — Ты пришел по адресу: у меня тут как раз еще один клиент тоже к школе готовится. В глубине магазина на высокой скамеечке стоял бледный мальчик с тонкими чертами лица, а вторая волшебница крутилась вокруг него, подгоняя по росту длинные черные одежды. Мадам Малкин поставила Гарри на соседнюю скамеечку. — Привет! — сказал мальчик. — Тоже в Хогвартс? — Да, — ответил Гарри. — Мой отец сейчас покупает мне учебники, а мать смотрит волшебные палочки, — сообщил мальчик. Он говорил как-то очень устало, специально растягивая слова. — А потом потащу их посмотреть гоночные метлы. Не могу понять, почему первокурсникам нельзя их иметь. Думаю, мне удастся убедить отца, чтобы он купил мне такую… а потом как-нибудь тайком пронесу ее в школу. Мальчик сильно напомнил Гарри его кузена. — А у тебя есть своя собственная метла? — продолжал тот. — Нет. — Гарри отрицательно кивнул головой. — А в квиддич играешь? — Нет, — повторил Гарри, спрашивая себя, что же это такое — квиддич. — А я играю. Отец говорит, что будет преступлением, если меня не возьмут в сборную факультета, и я тебе скажу: я с ним согласен. Ты уже знаешь, на каком будешь факультете? — Нет, — в третий раз произнес Гарри, с каждой минутой чувствуя себя все большим дураком. — Ну, вообще-то никто заранее не знает, это уже там решат, но я знаю, что я буду в Слизерине, вся моя семья там была. А представь, если определят в Пуффендуй, тогда я сразу уйду из школы, а ты? — М-м-м, — неопределенно промычал Гарри, жалея, что не может сказать что-нибудь более содержательное. — Ну и ну, ты только посмотри на этого! — внезапно воскликнул мальчик, кивком показывая на окно. За окном стоял Хагрид, улыбаясь Гарри и показывая на два огромных мороженых, словно объясняя, почему он не может войти внутрь. — Это Хагрид, — радостно пояснил Гарри. Ему было приятно, что он знает что-то, чего не знает этот мальчик. — Он работает в Хогвартсе. — А-а-а, — протянул тот. — Я о нем слышал. О там что-то вроде прислуги, да? — Он лесник, — сухо ответил Гарри. С каждой секундой этот мальчик нравился ему все меньше и меньше. — Да, точно. Я слышал, он настоящий дикарь. Живет в хижине на территории школы и время от времени напивается и пытается творить чудеса, а все кончается тем, что вспыхивает его собственная постель! — Лично мне он очень нравится, — холодно парировал Гарри. — Вот как? — На лице мальчика появилась презрительная усмешка. — А почему он с тобой? Где твои родители? — Они умерли, — коротко ответил Гарри. Ему не хотелось разговаривать с мальчиком на эту тему. — О, мне очень жаль, — произнес тот, хотя по его голосу нельзя было сказать, что он о чем-либо сожалеет. — Но они были из наших или нет? — Они были волшебники, если ты об этом. — Если честно, я не понимаю, почему в школу принимают не только таких, как мы, но и детей не из наших семей. Они ведь другие. Они по-другому росли и ничего о нас не знают. Представь, некоторые даже никогда не слышали о Хогвартсе до того дня, как получили письмо. Я думаю, что в Хогвартсе должны учиться только дети волшебников. Кстати, а как твоя фамилия? Но прежде чем Гарри успел ответить, в разговор вмешалась мадам Малкин. — Все готово, — произнесла она. Нельзя сказать, чтобы Гарри был огорчен тем, что у него появился повод закончить разговор, и он поспешно спрыгнул со скамеечки. — Что ж, встретимся в школе, — бросил ему вслед мальчик Гарри молча ел купленное Хагридом мороженое — ванильно-шоколадное с колотыми орешками. Мороженое было настолько вкусным, что есть и одновременно разговаривать было бы слишком. Но Хагрид заметил, что Гарри какой-то притихший и грустный. — Чой-то случилось? — спросил он. — Все в порядке, — соврал Гарри. Они зашли в магазинчик, чтобы купить пергамент и перья. Гарри немного развеселился, купив флакончик чернил, которые меняли цвет в процессе письма. — Хагрид, а что такое квиддич? — спросил он, когда они вышли из магазина. — Черт меня подери, Гарри, разве можно не знать, что такое квиддич?! Извини… э-э… все время забываю, что ты почти ничего не знаешь. — Перестань. Мне и так плохо, — мрачно сказал Гарри. И рассказал Хагриду о том, что произошло в магазине одежды. — И еще он сказал, что детей из семей маглов не следует принимать в школу, и… — Но ты же не из маглов, — горячо возразил Хагрид. — Знай этот мальчишка, кто ты есть… Он твое имя с детства знает, если он из наших… Ты ж видел, как тебя встречали в «Дырявом котле». И вообще ничего он в этом не понимает, да! Ты мне поверь, среди лучших магов такие есть, которые от маглов родились и с ними жили. Да вот хоть маму твою возьми и сестру ее… — Ты мне так и не ответил: что такое квиддич? — Это наш спорт. Спорт волшебников. Что-то вроде… э-э… футбола у маглов. Все играют в квиддич, и болельщиков куча. В него в воздухе играют, на метлах, и там четыре мяча… ну, сложно это, в общем, тебе все объяснять, правила и все такое… — А что такое Слизерин и Пуффендуй? — Школьные факультеты. Их четыре всего. Про Пуффендуй говорят, что там самые тупицы учатся, но… — Готов спорить, что я попаду в Пуффендуй, — мрачно заметил Гарри. — Лучше в Пуффендуй, чем в Слизерин, — еще более мрачно ответил Хагрид. — Все те, кто потом плохими стали, они все из Слизерина были. Ты-Знаешь-Кто тоже оттуда. — Волан… извини… Ты-Знаешь-Кто учился в Хогвартсе? — Много-много лет назад, — ответил Хагрид. После этого они зашли за учебниками в магазин под названием «Флориш и Блоттс», где было столько книг, сколько Гарри ни разу в жизни не видел, — они стояли на полках, занимая все пространство магазина от пола до потолка. Там были гигантские фолианты в кожаных переплетах, каждый весом с огромный булыжник; там были книги размером с почтовую марку и книги в шелковых обложках; там были книги, испещренные непонятными символами, и книги, в которых были только пустые страницы. Эти книги не оставили бы равнодушным даже Дадли, который никогда ничего не читал. Хагриду пришлось буквально силой оттаскивать Гарри от учебника профессора Виндиктуса Виридиана «Как наслать проклятие и защититься, если проклятие наслали на вас» («Очаруйте ваших друзей и одурманьте ваших врагов. Самые современные способы взять реванш» — гласил подзаголовок книги. — «Выпадение волос. Ватные ноги. Немота и многое-многое другое»). — Я пытался узнать, как наслать проклятие на Дадли, — объяснил Гарри. — Не скажу, что идея плоха, но ты пойми, нельзя… э-э… пользоваться магией в мире маглов. Хотя, если по правде, иногда можно… н-ну… от ситуации зависит. — Хагрид покивал, показывая, что с пониманием относится к тому, что сказал Гарри, — ведь это именно из-за Хагрида у Дадли вырос поросячий хвостик. — Но ты ж все равно так не сможешь пока — этому не сразу учат. Тебе сначала многое другое надо будет узнать. Хагрид не позволил Гарри купить котел из чистого золота. — В списке сказано, что тебе оловянный нужен, значит, оловянный и купим. — Тут великан был неумолим. Зато они купили очень красивые и точные весы, а еще приобрели складной медный телескоп. Затем они посетили аптеку, в которой все было так волшебно, что Гарри даже не обратил внимания на ужасный запах — там пахло тухлыми яйцами и гнилыми кабачками. На полу стояли бочки с какой-то слизью, вдоль стен выстроились стеклянные банки с засушенными растениями, толчеными корнями и разноцветными порошками, а с потолка свисали связки перьев, клыков и загнутых когтей. Пока Хагрид разговаривал с аптекарем — им нужно было купить всякие ингредиенты для приготовления волшебных снадобий, — Гарри изучал серебряные рога единорога стоимостью в двадцать один галлеон каждый и крошечные глаза жуков, блестящие и черные (пять кнатов за ковшик). Выйдя из аптеки, Хагрид попросил Гарри показать ему письмо и еще раз внимательно его изучил. — Не, еще не все… еще одна вещь осталась, — сказал он. — Я тебе до сих пор… э-э… подарок не купил, а у тебя ж день рождения сегодня. Гарри почувствовал, что краснеет. — Но вы совсем не обязаны… — Да знаю я, что не обязан, — отмахнулся от него Хагрид. — Вот чего… куплю-ка я тебе животное. Может, жабу… хотя нет, жабы сто лет как из моды вышли, тебя в школе на смех подымут. И кошек я не люблю, мне от них… э-э… чихать охота. Во — купим тебе сову. О совах все дети мечтают, да и к тому же полезные они, почту твою носят, и все такое. Двадцать минут спустя они вышли из магазина под названием «Торговый центр „Совы“», и Гарри зажмурился от яркого солнца, потому что в магазине царила полная шорохов, шелеста и шуршания перьев тьма, освещаемая лишь мерцанием ярких, как драгоценные камни, глаз. В руке Гарри держал огромную клетку, в которой сидела красивая полярная сова. Сова спала, засунув голову под крыло. Гарри распирало чувство признательности, и он никак не мог остановиться, в сотый раз говоря Хагриду большое спасибо и начиная заикаться, как профессор Квиррелл. — Ну хватит тебе, — ворчливо заметил Хагрид, пытаясь скрыть смущение — он явно был очень польщен. — Я ж так понял, что Дурсли эти тебя… ну, не особо подарками баловали. А ты не с ними теперь, а с нами, тут… э-э… по-другому все будет. Ладно, нам только волшебная палочка осталась. В «Олливандер» пойдем, лучшее место для этого. Там тебе такую палочку подберут, закачаешься, да! Гарри затаил дыхание: получить волшебную палочку ему хотелось больше, чем все остальное, что было в списке. Магазин находился в маленьком обшарпанном здании. С некогда золотых букв «Семейство Олливандер — производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры» давно уже облетела позолота. В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежала одна-единственная палочка. Когда они вошли внутрь, где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Помещение было крошечным и абсолютно пустым, если не считать одного длинного тонконогого стула, на который уселся Хагрид в ожидании хозяина. Гарри чувствовал себя очень странно — словно он попал в библиотеку, в которой были очень строгие правила. У него возникла куча новых вопросов, которые он собирался задать Хагриду, но здесь не решался. Вместо этого он рассматривал тысячи узеньких коробочек, выстроившихся вдоль стен от пола до потолка. Гарри почувствовал, как по коже побежали мурашки. Здешние пыль и тишина были полны волшебных секретов и казалось, издавали почти неслышный звон. — Добрый день, — послышался тихий голос. Гарри подскочил от неожиданности. Хагрид по-видимому тоже подскочил, потому что раздался громкий треск, и великан быстро отошел от покосившегося стула. Перед ними стоял пожилой человек, от его больших, почти бесцветных глаз исходило странное, прямо лунное свечение, прорезавшее магазинный мрак. — Здравствуйте, — выдавил из себя Гарри. — О, да. — Старичок покивал головой. — Да, я так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. — Это был не вопрос, а утверждение. — У вас глаза, как у вашей матери. Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы. Прекрасная палочка для волшебницы. Мистер Олливандер приблизился к Гарри почти вплотную. Гарри ужасно захотелось отвернуться или просто моргнуть. От взгляда этих серебристых глаз ему стало не по себе. — А вот твой отец предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. Да, я сказал, что твой отец предпочел эту палочку, но это не совсем так. Разумеется, не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника. Мистер Олливандер стоял так близко к Гарри, что их носы почти соприкасались. Гарри даже видел свое отражение в затуманенных глазах старика. — А, вот куда… Мистер Олливандер вытянул длинный белый палец и коснулся шрама на лбу Гарри. — Мне неприятно об этом говорить, но именно я продал палочку, которая это сделала, — мягко произнес он. — Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Это была мощная палочка, очень мощная, и в плохих руках… Что ж, если бы я знал, что натворит эта палочка, я бы… Он потряс головой, и вдруг, к облегчению Гарри, который больше не мог выдерживать этот взгляд, заметил Хагрида. — Рубеус! Рубеус Хагрид! Рад видеть вас снова… Дуб, шестнадцать дюймов, очень подвижная, не так ли? — Так и было, да, сэр, — ответил Хагрид. — Хорошая была палочка. Но, как я понимаю, ее переломили надвое, когда вас отчислили? — Мистер Олливандер внезапно посуровел. — Э-э-э… Да, так и было, сэр, — согласился Хагрид, изучая свои ноги и зачем-то вытирая их об пол. И вдруг просиял. — Но зато у меня остались обломки. — Надеюсь, вы их не используете? — строго спросил мистер Олливандер. — О, конечно нет, сэр, — быстро ответил Хагрид. Гарри заметил, что Хагрид очень крепко сжал свой розовый зонтик — Гм-м-м, — задумчиво протянул мистер Олливандер, не сводя с Хагрида испытующего взгляда. — Ладно, а теперь вы, мистер Поттер. Дайте мне подумать. — Он вытащил из кармана длинную линейку с серебряными делениями. — Какой рукой вы берёте палочку? — Я?.. — замялся Гарри, наконец спохватившись. — А, я правша! — Вытяните руку. Вот так. Старичок начал измерять правую руку Гарри. Сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, колена до подмышки, и еще зачем-то измерил окружность головы. — Внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, мистер Поттер, — пояснял старичок, проводя свои измерения. — Это может быть шерсть единорога, перо из хвоста феникса или высушенное сердце дракона. Каждая палочка фирмы «Олливандер» индивидуальна, двух похожих не бывает, как не бывает двух абсолютно похожих единорогов, драконов или фениксов. И конечно, вы никогда не достигнете хороших результатов, если будет пользоваться чужой палочкой. Гарри внезапно осознал, что линейка сама его измеряет, а мистер Олливандер давно отошел к полкам и снимает с них одну коробочку за другой. — Достаточно, — сказал он, и линейка упала на пол. — Что ж, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердце дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите ее и взмахните. Гарри взял палочку в правую руку и, чувствуя себя полным дураком, немного помахал ей перед своим носом, но мистер Олливандер практически тут же вырвал ее из его руки. — Эта не подходит, возьмем следующую. Клен и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлесткая. Пробуйте. Гарри попробовал, хотя едва он успел поднять палочку, как она оказалась в руках мистера Олливандера. — Нет, нет, берите эту — эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, давайте, попробуйте ее. Гарри пробовал. И снова пробовал. И еще раз попробовал. Он никак не мог понять, чего ждет мистер Олливандер. Гора опробованных палочек, складываемых мистером Олливандером на стул, становилась все выше и выше. Но мистера Олливандера это почему-то вовсе не утомляло, а, наоборот, ужасно радовало. Чем больше коробочек он снимал с полок, тем счастливее выглядел. — А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? Не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно… а кстати… действительно, почему бы и нет? Конечно, сочетание очень необычное — остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, очень гибкая прекрасная палочка. Гарри взял палочку, которую протягивал ему мистер Олливандер. И внезапно пальцы его потеплели. Он поднял палочку над головой, со свистом опустил ее вниз, разрезая пыльный воздух, и из палочки вырвались красные и золотые искры, яркие, как фейерверк, и их отсветы заплясали на стенах. — О, браво! Да, это действительно то, что надо, это просто прекрасно. Так, так, так… очень любопытно… чрезвычайно любопытно… Мистер Олливандер уложил палочку обратно в коробку и начал упаковывать ее в коричневую бумагу, продолжая бормотать: — Любопытно… очень любопытно… — Извините, — спросил Гарри, — что именно кажется вам любопытным? Мистер Олливандер уставился на Гарри своими выцветшими глазами. — Видите ли, мистер Поттер, я помню каждую палочку, которую продал. Все до единой. Внутри вашей палочки — перо феникса, я вам уже сказал. Так вот, обычно феникс отдает только одно перо из своего хвоста, но в вашем случае он отдал два. Поэтому мне представляется весьма любопытным, что эта палочка выбрала вас, потому что ее сестра, которой досталось второе перо того феникса… Что ж, зачем от вас скрывать — ее сестра оставила на вашем лбу этот шрам. Гарри судорожно вздохнул. — Да, тринадцать с половиной дюймов, тис. Странная вещь — судьба. Я ведь вам говорил, что палочка выбирает волшебника, а не наоборот? Так что думаю, что мы должны ждать от вас больших свершений, мистер Поттер. Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть сотворил много великих дел — да, ужасных, но все же великих. Гарри поежился. Он не был уверен, что ему нравится мистер Олливандер. Он заплатил за палочку семь золотых галлеонов, и мистер Олливандер с поклонами проводил их с Хагридом до двери. * * * Была уже вторая половина дня, и солнце опускалось все ниже, когда они с Хагридом прошли обратно сквозь Косой переулок, потом сквозь стену и вошли в «Дырявый котел», в котором уже не было ни единого посетителя. Выйдя оттуда, они оказались в другом мире, но Гарри шел молча и словно не замечал этого. Он даже не обратил внимания на то, как смотрели на них люди, когда они с Хагридом ехали в метро, нагруженные разнообразными свертками причудливой формы и вдобавок ко всему со спящей совой. Они поднялись по эскалатору и оказались на Пэддингтонском вокзале. А Гарри, мысленно все еще пребывающий в Косом переулке, осознал, где они находятся, лишь когда Хагрид потрепал его по плечу. — Надо б немного перекусить… как раз до твоего поезда успеем, — произнес Хагрид. Он купил себе и Гарри по гамбургеру, и они уселись на пластиковые стулья. Гарри, очнувшись от своих мыслей, озирался по сторонам. Мир, к которому он привык, в котором прожил одиннадцать лет, теперь казался ему каким-то странным. — С тобой все нормально, Гарри? — спросил Хагрид. — Что-то ты очень тихий. Гарри не был уверен, что сможет объяснить свое состояние, и жевал гамбургер, пытаясь подобрать нужные слова. Да, сегодня у него был лучший день рождения за всю его жизнь, но все же, все же, все же… — Все думают, что я особенный, — наконец произнес он. — Все эти люди в «Дырявом котле», и профессор Квиррелл, и мистер Олливандер… Но я же ничего не знаю о магии. Как они могут ожидать от меня чего-то великого? Да, я знаменит… но я даже не могу вспомнить, как произошло то, из-за чего я стал знаменитостью. Я ведь совсем не знаю, что случилось, когда Волан… извини, я хотел сказать Ты-Знаешь-Кто… В общем, я не знаю, что случилось в ту ночь, когда умерли мои родители… Хагрид перегнулся через стол. Трудно было поверить в то, что этот ужасающего вида великан с заросшим бородой лицом и кустистыми бровями может так тепло улыбаться. — Да ты не волнуйся, Гарри, — посоветовал он. — Ты всему быстро научишься. В Хогвартсе все начинают с самого начала, так что ты будешь в полном порядке. Просто будь собой — и все дела. Я понимаю, тебя выделили из всех остальных, ты знаменитость. Таким, как ты, всегда непросто. Но поверь мне, тебе будет очень здорово в Хогвартсе… как мне было здорово, да и до сих пор здорово, если по правде. Когда подошел поезд, на котором Гарри должен был возвращаться к Дурслям, Хагрид втащил в купе все его вещи и на прощанье протянул конверт. — Это твой билет на поезд до Хогвартса, — пояснил он. — Первое сентября, вокзал «Кингс Кросс» там все написано, в билете этом. Если с Дурслями… э-э… какие проблемы, ты мне… ну… письмо пошли с совой, она знает, где меня найти… Ну, скоро свидимся, Гарри. Поезд тронулся. Гарри пытался получше рассмотреть Хагрида, пока тот не исчез из виду, — он встал с сиденья и прижался носом к окну. Но стоило ему моргнуть, и Хагрид растворился в воздухе.


Глава 5. КОСОЙ ПЕРЕУЛОК Kapitel 5. DIE ALLEE EINES SEALS Chapter 5 Capítulo 5. UN CALLEJÓN DEL SELLO Chapitre 5. L'ALLEE D'UN SEAL Hoofdstuk 5. KOSOY TAAL Rozdział 5. ALEJKA SZPIEGÓW capítulo 5 Глава 5. КОСОЙ ПЕРЕУЛОК 第5章

Глава 5. КОСОЙ ПЕРЕУЛОК DIAGUE ALLEY BECO DO DIAGUE

На следующее утро Гарри проснулся рано. The next morning, Harry woke up early. Он знал, что уже рассвело, но не торопился открывать глаза. He knew it was already dawn, but he was in no hurry to open his eyes. Ele sabia que já estava amanhecendo, mas não estava com pressa de abrir os olhos.

«Это был сон, — твердо сказал он себе. It was a dream, he told himself firmly. 「夢だったんだ。 Era um sonho, disse a si mesmo com firmeza. — Мне приснилось, что ко мне приходил великан по имени Хагрид, чтобы сообщить мне, что я пойду учиться в школу волшебников. “I dreamed that a giant named Hagrid came to me to tell me that I would go to wizard school. “Eu sonhei que um gigante chamado Hagrid veio até mim para me dizer que eu iria para a escola de bruxos. Когда я открою глаза, то окажусь дома в своем чулане». When I open my eyes, I'll be at home in my closet." Quando eu abrir meus olhos, estarei em casa no meu armário."

Внезапно раздался громкий стук Suddenly there was a loud knock De repente, houve uma batida forte

«А вот и тетя Петунья», — подумал Гарри с замиранием сердца. Here comes Aunt Petunia, Harry thought with a sinking heart. Lá vem tia Petúnia, Harry pensou com o coração apertado. Но глаза его все еще были закрыты. But his eyes were still closed. Mas seus olhos ainda estavam fechados. Сон был слишком хорош, чтобы просыпаться. The dream was too good to wake up. O sonho era bom demais para acordar.

Тук Тук Тук Knock-Knock TOC Toc

— Хорошо, — пробормотал Гарри. "Okay," Harry muttered. "Ok," Harry murmurou. — Я встаю. - I get up. - Eu levanto.

Он сел, и тяжелая куртка Хагрида, под которой он спал, упала на пол. Той седна и тежкото яке на Хагрид, под което бе спал, падна на пода. He sat up, and Hagrid's heavy jacket, under which he had slept, fell to the floor. Ele se sentou, e a jaqueta pesada de Hagrid, sob a qual ele havia dormido, caiu no chão. Хижина была залита светом, ураган кончился, Хагрид спал на сломанной софе, а на подоконнике сидела сова с зажатой в клюве газетой и стучала когтем в окно. The hut was flooded with light, the hurricane was over, Hagrid slept on a broken sofa, and an owl sat on the windowsill with a newspaper clutched in its beak and knocked on the window with its claw. 小屋は光にあふれ、嵐は去り、ハグリッドは壊れたソファの上で眠っていた。窓辺には新聞をくちばしにくわえたフクロウがおり、窓を爪で叩いていた。 A cabana estava inundada de luz, o furacão havia passado, Hagrid dormia em um sofá quebrado e uma coruja estava sentada no parapeito da janela com um jornal preso no bico e bateu na janela com sua garra.

Гарри вскочил с постели. Harry jumped out of bed. Harry pulou da cama. Счастье распирало его изнутри, словно он проглотил воздушный шар. Happiness filled him from the inside, as if he had swallowed a balloon. A felicidade o encheu por dentro, como se tivesse engolido um balão. Гарри подошел к окну и распахнул его. Harry went to the window and flung it open. Harry foi até a janela e a abriu. Сова влетела в комнату и уронила газету прямо на Хагрида, но тот не проснулся. The owl flew into the room and dropped the newspaper right on Hagrid, but he didn't wake up. A coruja voou para dentro do quarto e jogou o jornal em cima de Hagrid, mas ele não acordou. Затем сова спикировала на пол и набросилась на куртку Хагрида. The owl then dived to the floor and pounced on Hagrid's jacket. Então a coruja mergulhou no chão e atacou a jaqueta de Hagrid.

— Прекрати! - Stop it! - Pare!

Гарри замахал руками, чтобы прогнать сову, но она яростно щелкнула клювом и продолжила терзать куртку. Harry waved his hands to chase the owl away, but it snapped its beak furiously and continued to tear at the jacket. Harry acenou com os braços para afugentar a coruja, mas ela estalou o bico furiosamente e continuou a rasgar a jaqueta.

— Хагрид! - Hagrid! — Hagrid! — громко позвал Гарри. Harry called loudly. Harry chamou alto. — Тут сова… - There's an owl... - Tem uma coruja...

— Заплати ей, — проворчал Хагрид, уткнувшись лицом в софу. "Pay her," grumbled Hagrid, burying his face in the sofa. "Pague ela," resmungou Hagrid, enterrando o rosto no sofá.

— Что? - What? - O que?

— Она хочет, чтоб мы ей денег дали за то, что он газету притащила. - She wants us to give her money for bringing the newspaper. - Ela quer que lhe demos dinheiro para trazer o jornal. Деньги в кармане. Money in your pocket. Dinheiro no bolso.

Казалось, что куртка Хагрида состоит из одних карманов. It seemed that Hagrid's jacket consisted of only pockets. Parecia que a jaqueta de Hagrid consistia apenas em bolsos. Связки ключей, расплющенные дробинки, мотки веревки, мятные леденцы, пакетики чая… Наконец Гарри вытащил пригоршню странного вида монет. Keychains, flattened pellets, coils of string, mints, tea bags… Harry finally pulled out a handful of odd-looking coins. 最後にハリーが取り出したのは、一握りの奇妙な硬貨だった。 Chaveiros, bolinhas achatadas, rolos de barbante, balas de menta, saquinhos de chá... Harry finalmente tirou um punhado de moedas de aparência estranha.

— Дай ей пять кнатов, — сонно произнес Хагрид. “Give her five knuts,” said Hagrid sleepily. "Dê-lhe cinco nós", disse Hagrid sonolento.

— Кнатов? — Knatov? — Knatov?

— Маленьких бронзовых монеток - Small bronze coins - Pequenas moedas de bronze

Гарри отсчитал пять бронзовых монеток, и сова вытянула лапу, к которой был привязан кожаный мешочек. Harry counted out five bronze coins, and the owl extended its paw, to which a leather pouch was tied. Harry contou cinco moedas de bronze, e a coruja estendeu a pata, na qual uma bolsa de couro estava amarrada. А затем вылетела в открытое окно. And then flew out the open window. E então voou pela janela aberta.

Хагрид громко зевнул, сел и потянулся. Hagrid yawned loudly, sat up and stretched. Hagrid bocejou alto, sentou-se e espreguiçou-se.

— Пора идти, Гарри. "Time to go, Harry." "Hora de ir, Harry." У нас с тобой делов куча, нам в Лондон надо смотаться да накупить тебе всяких штук, которые для школы нужны. We have a lot of business with you, we need to hit the road to London and buy you all sorts of things that you need for school. ロンドンに行って、学校に必要なものを買ってあげなきゃいけないんだ。 Temos muitos negócios com você, precisamos pegar a estrada para Londres e comprar todos os tipos de coisas que você precisa para a escola.

Гарри вертел в руках волшебные монетки, внимательно их разглядывая. Harry fiddled with the magic coins in his hands, looking at them carefully. Harry brincava com as moedas mágicas em suas mãos, olhando-as cuidadosamente. Он только что подумал кое о чем, и ему показалось, что поселившийся внутри его шар счастья начал сдуваться. He had just thought of something, and it seemed to him that the ball of happiness that had settled inside him was beginning to deflate. Ele tinha acabado de pensar em algo, e parecia-lhe que a bola de felicidade que se instalara dentro dele estava começando a esvaziar.

— М-м-м… Хагрид? - Mm-hmm... Hagrid? “Mmm... Hagrid?

— А? - А? — Хагрид натягивал свои огромные башмаки. Hagrid pulled on his huge boots. Hagrid calçou suas enormes botas.

— У меня нет денег, и вы… I don't have money and you... Eu não tenho dinheiro e você...

Великан внимательно посмотрел на него, словно напоминая о вчерашнем уговоре. The giant looked at him attentively, as if reminding him of yesterday's agreement. O gigante olhou para ele com atenção, como se o lembrasse do acordo de ontem. Гарри вдруг понял, что ему, всегда такому вежливому и обращающемуся на «вы» ко всем старшим, будет легко называть Хагрида на «ты». Harry suddenly realized that he, always so polite and referring to all elders as "you", would find it easy to call Hagrid with "you". ハリーはふと、いつも礼儀正しく年長者を「あなた」と呼んでいた自分が、ハグリッドを「あなた」と呼ぶのは簡単だと気づいた。 Harry de repente percebeu que ele, sempre tão educado e se referindo a todos os anciões como "você", acharia fácil chamar Hagrid de "você". Потому что Хагрид относился к нему с большей теплотой, чем кто бы то ни было, и вел себя как друг. Because Hagrid treated him with more warmth than anyone else, and behaved like a friend. Porque Hagrid o tratou com mais carinho do que qualquer outra pessoa, e se comportou como um amigo.

— Ты слышал, что сказал вчера вечером дядя Вернон. “You heard what Uncle Vernon said last night. “Você ouviu o que tio Válter disse ontem à noite. Он не будет платить за то, чтобы я учился волшебству. He won't pay for me to learn magic. Ele não vai pagar para eu aprender magia.

— А ты не беспокойся. “Don’t worry.” - Não se preocupe. — Хагрид встал и почесал голову. - Hagrid stood up and scratched his head. - ハグリッドは立ち上がり、頭をかいた。 Hagrid se levantou e coçou a cabeça. — Ты, что ли, думаешь, что твои родители о тебе не позаботились? “Do you think your parents didn't take care of you?” - 両親があなたの面倒を見てくれなかったと思いますか? Você acha que seus pais não cuidaram de você?

— Но если от их дома ничего не осталось… - But if there is nothing left of their house ... “Mas se não sobrar nada da casa deles…”

— Да ты чо, они ж золото свое не в доме хранили! - Yes, you cho, they didn’t keep their gold in the house! - おいおい、彼らは家の中に金塊を保管していなかったじゃないか! - Sim, você cho, eles não guardavam seu ouro em casa! — отмахнулся Хагрид. - Hagrid waved away. disse Hagrid. — Короче, мы первым делом в «Гринготтс» заглянем, в наш банк Ты съешь сосиску, они и холодные очень ничего. - In short, the first thing we do at Gringotts is to look at our bank. You eat a sausage, they are very cold. - とにかく、まず最初にグリンゴッツ銀行へ行くんだ。 - Resumindo, primeiro vamos olhar para Gringotes, você vai comer uma salsicha no nosso banco, eles estão muito frios e nada. А я, если по правде, не откажусь от кусочка твоего вчерашнего именинного торта. And I, if truth be told, will not give up a piece of your birthday cake yesterday. E eu, na verdade, não vou recusar um pedaço do seu bolo de aniversário ontem.

— У волшебников есть свои банки? - Do wizards have their own banks? Os magos têm seus próprios frascos?

— Только один. - Only one. - Apenas um. «Гринготтс». Gringotts. Gringotes. Там гоблины всем заправляют. Goblins are in charge there. Goblins estão no comando lá.

Гарри уронил кусок сосиски, который он держал руке. Harry dropped the piece of sausage he was holding in his hand. Harry deixou cair o pedaço de salsicha que estava segurando na mão.

— Гоблины? - Goblins? - Goblins?

— Да, и поэтому я тебе так скажу: только сумасшедший может решиться ограбить этот банк — с гоблинами, Гарри, связываться опасно, да, запомни это. “Yes, and that's why I’ll tell you this: only a madman can dare to rob this bank - with goblins, Harry, it’s dangerous to mess with, yes, remember that. "Sim, e é por isso que eu vou te dizer isso: só um louco se atreveria a roubar este banco - com goblins, Harry, é perigoso mexer, sim, lembre-se disso." Поэтому если захочешь… э-э… что-то спрятать, то надежнее «Гринготтса» места нет… Разве что Хогвартс. Therefore, if you want to ... uh ... to hide something, then there is no place safer than Gringotts ... Except for Hogwarts. Portanto, se você quer... er... esconder alguma coisa, então não há lugar mais seguro do que Gringotes... Exceto talvez Hogwarts. Да сам увидишь сегодня, когда за деньгами твоими придем — заодно и я там дела свои сделаю. Yes, you yourself will see today when we come for your money - at the same time I will do my business there. Sim, você verá por si mesmo hoje, quando chegarmos pelo seu dinheiro - ao mesmo tempo, farei meus negócios lá. Дамблдор мне поручил кой-чего, да! Dumbledore gave me something to do, yes! Dumbledore me atribuiu algo, sim! — Хагрид горделиво выпрямился. Hagrid drew himself up proudly. Hagrid se endireitou com orgulho. — Он мне всегда всякие серьезные вещи поручает. - He always entrusts me with all sorts of serious things. - Ele sempre me confia todo tipo de coisa séria. Тебя вот забрать, из «Гринготтса» кое-что взять — он знает, что мне доверять можно, понял? To pick you up, take something from Gringotts - he knows he can trust me, okay? Para buscá-lo, para obter algo de Gringotes - ele sabe que pode confiar em mim, entendeu? Ну ладно, пошли. Okay, let's go. OK, vamos lá.

Гарри вышел на скалу вслед за Хагридом. Harry followed Hagrid onto the rock. Harry seguiu Hagrid até a rocha. Небо было чистым, и море поблескивало в лучах солнца! The sky was clear and the sea gleamed in the sun! O céu estava claro e o mar brilhava ao sol! Лодка, которую арендовал дядя Вернон, все еще была здесь, но после урагана она была залита водой. The boat that Uncle Vernon had rented was still there, but after the hurricane it was flooded with water. O barco que tio Válter havia alugado ainda estava lá, mas depois do furacão ficou inundado.

— А как ты сюда попал? - How did you get here? — E como você chegou aqui? — Гарри огляделся, но другой лодки так и не увидел. Harry looked around, but he couldn’t see the other boat. Harry olhou em volta, mas não conseguiu ver o outro barco.

— Прилетел, — ответил Хагрид. "Flew," said Hagrid.

— Прилетел? - Arrived?

— Да… не будем об этом. - Yeah...let's not talk about that. - ああ...その話はやめよう。 - Sim... não vamos falar sobre isso. Теперь, когда ты со мной мне… э-э… нельзя чудеса творить. Now that you are with me ... uh ... miracles cannot be done. Agora que você está comigo, eu... er... não posso fazer milagres.

Они уселись в лодку, а Гарри продолжал внимательно разглядывать Хагрида, пытаясь представить его летящим. They got into the boat while Harry continued to stare at Hagrid, trying to imagine him flying. Eles entraram no barco enquanto Harry continuava olhando para Hagrid, tentando imaginá-lo voando.

— Хотя… да… если по правде, глупо было б грести самому. - Although... yeah... to be honest, it would be stupid to row by myself. - でも...そうだね...本当のことを言えば、自分で漕ぐのは愚かなことだ。 "Embora... sim... para dizer a verdade, seria tolice remar." — Хагрид покосился на Гарри. Hagrid glanced sideways at Harry. Hagrid olhou para Harry. — Если я… э-э… Если я сделаю так, чтоб мы побыстрее поплыли, ты ведь никому в Хогвартсе не расскажешь? “If I… uh… If I make it so we can swim as quickly as possible, you’re not going to tell anyone at Hogwarts, are you?” - もし私が......早く泳がせたら、ホグワーツの誰にも言わないでくれる? "Se eu... uh... Se eu fizer com que nademos mais rápido, você não vai contar a ninguém em Hogwarts, vai?"

— Конечно нет! - Of course not! - Claro que não! — выпалил Гарри, которому не терпелось увидеть что-нибудь магическое. Harry blurted out, eager to see something magical. Harry deixou escapar, impaciente para ver algo mágico.

Хагрид вытащил свой розовый зонт, дважды стукнул им о борт лодки, и та помчалась. Hagrid pulled out his pink umbrella, banged it twice on the side of the boat, and it sped away. Hagrid puxou seu guarda-chuva rosa, bateu-o contra a lateral do barco duas vezes, e o barco acelerou.

— А почему только сумасшедший может попытаться ограбить «Гринготтс»? “Why would only a lunatic try to rob Gringotts?” “Por que apenas um lunático tentaria roubar Gringotes?” — поинтересовался Гарри. Harry asked. Harry perguntou.

— Заклинания, колдовство, — ответил Хагрид, разворачивая газету. "Spells, sorcery," said Hagrid, unfolding the paper. "Feitiços, feitiçaria," disse Hagrid, desdobrando o jornal. — Говорят, что там у них самые секретные сейфы драконы охраняют. “They say that dragons guard their most secret safes there. “Dizem que os dragões guardam seus cofres mais secretos lá. К тому же оттуда еще выбраться надо… «Гринготтс» глубоко под землей находится… сотни миль под Лондоном — чуешь? Besides, you still have to get out of there ... Gringotts is deep underground ... hundreds of miles under London - you hear it? Além disso, você ainda tem que sair de lá... Gringotes fica no subsolo... centenas de quilômetros abaixo de Londres - você ouviu? Глубже, чем метро. Deeper than the subway Mais profundo que o metrô Даже если повезет грабителю и получится у него украсть что-нибудь, он с голоду помрет, пока оттуда выберется, да! Even if the robber is lucky and manages to steal something, he will starve to death before he gets out of there, yes! Mesmo que o ladrão tenha sorte e consiga roubar alguma coisa, ele vai morrer de fome antes de sair de lá, sim!

Гарри сидел и думал об услышанном. Harry sat and thought about what he had heard. Harry sentou e pensou sobre o que tinha ouvido. Хагрид читал газету, которая называлась «Ежедневный пророк». Hagrid was reading a newspaper called The Daily Prophet. Hagrid estava lendo um jornal chamado O Profeta Diário. Гарри помнил, как дядя Вернон твердил, что, когда человек читает газету, он не любит, чтобы ему мешали. Harry remembered Uncle Vernon saying that when a person reads a newspaper, he doesn't like to be interrupted. ハリーは、バーノンおじさんが「新聞を読むときは邪魔されたくないものだ」と言っていたのを思い出した。 Harry se lembrou de tio Válter dizendo que quando uma pessoa lê um jornal, ela não gosta de ser interrompida. Но сейчас оставить Хагрида в покое было нелегко, потому что никогда в жизни Гарри не хотелось задать столько вопросов. But it wasn't easy to leave Hagrid alone now, because Harry had never wanted to ask so many questions in his life. しかし、ハグリッドを一人にするのは簡単なことではなかった。ハリーがこれほど質問したいと思ったのは生まれて初めてのことだったからだ。 Mas não era fácil deixar Hagrid sozinho agora, porque Harry nunca quis fazer tantas perguntas em sua vida.

— Ну вот, Министерство магии опять дров наломало, — пробормотал Хагрид, переворачивая страницу “Well, the Ministry of Magic has messed up again,” muttered Hagrid, turning the page - 魔法省はまたやってくれた」ハグリッドはページをめくりながらつぶやいた。 “Bem, o Ministério da Magia estragou tudo de novo,” murmurou Hagrid, virando a página.

— А есть такое Министерство? — Is there such a Ministry? — Existe tal ministério? — спросил Гарри, позабыв, что мешать читающему газету не следует. Harry asked, forgetting not to disturb the reader of the newspaper. - ハリーは、新聞読みの邪魔をしてはいけないと思った。 Harry perguntou, esquecendo de não incomodar o leitor do jornal.

— Есть-есть, — ответил Хагрид. “Yes, yes,” said Hagrid. “Sim, sim,” disse Hagrid. — Сначала хотели, чтоб Дамблдор министром стал, но он никогда Хогвартс не оставит, во как! - At first they wanted Dumbledore to become a minister, but he will never leave Hogwarts, how! - 当初、彼らはダンブルドアを大臣にすることを望んだが、彼はホグワーツを離れるはずがない! - No começo eles queriam que Dumbledore se tornasse um ministro, mas ele nunca vai sair de Hogwarts, como! Так что в министры старый Корнелиус Фадж пошел. So old Cornelius Fudge went to minister. そうして、コーネリアス・ファッジ爺さんは大臣のところへ行った。 Então o velho Cornelius Fudge foi ministrar. А хуже его не найдешь. And you won't find worse. これ以上悪いものはないだろう。 E você não vai encontrar pior. Он теперь каждое утро к Дамблдору сов посылает за советами. He now sends owls to Dumbledore every morning for advice. Ele agora manda corujas para Dumbledore todas as manhãs pedindo conselhos.

— А чем занимается Министерство магии? "And what does the Ministry of Magic do?" - 魔法省の仕事とは? "E o que o Ministério da Magia faz?"

— Ну, их главная работа, чтоб люди не догадались, что в стране на каждом углу волшебники живут. “Well, their main job is to prevent people from guessing that wizards live on every corner of the country. “Bem, o trabalho principal deles é evitar que as pessoas adivinhem que os magos vivem em todos os cantos do país.

— Почему? - Por que?

— Почему? - Por que?

Да ты чо, Гарри? What are you, Harry? O que você é, Harry? Все ж сразу захотят волшебством свои проблемы решить, эт точно! Everyone will immediately want to solve their problems with magic, that's for sure! 誰もがマジックで問題を解決したいと思うだろう! Todos vão querer imediatamente resolver seus problemas com magia, isso é certo! Не, лучше, чтоб о нас не знали. No, it's better that they don't know about us. いや、僕らのことは知られない方がいい。 Não, é melhor que eles não saibam sobre nós.

В этот момент лодка мягко стукнулась о стену причала. At that moment, the boat softly hit the pier wall. Nesse momento, o barco bateu suavemente na parede do cais. Хагрид сложил газету, и они поднялись по каменным ступеням и оказались на улице. Hagrid folded up the newspaper and they walked up the stone steps and out into the street. ハグリッドが紙を折ると、二人は石段を上り、外に出た。 Hagrid dobrou o jornal e eles subiram os degraus de pedra e saíram para a rua.

Пока они шли к станции, жители маленького городка во все глаза смотрели на Хагрида. As they walked to the station, the inhabitants of the small town stared at Hagrid with wide eyes. 駅まで歩く間、小さな町の人々はハグリッドを見つめた。 Enquanto caminhavam para a estação, os habitantes da pequena cidade olhavam para Hagrid com os olhos arregalados. Гарри их прекрасно понимал. Harry understood them perfectly. ハリーはそれを完璧に理解していた。 Harry os entendeu perfeitamente. Дело даже не в том, что Хагрид был вдвое выше обычного человека, он еще и всю дорогу тыкал пальцем в самые простые, на взгляд Гарри, предметы, вроде парковочных счетчиков, и громко восклицал: It's not even that Hagrid was twice the height of an ordinary person, he also poked his finger at the simplest, in Harry's eyes, objects, like parking meters, and loudly exclaimed: ハグリッドの身長は普通の男の2倍もあったし、ハリーにはパーキング・メーターのような簡単なものにしか見えなかった: Não é que Hagrid tivesse o dobro da altura de uma pessoa comum, ele também enfiou o dedo no mais simples, nos olhos de Harry, objetos, como parquímetros, e exclamou em voz alta:

— Ну дела, Гарри! "Well done, Harry! "Muito bem, Harry! И чего эти маглы только не придумают! What the hell do these Muggles come up with! マグルには思いつかないこと! E o que esses trouxas simplesmente não inventam!

— Хагрид! — Hagrid! — произнес Гарри, немного запыхавшись, потому что ему было нелегко поспевать за Хагридом. said Harry, a little out of breath as he was having a hard time keeping up with Hagrid. - ハグリッドの話についていけず、ハリーは少し息を切らしながら言った。 disse Harry, um pouco sem fôlego, pois estava tendo dificuldade em acompanhar Hagrid. — Ты сказал, что в «Гринготтсе» есть драконы? “Did you say there were dragons at Gringotts?” “Você disse que havia dragões em Gringotes?”

— Ну, так говорят, — ответил Хагрид. "Well, that's what they say," said Hagrid. - そうらしいな」ハグリッドが答えた。 "Bem, isso é o que eles dizem," disse Hagrid. — Э-э-э, хотел бы я иметь дракона. — Uh, I wish I had a dragon. - ドラゴンがいたらなあ。 — Uh, eu gostaria de ter um dragão.

— Ты хотел бы иметь дракона? - Would you like to have a dragon? Você gostaria de ter um dragão?

— Всегда хотел… еще когда маленьким совсем был. - I always wanted to ... even when I was quite small. - Eu sempre quis... mesmo quando era bem pequeno. Все, пришли мы. Everyone, we've come. Todos, nós viemos.

Они были на станции. They were at the station. Eles estavam na estação. Поезд на Лондон отходил через пять минут. The train to London was leaving in five minutes. O trem para Londres partiria em cinco minutos. Хагрид заявил, что ничего не понимает в деньгах маглов, и сунул Гарри несколько купюр, чтобы тот купил билеты. Hagrid said he didn't understand Muggle money and slipped Harry some bills to buy tickets. Hagrid disse que não entendia o dinheiro trouxa e deu a Harry algumas notas para comprar ingressos.

В поезде на них глазели еще больше, чем на улице. On the train they were stared at even more than on the street. No trem, eles eram observados ainda mais do que na rua. Хагрид занял сразу два сиденья и начал вязать нечто похожее на шатер канареечного цвета, вроде тех, где устраивают представления циркачи. Hagrid took two seats at once and began to knit something that looked like a canary-colored tent, like those used by circus performers. Hagrid sentou-se em dois lugares ao mesmo tempo e começou a tricotar algo que parecia uma tenda cor de canário, como aquelas usadas por artistas de circo.

— А письмо-то у тебя с собой, Гарри? "Do you have the letter with you, Harry?" "Você tem a carta com você, Harry?" — спросил он, считая петли. he asked, counting the loops. - 彼はループを数えながら尋ねた。 ele perguntou, contando as voltas.

Гарри вытащил из кармана пергаментный конверт. Harry pulled a parchment envelope from his pocket. Harry tirou um envelope de pergaminho do bolso.

— Отлично, — сказал Хагрид. "Very well," said Hagrid. "Muito bem," disse Hagrid. — Там есть список всего того, что для школы нужно. — There is a list of everything that is needed for the school. — Há uma lista de tudo que é necessário para a escola.

Гарри развернул второй листок бумаги, который не заметил вчера, и начал читать. Harry unfolded the second piece of paper he hadn't noticed yesterday and began to read. ハリーは昨日気づかなかった2枚目の紙を広げ、読み始めた。 Harry desdobrou o segundo pedaço de papel que não havia notado ontem e começou a ler.

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «Хогвартс» School of Witchcraft and Wizardry "Hogwarts" Escola de Bruxaria e Magia "Hogwarts"

Форма Form A forma

Студентам-первокурсникам требуется: Undergraduate students are required to: Os alunos de graduação são obrigados a:

Три простых рабочих мантии (черных). Three plain work robes (black). シンプルなワークローブ3着(黒)。 Três roupões de trabalho simples (pretos).

Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день. One simple pointed hat (black) for every day. Um chapéu pontudo simples (preto) para cada dia.

Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала). One pair of protective gloves (dragon skin or similar). 保護手袋1組(ドラゴンスキンまたは同様の素材)。 Um par de luvas de proteção (pele de dragão ou similar).

Один зимний плащ (черный, застежки серебряные). One winter coat (black, silver clasps). Um casaco de inverno (preto, fechos prateados).

Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента. Please remember that the clothes must be tagged with the student's first and last name. Por favor, não esqueça que o nome e sobrenome do aluno devem ser etiquetados nas roupas.

Книги Books Livros

Каждому студенту полагается иметь следующие книги: Each student is required to have the following books: Cada aluno deve ter os seguintes livros:

«Курсическая книга заговоров и заклинаний» (первый курс). "The course book of conspiracies and spells" (first course). "O livro do curso de conspirações e feitiços" (primeiro curso). Миранда Гуссокл Miranda Goossocle Miranda Goossocle

«История магии». "History of Magic". "História da Magia". Батильда Бэгшот Bathilda Bagshot Batilda Bagshot

«Теория магии». "Theory of Magic". "Teoria da Magia". Адальберт Уоффлинг Adalbert Woffling Adalberto Woffling

«Пособие по трансфигурации для начинающих». Beginner's Guide to Transfiguration. "初心者のための変身ハンドブック Guia para iniciantes em transfiguração. Эмерик Свитч Emeric Switch Interruptor Emérico

«Тысяча магических растений и грибов». "A Thousand Magical Plants and Fungi". "Mil plantas e fungos mágicos". Филли-да Спора Filly-da Spore Potra da Esporo

«Магические отвары и зелья». "Magical Decoctions and Potions". "Decocções e Poções Mágicas". Жиг Мышъякофф Jig Myshyakoff Jig Myshyakoff

«Фантастические звери: места обитания». "Fantastic Beasts: Habitats". "Animais Fantásticos: Habitats". Ньют Саламандер Newt Scamander Newt Scamander

«Темные силы: пособие по самозащите». "Dark Forces: A Guide to Self-Defense". ダーク・フォース:自己防衛マニュアル」。 "Forças das Trevas: Um Guia para Autodefesa". Квентин Тримбл Quentin Trimble Quentin Trimble

Также полагается иметь: Also required to have: それはまた、あるはずだ: Também é necessário ter:

1 волшебную палочку, 1 котел (оловянный, стандартный размер № 2), 1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов, 1 телескоп, 1 медные весы. 1 magic wand, 1 cauldron (tin, standard size #2), 1 set of glass or crystal vials, 1 telescope, 1 copper balance. 杖1本、大鍋(ピューター製、標準サイズ2号)1個、ガラスまたはクリスタルの小瓶1セット、望遠鏡1台、銅製スケール1個。 1 varinha mágica, 1 caldeirão (lata, tamanho padrão nº 2), 1 conjunto de frascos de vidro ou cristal, 1 telescópio, 1 balança de cobre.

Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу. Students can also bring an owl, or a cat, or a toad. Os alunos também podem trazer uma coruja, um gato ou um sapo.

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ. PARENTS REMINDED THAT FIRST YEARS ARE NOT SUPPOSED TO HAVE THEIR OWN BROOM. 1年生は自分の箒を持つことを禁じられていることを保護者に伝える。 OS PAIS LEMBRAM QUE OS PRIMEIROS ANOS NÃO DEVEM TER SUA PRÓPRIA VASSOURA.

— И это все можно купить в Лондоне? “And all this can be bought in London?” “E tudo isso pode ser comprado em Londres?” — ахнул Гарри. Harry gasped. Harry ofegou.

— Если знаешь, где искать, — ответил Хагрид. “If you know where to look,” said Hagrid. “Se você souber onde procurar,” disse Hagrid.

* * * * * * * * *

Гарри никогда раньше не гулял по Лондону. Harry had never walked around London before. Harry nunca tinha andado por Londres antes. А Хагрид хотя и знал, куда им надо, но обычным способом туда никогда не добирался. And although Hagrid knew where they wanted to go, he never got there in the usual way. そして、ハグリッドは行き先を知っていたにもかかわらず、普通の方法ではそこに着かなかった。 E embora Hagrid soubesse para onde eles queriam ir, ele nunca chegou lá da maneira usual. Для начала он застрял в турникете метро, а после громко жаловался, что сиденья в вагонах слишком маленькие, а поезда слишком медленные. First, he got stuck in the subway turnstile, and then complained loudly that the seats in the cars were too small and the trains were too slow. 手始めに、彼は地下の改札で立ち往生し、その後、客車の座席が狭すぎる、列車が遅すぎると大声で文句を言った。 Primeiro, ele ficou preso na catraca do metrô e depois reclamou em voz alta que os assentos dos vagões eram muito pequenos e os trens muito lentos.

— Не представляю, как маглы без магии обходятся, — сказал он, когда они поднялись вверх по сломанному эскалатору и оказались на улице, полной магазинов. "I don't know how Muggles manage without magic," he said as they walked up the broken escalator and into a street full of shops. - マグルが魔法なしでどうやっているのか、僕にはわからない。 "Eu não sei como os trouxas conseguem sem magia," ele disse enquanto subiam a escada rolante quebrada e entravam em uma rua cheia de lojas.

Хагрид был так велик, что без труда прокладывал себе дорогу сквозь толпу, от Гарри требовалось лишь не отставать. Hagrid was so big that he could easily cut his way through the crowd, all Harry had to do was keep up. ハグリッドは大柄だったので、人ごみの中を進むのに苦労することはなかった。 Hagrid era tão grande que podia facilmente abrir caminho pela multidão, tudo que Harry tinha que fazer era acompanhar. Они проходили мимо книжных и музыкальных магазинов, закусочных и кинотеатров, но ни одно из этих мест не было похоже на то, где можно купить волшебную палочку. They passed bookstores, music stores, eateries and movie theaters, but none of these places looked like where you could buy a magic wand. Eles passaram por livrarias, lojas de música, restaurantes e cinemas, mas nenhum desses lugares parecia onde você poderia comprar uma varinha mágica. Это была обычная улица, забитая обычными людьми. It was an ordinary street filled with ordinary people. そこは普通の通りで、普通の人々でごった返していた。 Era uma rua comum cheia de pessoas comuns.

Гарри на мгновение показалось, что это сон. Harry thought for a moment that it was a dream. ハリーは一瞬、夢かと思った。 Harry pensou por um momento que era um sonho. Ну разве может находиться под землей волшебный банк, набитый золотом? Well, how can there be a magic bank full of gold underground? Bem, como pode haver um banco mágico cheio de ouro no subsolo? Разве существуют магазины, которые продают книги заклинаний и метлы? Are there shops that sell spell books and brooms? Existem lojas que vendem livros de feitiços e vassouras? А может, все это ужасная шутка, которую придумали Дурсли? Or maybe it's all a terrible joke that the Dursleys came up with? Ou talvez seja tudo uma piada terrível que os Dursleys inventaram? Если бы Гарри не знал, что у Дурслей нет чувства юмора, он бы так и подумал, но он почему-то верил Хагриду, хотя все, что тот говорил, было невероятно. If Harry didn't know that the Dursleys had no sense of humor, he would have thought so, but for some reason he believed Hagrid, even though everything he said was unbelievable. ダーズリー一家にユーモアのセンスがないことを知らなければ、ハリーもそう思っただろうが、ハグリッドの言うことはすべて信じられなかった。 Se Harry não soubesse que os Dursleys não tinham senso de humor, ele teria pensado assim, mas por alguma razão ele acreditou em Hagrid, mesmo que tudo o que ele disse fosse inacreditável.

— Пришли, — произнес Хагрид, остановившись. “Come,” said Hagrid, stopping. - ここだよ」ハグリッドが立ち止まった。 “Venha,” disse Hagrid, parando. — «Дырявый котел». - Leaky cauldron. - "穴の大釜" - Caldeirão gotejante. Известное местечко. Famous place. Lugar famoso.

Это был крошечный невзрачный бар. It was a tiny nondescript bar. Era um pequeno bar indefinido. Если бы Хагрид не указал на него, Гарри бы его даже не заметил. If Hagrid hadn't pointed him out, Harry wouldn't even have noticed him. Se Hagrid não o tivesse apontado, Harry nem o teria notado. Проходящие мимо люди на бар не смотрели. People passing by did not look at the bar. As pessoas que passavam não olhavam para o bar. Их взгляды скользили с большого книжного магазина на магазин компакт-дисков, а бар, находившийся между этими магазинами, они, похоже, вовсе не замечали. Their eyes flickered from the big bookstore to the CD store, and the bar that lay between the two stores seemed to be completely ignored. 彼らの視線は大型書店からコンパクトディスクショップへと注がれ、その間にあるバーには気づいていないようだった。 Seus olhos passaram da grande livraria para a loja de CDs, e o bar que ficava entre as duas lojas parecia ser completamente ignorado. У Гарри даже возникло странное чувство, что только они с Хагридом видят его. Harry even had the odd feeling that only he and Hagrid could see him. ハリーには、それが見えるのは自分とハグリッドだけだという奇妙な感覚さえあった。 Harry até teve a estranha sensação de que só ele e Hagrid podiam vê-lo. Но прежде чем он успел спросить об этом, Хагрид завел его внутрь. But before he could ask about it, Hagrid led him inside. しかし、そう尋ねる前に、ハグリッドは彼を中に案内した。 Mas antes que ele pudesse perguntar sobre isso, Hagrid o levou para dentro.

Для известного местечка бар был слишком темным и обшарпанным. For a famous place, the bar was too dark and shabby. 有名な店にしては、バーがあまりに暗くてみすぼらしかった。 Para um lugar famoso, o bar era muito escuro e pobre. В углу сидели несколько пожилых женщин и пили вино из маленьких стаканчиков, одна из них курила длинную трубку. Several elderly women were sitting in a corner drinking wine from small glasses, one of them smoking a long pipe. 数人の年配の女性が隅に座り、小さなグラスでワインを飲んでいた。 Várias mulheres idosas estavam sentadas em um canto bebendo vinho em copos pequenos, uma delas fumando um longo cachimbo. Маленький человечек в цилиндре разговаривал со старым лысым барменом, похожим на нахмурившийся грецкий орех. A small man in a top hat was talking to an old bald bartender who looked like a frowning walnut. Um homenzinho de cartola conversava com um velho barman careca que parecia uma noz carrancuda. Когда они вошли, все разговоры сразу смолкли. When they entered, all conversations immediately ceased. Quando eles entraram, todas as conversas cessaram imediatamente. Очевидно, Хагрида здесь все знали — ему улыбались и махали руками, а бармен потянулся за стаканом со словами: — Тебе как обычно, Хагрид? — Не могу, Том, я здесь по делам Хогвартса, — ответил Хагрид и хлопнул Гарри по плечу своей здоровенной ручищей, так что у того подогнулись колени. — Боже милостивый, — произнес бармен, пристально глядя на Гарри. — Это… Неужели это… В «Дырявом котле» воцарилась тишина. — Благослови мою душу, — прошептал старый бармен. — Гарри Поттер… какая честь! Он поспешно вышел из-за стойки, подбежал к Гарри и схватил его за руку. В глазах бармена стояли слезы. — Добро пожаловать домой, мистер Поттер. Добро пожаловать домой. Гарри не знал, что сказать. Все смотрели на него. Старуха сосала свою трубку, не замечая, что та погасла. Хагрид сиял. Вдруг разом заскрипели отодвигаемые стулья, и следующий момент Гарри уже обменивался рукопожатиями со всеми посетителями «Дырявого котла». — Дорис Крокфорд, мистер Поттер. Не могу поверить, что наконец встретилась с вами. — Большая честь, мистер Поттер, большая чес — Всегда хотела пожать вашу руку… Я вся дрожу. — Я счастлив, мистер Поттер, даже не могу пере дать, насколько я счастлив. Меня зовут Дингл, Дедалус Дингл. — А я вас уже видел! — воскликнул Гарри, и Дедалус Дингл так разволновался, что его цилиндр слетел с головы и упал на пол. — Вы однажды поклонились мне в магазине. — Он помнит! — вскричал Дедалус Дингл, оглядываясь на остальных. — Вы слышали? Он меня помнит! Гарри продолжал пожимать руки. Дорис Крокфорд подошла к нему во второй раз, а потом и в третий. Вперед выступил бледный молодой человек, он очень нервничал, у него даже дергалось одно веко. — Профессор Квиррелл! — представил его Хагрид. — Гарри, профессор Квиррелл — один из твоих будущих преподавателей. — П-п-поттер! — произнес, заикаясь, профессор Квиррелл и схватил Гарри за руку. — Н-не могу п-пе-редать, насколько я п-польщен встречей с вами. — Какой раздел магии вы преподаете, профессор Квиррелл? — Защита от Т-т-темных искусств, — пробормотал Квиррелл с таким видом, словно ему не нравилось то, что он сказал. — Н-не то чтобы вам это было н-нужно, верно, П-п-поттер? — Профессор нервно рассмеялся. — Как я п-понимаю, вы решили п-при-обрести все н-необходимое для школы? А мне н-нуж-на новая к-книга о вампирах. Вид у него был такой, будто его пугала сама мысль о вампирах. Но остальные не желали мириться с тем, что Квиррелл безраздельно завладел вниманием Гарри. Прошло еще минут десять, прежде чем зычный голос Хагрида перекрыл другие голоса. — Пора идти… нам надо еще кучу всего купить. Пошли, Гарри. Дорис Крокфорд напоследок опять пожала Гарри руку. Хагрид вывел его из бара в маленький двор, со всех сторон окруженный стенами. Здесь не было ничего, кроме мусорной урны и нескольких сорняков. — Ну, что я тебе говорил? — Хагрид ухмыльнулся. — Я ж тебе сказал, что ты знаменитость. Даже профессор Квиррелл затрясся, когда тебя увидел… хотя, если по правде, он всегда трясется. — Он всегда такой нервный? — Да. Бедный парень. А ведь талантливый такой, да! Он пока науки по книгам изучал, в полном порядке был, а потом взял… э-э… отпуск, чтоб кой-какой опыт получить… Говорят, он в Черном лесу вампиров встретил, и еще там одна… э-э… история у него произошла с ведьмой… с тех пор он все, другим совсем стал. Учеников боится, предмета своего боится… Так, куда это мой зонт подевался? Вампиры? Ведьмы? У Гарри кружилась голова. А Хагрид тем временем считал кирпичи в стене над мусорной урной. — Три вверх… два в сторону, — бормотал он. — Так; а теперь отойди, Гарри. Он трижды коснулся стены зонтом. Кирпич, до которого он дотронулся, задрожал, потом задергался, в середине у него появилась маленькая дырка, которая быстро начала расти. Через секунду перед ними была арка, достаточно большая, чтобы сквозь нее мог пройти Хагрид. За аркой начиналась мощенная булыжником извилистая улица. — Добро пожаловать в Косой переулок, — произнес Хагрид. Он усмехнулся, заметив изумление на лице Гарри. Они прошли сквозь арку, и Гарри, оглянувшись, увидел, как она тут же снова превратилась в глухую стену. Ярко светило солнце, отражаясь в котлах, выставленных перед ближайшим к ним магазином. «Котлы. Все размеры. Медь, бронза, олово, серебро. Самопомешивающиеся и разборные» — гласила висевшая над ними табличка. — Ага, такой тебе тоже нужен будет, — сказал Хагрид. — Но сначала надо твои денежки забрать. Гарри пожалел, что у него не десять глаз. Пока они шли вверх по улице, он вертел головой, пытаясь увидеть все сразу: магазины, выставленные перед ними товары, людей, делающих покупки. Полная женщина, стоявшая перед аптекой, мимо которой они проходили, качала головой. — Печень дракона по семнадцать сиклей за унцию — да они с ума сошли… Из мрачного на вид магазина доносилось тихое уханье. «Торговый центр „Совы“. Неясыти обыкновенные, сипухи, ушастые и полярные совы» — прочитал Гарри. Несколько мальчишек примерно его возраста прижались носами к другой витрине, разглядывая выставленные в ней метлы. — Смотри, — донеслось до Гарри, — новая модель «Нимбус-2000», самая быстрая. Здесь были магазины, которые торговали мантиями, телескопами и странными серебряными инструментами, каких Гарри никогда не видел. Витрины по всей улице были забиты бочками с селезенками летучих мышей и глазами угрей, покачивающимися пирамидами из книг с заклинаниями, птичьими перьями и свитками пергамента, бутылками с волшебными зельями и глобусами Луны… — «Гринготтс», — объявил Хагрид. Они находились перед белоснежным зданием, возвышавшимся над маленькими магазинчиками. А у отполированных до блеска бронзовых дверей в алой с золотом униформе стоял… — Да, это гоблин, — спокойно сказал Хагрид, когда они поднимались по белым каменным ступеням. Гоблин был на голову ниже Гарри. У него было смуглое умное лицо, острая бородка и, как заметил Гарри, очень длинные пальцы и ступни. Он поклонился, когда они входили внутрь. Теперь они стояли перед вторыми дверями, на этот раз серебряными. На них были выгравированы строчки: Входи, незнакомец, но не забудь, Что у жадности грешная суть, Кто не любит работать, но любит брать, Дорого платит — и это надо знать. Если пришел за чужим ты сюда, Отсюда тебе не уйти никогда. — Я ж тебе говорил: надо быть сумасшедшим, бы попытаться ограбить этот банк, — сказал Хагрид. Два гоблина с поклонами встретили их, когда он прошли сквозь серебряные двери и оказались в огромном мраморном холле. На высоких стульях за длинной стойкой сидела еще сотня гоблинов — они делали записи в больших гроссбухах, взвешивали монеты на медных весах, с помощью луп изучали драгоценные камни. Из холла вело больше дверей, чем Гарри мог сосчитать, — другие гоблины впускали и выпускали через них людей. Хагрид и Гарри подошли к стойке. — Доброе утро, — обратился Хагрид к свободному гоблину. — Мы тут пришли, чтоб немного денег взять… э-э… из сейфа мистера Гарри Поттера. — У вас есть его ключ, сэр? — Где-то был, — ответил Хагрид и начал выкладывать на стойку содержимое своих карманов. Пригоршня заплесневелых собачьих бисквитов посыпалась на бухгалтерскую книгу гоблина. Гоблин сморщил нос. Гарри наблюдал за гоблином, сидевшим справа и взвешивавшим груду рубинов, огромных, как пылающие угли. — Нашел, — наконец сказал Хагрид, протягивая крошечный золотой ключик Гоблин изучающе посмотрел на него. — Кажется, все в порядке. — И у меня тут еще письмо имеется… э-э… от профессора Дамблдора, — с важным видом произнес Хагрид, выпячивая грудь. — Это насчет Вы-Знаете-Чего в сейфе семьсот тринадцать. Гоблин внимательно прочитал письмо. — Прекрасно, — сказал он, возвращая письмо Хагриду. — Сейчас вас отведут вниз к вашим сейфам. Крюкохват! Крюкохват тоже был гоблином. Когда Хагрид распихал все собачьи бисквиты по карманам, они с Гарри последовали за Крюкохватом к одной из дверей. — А что такое это Вы-Знаете-Что в сейфе семьсот тринадцать? — спросил Гарри. — Не могу я тебе сказать, — таинственно ответил Хагрид. — Очень секретно. Это школы «Хогвартс» касается. Дамблдор мне доверяет. А я своей работой слишком дорожу, чтобы секреты тебе раскрывать. Крюкохват открыл перед ними дверь. Гарри, ожидавший увидеть вокруг мрамор, был удивлен. Они стояли в узком каменном коридоре, освещенном горящими факелами. Дорога круто уходила вниз, на полу были тоненькие рельсы. Крюкохват свистнул, и к ним с лязгом подкатила маленькая тележка. Они забрались внутрь — Хагриду это удалось с трудом — и поехали. Сначала они неслись сквозь лабиринт петляющих коридоров. Гарри пытался запомнить дорогу — налево, направо, направо, налево, на развилке прямо, опять направо, опять налево, — но вскоре оставил это бесполезное занятие. Казалось, дребезжащая тележка сама знает дорогу, потому что Крюкохват ею не управлял. Гарри обдало ледяным воздухом, глаза защипало, но он держал их широко открытыми. В какой-то момент ему почудилось, что он заметил вспышку огня в конце коридора, и он быстро обернулся, чтобы увидеть, не дракон ли это, но опоздал — тележка резко ушла вниз. Сейчас она проезжала мимо подземного озера, на по толке и стенах росли сталагмиты и сталактиты. — Знаешь, Хагрид, — громко произнес Гарри, пытаясь заглушить шум тележки. — Я никогда не знал, в чем разница между сталактитом и сталагмитом. — В слове сталагмит есть буква «м», — ответил Хагрид. — И больше не спрашивай меня ничего… меня, похоже, сейчас наизнанку вывернет. Хагрид был весь зеленый. Когда тележка наконец остановилась перед маленькой дверью в стене, он выбрался из нее, прислонился к стене и подождал пока у него перестанут дрожать колени. Крюкохват отпер дверь. Изнутри вырвалось облако зеленого дыма, а когда оно рассеялось, Гарри ахнул. Внутри были кучи золотых монет. Колонны серебряных. Горы маленьких бронзовых кнатов. — Это все твое, — улыбнулся Хагрид. «Все твое» — это было невероятно. Дурсли наверняка не знали об этих деньгах, иначе они отняли бы их у него, не успел бы он и глазом моргнуть. Сколько раз они жаловались, что Гарри им дорого обходится? А все это время глубоко под Лондоном хранилось принадлежащее ему сокровище. Хагрид помогал Гарри бросать монеты в сумку. — Золотые — это галлеоны, — пояснил он. — Один галлеон — это семнадцать серебряных сиклей, а один сикль — двадцать девять кнатов, это просто, да? Ладно, тебе этого на пару семестров хватит, а остальное пусть тут лежит. — Он повернулся к Крюкохвату. — А теперь нам нужен сейф семьсот тринадцать… и… э-э… пожалуйста, нельзя ли помедленнее? — У тележки только одна скорость, — ответил Крюкохват. Теперь они спускались еще ниже, а тележка ехала почему-то еще быстрее, чем раньше. Воздух становился холоднее. Когда они проезжали над подземным ущельем, Гарри перегнулся, чтобы разглядеть, что скрывается в его темных глубинах, но Хагрид со стоном схватил его за шиворот и втащил обратно. В сейфе номер семьсот тринадцать не было замочной скважины. — Отойдите, — важно сказал Крюкохват. Он мягко коснулся двери одним из своих длинных пальцев, и она просто растаяла. — Если это попробует сделать кто-то, кроме работающих в банке гоблинов, его засосет внутрь, и он окажется в ловушке, — произнес Крюкохват. — А как часто вы проверяете, нет ли там кого внутри? — поинтересовался Гарри. — Примерно раз в десять лет, — ответил Крюкохват с довольно неприятной улыбкой. Гарри был уверен, что в этом сверхсекретном сейфе лежит что-то ужасно важное, как минимум, драгоценные камни невероятных размеров, и он поспешно шагнул вперед, чтобы увидеть, что там. Сначала ему показалось, что там вообще пусто. Затем он заметил на полу маленький невзрачный сверток из коричневой бумаги. Хагрид нагнулся, подобрал его и засунул во внутренний карман куртки. Гарри хотелось узнать, что там, но он понимал, что спрашивать не стоит. — Пошли обратно к этой адовой тележке, и не разговаривай со мной по дороге. Лучше будет, если я буду держать рот закрытым, — сказал Хагрид. * * * Еще одна бешеная гонка на тележке — и вот они уже стоят на улице у банка, щурясь от солнечного света. Сейчас, когда у него в руках была сумка, полная денег, Гарри не знал, что с ними делать, и с трудом подавлял в себе желание начать покупать все подряд. Ему даже не было интересно, каков курс галлеона по отношению к фунту, — важно было, что сейчас у него денег больше, чем за всю его жизнь. Даже больше, чем когда-либо было у Дадли. О том, что это волшебные деньги и их можно тратить только в волшебном мире, он как-то забыл. — Ну что, надо бы купить тебе форму, — заметил Хагрид, кивнув в сторону магазина с вывеской «Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни». — Слушай, Гарри, ты… э-э… не против, если я заскочу в «Дырявый котел» и пропущу стаканчик? Ненавижу я эти тележки в «Гринготтсе»… мутит меня после них. Хагрид на самом деле был все еще бледным, поэтому Гарри кивнул. Хотя он немного нервничал, входя в магазин мадам Малкин в полном одиночестве. Мадам Малкин оказалась приземистой улыбающейся волшебницей, одетой в розовато-лиловые одежды. — Едем учиться в Хогвартс? — спросила она прежде, чем Гарри успел объяснить ей цель своего визита. — Ты пришел по адресу: у меня тут как раз еще один клиент тоже к школе готовится. В глубине магазина на высокой скамеечке стоял бледный мальчик с тонкими чертами лица, а вторая волшебница крутилась вокруг него, подгоняя по росту длинные черные одежды. Мадам Малкин поставила Гарри на соседнюю скамеечку. — Привет! — сказал мальчик. — Тоже в Хогвартс? — Да, — ответил Гарри. — Мой отец сейчас покупает мне учебники, а мать смотрит волшебные палочки, — сообщил мальчик. Он говорил как-то очень устало, специально растягивая слова. — А потом потащу их посмотреть гоночные метлы. Не могу понять, почему первокурсникам нельзя их иметь. Думаю, мне удастся убедить отца, чтобы он купил мне такую… а потом как-нибудь тайком пронесу ее в школу. Мальчик сильно напомнил Гарри его кузена. — А у тебя есть своя собственная метла? — продолжал тот. — Нет. — Гарри отрицательно кивнул головой. — А в квиддич играешь? — Нет, — повторил Гарри, спрашивая себя, что же это такое — квиддич. — А я играю. Отец говорит, что будет преступлением, если меня не возьмут в сборную факультета, и я тебе скажу: я с ним согласен. Ты уже знаешь, на каком будешь факультете? — Нет, — в третий раз произнес Гарри, с каждой минутой чувствуя себя все большим дураком. — Ну, вообще-то никто заранее не знает, это уже там решат, но я знаю, что я буду в Слизерине, вся моя семья там была. А представь, если определят в Пуффендуй, тогда я сразу уйду из школы, а ты? — М-м-м, — неопределенно промычал Гарри, жалея, что не может сказать что-нибудь более содержательное. — Ну и ну, ты только посмотри на этого! — внезапно воскликнул мальчик, кивком показывая на окно. За окном стоял Хагрид, улыбаясь Гарри и показывая на два огромных мороженых, словно объясняя, почему он не может войти внутрь. — Это Хагрид, — радостно пояснил Гарри. Ему было приятно, что он знает что-то, чего не знает этот мальчик. — Он работает в Хогвартсе. — А-а-а, — протянул тот. — Я о нем слышал. О там что-то вроде прислуги, да? — Он лесник, — сухо ответил Гарри. С каждой секундой этот мальчик нравился ему все меньше и меньше. — Да, точно. Я слышал, он настоящий дикарь. Живет в хижине на территории школы и время от времени напивается и пытается творить чудеса, а все кончается тем, что вспыхивает его собственная постель! — Лично мне он очень нравится, — холодно парировал Гарри. — Вот как? — На лице мальчика появилась презрительная усмешка. — А почему он с тобой? Где твои родители? — Они умерли, — коротко ответил Гарри. Ему не хотелось разговаривать с мальчиком на эту тему. — О, мне очень жаль, — произнес тот, хотя по его голосу нельзя было сказать, что он о чем-либо сожалеет. — Но они были из наших или нет? — Они были волшебники, если ты об этом. — Если честно, я не понимаю, почему в школу принимают не только таких, как мы, но и детей не из наших семей. Они ведь другие. Они по-другому росли и ничего о нас не знают. Представь, некоторые даже никогда не слышали о Хогвартсе до того дня, как получили письмо. Я думаю, что в Хогвартсе должны учиться только дети волшебников. Кстати, а как твоя фамилия? Но прежде чем Гарри успел ответить, в разговор вмешалась мадам Малкин. — Все готово, — произнесла она. Нельзя сказать, чтобы Гарри был огорчен тем, что у него появился повод закончить разговор, и он поспешно спрыгнул со скамеечки. — Что ж, встретимся в школе, — бросил ему вслед мальчик Гарри молча ел купленное Хагридом мороженое — ванильно-шоколадное с колотыми орешками. Мороженое было настолько вкусным, что есть и одновременно разговаривать было бы слишком. Но Хагрид заметил, что Гарри какой-то притихший и грустный. — Чой-то случилось? — спросил он. — Все в порядке, — соврал Гарри. Они зашли в магазинчик, чтобы купить пергамент и перья. Гарри немного развеселился, купив флакончик чернил, которые меняли цвет в процессе письма. — Хагрид, а что такое квиддич? — спросил он, когда они вышли из магазина. — Черт меня подери, Гарри, разве можно не знать, что такое квиддич?! Извини… э-э… все время забываю, что ты почти ничего не знаешь. — Перестань. Мне и так плохо, — мрачно сказал Гарри. И рассказал Хагриду о том, что произошло в магазине одежды. — И еще он сказал, что детей из семей маглов не следует принимать в школу, и… — Но ты же не из маглов, — горячо возразил Хагрид. — Знай этот мальчишка, кто ты есть… Он твое имя с детства знает, если он из наших… Ты ж видел, как тебя встречали в «Дырявом котле». И вообще ничего он в этом не понимает, да! Ты мне поверь, среди лучших магов такие есть, которые от маглов родились и с ними жили. Да вот хоть маму твою возьми и сестру ее… — Ты мне так и не ответил: что такое квиддич? — Это наш спорт. Спорт волшебников. Что-то вроде… э-э… футбола у маглов. Все играют в квиддич, и болельщиков куча. В него в воздухе играют, на метлах, и там четыре мяча… ну, сложно это, в общем, тебе все объяснять, правила и все такое… — А что такое Слизерин и Пуффендуй? — Школьные факультеты. Их четыре всего. Про Пуффендуй говорят, что там самые тупицы учатся, но… — Готов спорить, что я попаду в Пуффендуй, — мрачно заметил Гарри. — Лучше в Пуффендуй, чем в Слизерин, — еще более мрачно ответил Хагрид. — Все те, кто потом плохими стали, они все из Слизерина были. Ты-Знаешь-Кто тоже оттуда. — Волан… извини… Ты-Знаешь-Кто учился в Хогвартсе? — Много-много лет назад, — ответил Хагрид. После этого они зашли за учебниками в магазин под названием «Флориш и Блоттс», где было столько книг, сколько Гарри ни разу в жизни не видел, — они стояли на полках, занимая все пространство магазина от пола до потолка. Там были гигантские фолианты в кожаных переплетах, каждый весом с огромный булыжник; там были книги размером с почтовую марку и книги в шелковых обложках; там были книги, испещренные непонятными символами, и книги, в которых были только пустые страницы. Эти книги не оставили бы равнодушным даже Дадли, который никогда ничего не читал. Хагриду пришлось буквально силой оттаскивать Гарри от учебника профессора Виндиктуса Виридиана «Как наслать проклятие и защититься, если проклятие наслали на вас» («Очаруйте ваших друзей и одурманьте ваших врагов. Самые современные способы взять реванш» — гласил подзаголовок книги. — «Выпадение волос. Ватные ноги. Немота и многое-многое другое»). — Я пытался узнать, как наслать проклятие на Дадли, — объяснил Гарри. — Не скажу, что идея плоха, но ты пойми, нельзя… э-э… пользоваться магией в мире маглов. Хотя, если по правде, иногда можно… н-ну… от ситуации зависит. — Хагрид покивал, показывая, что с пониманием относится к тому, что сказал Гарри, — ведь это именно из-за Хагрида у Дадли вырос поросячий хвостик. — Но ты ж все равно так не сможешь пока — этому не сразу учат. Тебе сначала многое другое надо будет узнать. Хагрид не позволил Гарри купить котел из чистого золота. — В списке сказано, что тебе оловянный нужен, значит, оловянный и купим. — Тут великан был неумолим. Зато они купили очень красивые и точные весы, а еще приобрели складной медный телескоп. Затем они посетили аптеку, в которой все было так волшебно, что Гарри даже не обратил внимания на ужасный запах — там пахло тухлыми яйцами и гнилыми кабачками. На полу стояли бочки с какой-то слизью, вдоль стен выстроились стеклянные банки с засушенными растениями, толчеными корнями и разноцветными порошками, а с потолка свисали связки перьев, клыков и загнутых когтей. Пока Хагрид разговаривал с аптекарем — им нужно было купить всякие ингредиенты для приготовления волшебных снадобий, — Гарри изучал серебряные рога единорога стоимостью в двадцать один галлеон каждый и крошечные глаза жуков, блестящие и черные (пять кнатов за ковшик). Выйдя из аптеки, Хагрид попросил Гарри показать ему письмо и еще раз внимательно его изучил. — Не, еще не все… еще одна вещь осталась, — сказал он. — Я тебе до сих пор… э-э… подарок не купил, а у тебя ж день рождения сегодня. Гарри почувствовал, что краснеет. — Но вы совсем не обязаны… — Да знаю я, что не обязан, — отмахнулся от него Хагрид. — Вот чего… куплю-ка я тебе животное. Может, жабу… хотя нет, жабы сто лет как из моды вышли, тебя в школе на смех подымут. И кошек я не люблю, мне от них… э-э… чихать охота. Во — купим тебе сову. О совах все дети мечтают, да и к тому же полезные они, почту твою носят, и все такое. Двадцать минут спустя они вышли из магазина под названием «Торговый центр „Совы“», и Гарри зажмурился от яркого солнца, потому что в магазине царила полная шорохов, шелеста и шуршания перьев тьма, освещаемая лишь мерцанием ярких, как драгоценные камни, глаз. В руке Гарри держал огромную клетку, в которой сидела красивая полярная сова. Сова спала, засунув голову под крыло. Гарри распирало чувство признательности, и он никак не мог остановиться, в сотый раз говоря Хагриду большое спасибо и начиная заикаться, как профессор Квиррелл. — Ну хватит тебе, — ворчливо заметил Хагрид, пытаясь скрыть смущение — он явно был очень польщен. — Я ж так понял, что Дурсли эти тебя… ну, не особо подарками баловали. А ты не с ними теперь, а с нами, тут… э-э… по-другому все будет. Ладно, нам только волшебная палочка осталась. В «Олливандер» пойдем, лучшее место для этого. Там тебе такую палочку подберут, закачаешься, да! Гарри затаил дыхание: получить волшебную палочку ему хотелось больше, чем все остальное, что было в списке. Магазин находился в маленьком обшарпанном здании. С некогда золотых букв «Семейство Олливандер — производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры» давно уже облетела позолота. В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежала одна-единственная палочка. Когда они вошли внутрь, где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Помещение было крошечным и абсолютно пустым, если не считать одного длинного тонконогого стула, на который уселся Хагрид в ожидании хозяина. Гарри чувствовал себя очень странно — словно он попал в библиотеку, в которой были очень строгие правила. У него возникла куча новых вопросов, которые он собирался задать Хагриду, но здесь не решался. Вместо этого он рассматривал тысячи узеньких коробочек, выстроившихся вдоль стен от пола до потолка. Гарри почувствовал, как по коже побежали мурашки. Здешние пыль и тишина были полны волшебных секретов и казалось, издавали почти неслышный звон. — Добрый день, — послышался тихий голос. Гарри подскочил от неожиданности. Хагрид по-видимому тоже подскочил, потому что раздался громкий треск, и великан быстро отошел от покосившегося стула. Перед ними стоял пожилой человек, от его больших, почти бесцветных глаз исходило странное, прямо лунное свечение, прорезавшее магазинный мрак. — Здравствуйте, — выдавил из себя Гарри. — О, да. — Старичок покивал головой. — Да, я так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. — Это был не вопрос, а утверждение. — У вас глаза, как у вашей матери. Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы. Прекрасная палочка для волшебницы. Мистер Олливандер приблизился к Гарри почти вплотную. Гарри ужасно захотелось отвернуться или просто моргнуть. От взгляда этих серебристых глаз ему стало не по себе. — А вот твой отец предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. Да, я сказал, что твой отец предпочел эту палочку, но это не совсем так. Разумеется, не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника. Мистер Олливандер стоял так близко к Гарри, что их носы почти соприкасались. Гарри даже видел свое отражение в затуманенных глазах старика. — А, вот куда… Мистер Олливандер вытянул длинный белый палец и коснулся шрама на лбу Гарри. — Мне неприятно об этом говорить, но именно я продал палочку, которая это сделала, — мягко произнес он. — Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Это была мощная палочка, очень мощная, и в плохих руках… Что ж, если бы я знал, что натворит эта палочка, я бы… Он потряс головой, и вдруг, к облегчению Гарри, который больше не мог выдерживать этот взгляд, заметил Хагрида. — Рубеус! Рубеус Хагрид! Рад видеть вас снова… Дуб, шестнадцать дюймов, очень подвижная, не так ли? — Так и было, да, сэр, — ответил Хагрид. — Хорошая была палочка. Но, как я понимаю, ее переломили надвое, когда вас отчислили? — Мистер Олливандер внезапно посуровел. — Э-э-э… Да, так и было, сэр, — согласился Хагрид, изучая свои ноги и зачем-то вытирая их об пол. И вдруг просиял. — Но зато у меня остались обломки. — Надеюсь, вы их не используете? — строго спросил мистер Олливандер. — О, конечно нет, сэр, — быстро ответил Хагрид. Гарри заметил, что Хагрид очень крепко сжал свой розовый зонтик — Гм-м-м, — задумчиво протянул мистер Олливандер, не сводя с Хагрида испытующего взгляда. — Ладно, а теперь вы, мистер Поттер. Дайте мне подумать. — Он вытащил из кармана длинную линейку с серебряными делениями. — Какой рукой вы берёте палочку? — Я?.. — замялся Гарри, наконец спохватившись. — А, я правша! — Вытяните руку. Вот так. Старичок начал измерять правую руку Гарри. Сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, колена до подмышки, и еще зачем-то измерил окружность головы. — Внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, мистер Поттер, — пояснял старичок, проводя свои измерения. — Это может быть шерсть единорога, перо из хвоста феникса или высушенное сердце дракона. Каждая палочка фирмы «Олливандер» индивидуальна, двух похожих не бывает, как не бывает двух абсолютно похожих единорогов, драконов или фениксов. И конечно, вы никогда не достигнете хороших результатов, если будет пользоваться чужой палочкой. Гарри внезапно осознал, что линейка сама его измеряет, а мистер Олливандер давно отошел к полкам и снимает с них одну коробочку за другой. — Достаточно, — сказал он, и линейка упала на пол. — Что ж, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердце дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите ее и взмахните. Гарри взял палочку в правую руку и, чувствуя себя полным дураком, немного помахал ей перед своим носом, но мистер Олливандер практически тут же вырвал ее из его руки. — Эта не подходит, возьмем следующую. Клен и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлесткая. Пробуйте. Гарри попробовал, хотя едва он успел поднять палочку, как она оказалась в руках мистера Олливандера. — Нет, нет, берите эту — эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, давайте, попробуйте ее. Гарри пробовал. И снова пробовал. И еще раз попробовал. Он никак не мог понять, чего ждет мистер Олливандер. Гора опробованных палочек, складываемых мистером Олливандером на стул, становилась все выше и выше. Но мистера Олливандера это почему-то вовсе не утомляло, а, наоборот, ужасно радовало. Чем больше коробочек он снимал с полок, тем счастливее выглядел. — А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? Не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно… а кстати… действительно, почему бы и нет? Конечно, сочетание очень необычное — остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, очень гибкая прекрасная палочка. Гарри взял палочку, которую протягивал ему мистер Олливандер. И внезапно пальцы его потеплели. Он поднял палочку над головой, со свистом опустил ее вниз, разрезая пыльный воздух, и из палочки вырвались красные и золотые искры, яркие, как фейерверк, и их отсветы заплясали на стенах. — О, браво! Да, это действительно то, что надо, это просто прекрасно. Так, так, так… очень любопытно… чрезвычайно любопытно… Мистер Олливандер уложил палочку обратно в коробку и начал упаковывать ее в коричневую бумагу, продолжая бормотать: — Любопытно… очень любопытно… — Извините, — спросил Гарри, — что именно кажется вам любопытным? Мистер Олливандер уставился на Гарри своими выцветшими глазами. — Видите ли, мистер Поттер, я помню каждую палочку, которую продал. Все до единой. Внутри вашей палочки — перо феникса, я вам уже сказал. Так вот, обычно феникс отдает только одно перо из своего хвоста, но в вашем случае он отдал два. Поэтому мне представляется весьма любопытным, что эта палочка выбрала вас, потому что ее сестра, которой досталось второе перо того феникса… Что ж, зачем от вас скрывать — ее сестра оставила на вашем лбу этот шрам. Гарри судорожно вздохнул. — Да, тринадцать с половиной дюймов, тис. Странная вещь — судьба. Я ведь вам говорил, что палочка выбирает волшебника, а не наоборот? Так что думаю, что мы должны ждать от вас больших свершений, мистер Поттер. Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть сотворил много великих дел — да, ужасных, но все же великих. Гарри поежился. Он не был уверен, что ему нравится мистер Олливандер. Он заплатил за палочку семь золотых галлеонов, и мистер Олливандер с поклонами проводил их с Хагридом до двери. * * * Была уже вторая половина дня, и солнце опускалось все ниже, когда они с Хагридом прошли обратно сквозь Косой переулок, потом сквозь стену и вошли в «Дырявый котел», в котором уже не было ни единого посетителя. Выйдя оттуда, они оказались в другом мире, но Гарри шел молча и словно не замечал этого. Он даже не обратил внимания на то, как смотрели на них люди, когда они с Хагридом ехали в метро, нагруженные разнообразными свертками причудливой формы и вдобавок ко всему со спящей совой. Они поднялись по эскалатору и оказались на Пэддингтонском вокзале. А Гарри, мысленно все еще пребывающий в Косом переулке, осознал, где они находятся, лишь когда Хагрид потрепал его по плечу. — Надо б немного перекусить… как раз до твоего поезда успеем, — произнес Хагрид. Он купил себе и Гарри по гамбургеру, и они уселись на пластиковые стулья. Гарри, очнувшись от своих мыслей, озирался по сторонам. Мир, к которому он привык, в котором прожил одиннадцать лет, теперь казался ему каким-то странным. — С тобой все нормально, Гарри? — спросил Хагрид. — Что-то ты очень тихий. Гарри не был уверен, что сможет объяснить свое состояние, и жевал гамбургер, пытаясь подобрать нужные слова. Да, сегодня у него был лучший день рождения за всю его жизнь, но все же, все же, все же… — Все думают, что я особенный, — наконец произнес он. — Все эти люди в «Дырявом котле», и профессор Квиррелл, и мистер Олливандер… Но я же ничего не знаю о магии. Как они могут ожидать от меня чего-то великого? Да, я знаменит… но я даже не могу вспомнить, как произошло то, из-за чего я стал знаменитостью. Я ведь совсем не знаю, что случилось, когда Волан… извини, я хотел сказать Ты-Знаешь-Кто… В общем, я не знаю, что случилось в ту ночь, когда умерли мои родители… Хагрид перегнулся через стол. Трудно было поверить в то, что этот ужасающего вида великан с заросшим бородой лицом и кустистыми бровями может так тепло улыбаться. — Да ты не волнуйся, Гарри, — посоветовал он. — Ты всему быстро научишься. В Хогвартсе все начинают с самого начала, так что ты будешь в полном порядке. Просто будь собой — и все дела. Я понимаю, тебя выделили из всех остальных, ты знаменитость. Таким, как ты, всегда непросто. Но поверь мне, тебе будет очень здорово в Хогвартсе… как мне было здорово, да и до сих пор здорово, если по правде. Когда подошел поезд, на котором Гарри должен был возвращаться к Дурслям, Хагрид втащил в купе все его вещи и на прощанье протянул конверт. — Это твой билет на поезд до Хогвартса, — пояснил он. — Первое сентября, вокзал «Кингс Кросс» там все написано, в билете этом. Если с Дурслями… э-э… какие проблемы, ты мне… ну… письмо пошли с совой, она знает, где меня найти… Ну, скоро свидимся, Гарри. Поезд тронулся. Гарри пытался получше рассмотреть Хагрида, пока тот не исчез из виду, — он встал с сиденья и прижался носом к окну. Но стоило ему моргнуть, и Хагрид растворился в воздухе. Obviously, everyone here knew Hagrid - they smiled at him and waved their hands, and the bartender reached for a glass with the words: - How are you, Hagrid? "I can't, Tom, I'm here on Hogwarts business," said Hagrid, and clapped Harry on the shoulder with his huge hand, so that his knees buckled. "Good God," the bartender said, looking at Harry intently. “Is… Is it really…” There was silence in the Leaky Cauldron. "Bless my soul," whispered the old bartender. "Harry Potter... what an honor!" He hurried out from behind the counter, ran up to Harry and grabbed his arm. There were tears in the bartender's eyes. "Welcome home, Mr. Potter." Welcome home. Harry didn't know what to say. Everyone looked at him. The old woman sucked on her pipe, not noticing that it had gone out. Hagrid beamed. There was a sudden creak of chairs being pushed back at once, and the next moment Harry was shaking hands with everyone in the Leaky Cauldron. — Doris Crockford, Mr. Potter. I can't believe I finally met you. “A great honor, Mr. Potter, a great honor. I always wanted to shake your hand… I'm trembling all over. "I'm happy, Mr. Potter, I can't even tell you how happy I am. My name is Dingle, Dedalus Dingle. - I've already seen you! Harry exclaimed, and Dedalus Dingle became so excited that his top hat flew off his head and fell to the floor. “You once bowed to me in a shop. He remembers! cried Dedalus Dingle, looking around at the others. - You heard? He remembers me! Harry continued to shake hands. Doris Crockford approached him a second time, and then a third. A pale young man stepped forward, he was very nervous, one of his eyelids even twitched. "Professor Quirrell!" Hagrid introduced him. "Harry, Professor Quirrell is one of your future teachers." “P-p-potter!” Professor Quirrell stuttered and grabbed Harry's arm. “I-I can’t t-tell how t-pleased I am to meet you.” "What branch of magic do you teach, Professor Quirrell?" "Protection against the D-d-dark arts," Quirrell muttered, looking as if he didn't like what he was saying. “N-not that you d-need it, right, P-p-potter?” The professor laughed nervously. “I t-understand that you decided to d-get all the d-needs for the school?” And I d-need a new c-book about vampires. He looked as if the very thought of vampires frightened him. But the others didn't want to put up with Quirrell's command of Harry's attention. Another ten minutes passed before Hagrid's booming voice overrode the other voices. “It’s time to go… we still have a lot to buy.” Come on, Harry. Doris Crockford shook Harry's hand one last time. Hagrid led him out of the bar into a small courtyard surrounded by walls on all sides. There was nothing here but a trash can and a few weeds. - Well, what did I tell you? Hagrid grinned. “I told you that you are a celebrity. Even Professor Quirrell trembled when he saw you... although, to be honest, he always shakes. Is he always this nervous? - Yes. Poor guy. He's so talented, yes! While he studied science from books, he was in perfect order, and then he took ... uh ... a vacation to get some experience ... They say he met vampires in the Black Forest, and there is one more ... uh ... story he has happened to a witch ... since then he has become completely different. Afraid of students, afraid of his subject... So, where did my umbrella go? Vampires? Witches? Harry's head was spinning. Meanwhile, Hagrid was counting the bricks in the wall above the trash can. “Three up…two aside,” he muttered. - So; Now back off, Harry. He touched the wall three times with his umbrella. The brick he touched trembled, then twitched, a small hole appeared in the middle of it, which quickly began to grow. In a second there was an archway in front of them, big enough for Hagrid to walk through. Beyond the archway began a winding cobbled street. "Welcome to Diagon Alley," said Hagrid. He chuckled as he saw the astonishment on Harry's face. They passed through the archway, and Harry glanced back to see how it immediately turned into a blank wall again. The sun shone brightly, reflecting off the cauldrons set out in front of the shop closest to them. “Boilers. All sizes. Copper, bronze, tin, silver. Self-stirring and collapsible,” read a sign hanging over them. "Yeah, you'll need one too," said Hagrid. “But first, we need to collect your money. Harry wished he had ten eyes. As they walked up the street, he turned his head, trying to see everything at once: the shops, the goods displayed in front of them, the people shopping. A plump woman standing in front of the pharmacy they passed was shaking her head. “Dragon's liver at seventeen shekels an ounce—they're out of their minds—” There was a soft hoot from the gloomy-looking shop. "Shopping center" Owls ". Owls, barn owls, long-eared and snowy owls,” read Harry. Several boys about his age pressed their noses against another display case, looking at the broomsticks on display. “Look,” Harry said, “the new Nimbus 2000, the fastest one. There were shops here that sold robes, telescopes, and strange silver instruments that Harry had never seen. Storefronts all over the street were filled with barrels of bat spleens and eel eyes, swaying pyramids of spellbooks, bird feathers and scrolls of parchment, bottles of magic potions and globes of the moon… “Gringotts,” Hagrid announced. They were in front of a snow-white building that towered over small shops. And at the highly polished bronze doors, in a uniform of scarlet and gold, stood... "Yes, it's a goblin," said Hagrid calmly as they climbed the white stone steps. The goblin was a head shorter than Harry. He had a swarthy, intelligent face, a pointed beard, and, as Harry noticed, very long fingers and feet. He bowed as they entered. Now they were standing in front of a second door, this time a silver one. They were engraved with the lines: Come in, stranger, but do not forget That greed has a sinful essence, Who does not like to work, but loves to take, Pays dearly - and you need to know this. If you came here for a stranger, You will never leave here. "I told you you'd have to be crazy to try and rob that bank," said Hagrid. Two goblins greeted them with bows as he passed through the silver doors and into the great marble hall. A hundred more goblins sat on high chairs behind a long counter, writing in large ledgers, weighing coins on brass scales, examining gems with loupes. There were more doors leading out of the hall than Harry could count, other goblins letting people in and out through them. Hagrid and Harry walked over to the counter. "Good morning," said Hagrid to the free goblin. "We're here to get some money from... er... out of Mr. Harry Potter's safe." Do you have his key, sir? “Somewhere,” said Hagrid, and began to lay out the contents of his pockets on the counter. A handful of moldy dog biscuits rained down on the goblin's ledger. The goblin wrinkled his nose. Harry watched the goblin sitting to his right, weighing a pile of rubies as big as burning coals. "Found it," said Hagrid at last, holding out a tiny golden key. The goblin looked at him inquisitively. “Everything seems to be in order. “And I also have a letter… er… from Professor Dumbledore,” Hagrid said importantly, puffing out his chest. “It's about You-Know-What in the safe seven hundred and thirteen. The goblin read the letter carefully. "Very well," he said, handing the letter back to Hagrid. “Now you will be taken downstairs to your safes. Grip hook! Griphook was also a goblin. When Hagrid stuffed all the dog biscuits into his pockets, he and Harry followed Griphook to one of the doors. “And what is this You-Know-What in the safe seven hundred and thirteen?” Harry asked. "I can't tell you," said Hagrid mysteriously. - Very secret. This school "Hogwarts" concerns. Dumbledore trusts me. And I value my work too much to reveal secrets to you. Griphook opened the door for them. Harry, who had expected to see marble around, was surprised. They stood in a narrow stone corridor lit by burning torches. The road went down steeply, there were thin rails on the floor. Griphook whistled, and a small cart clattered towards them. They climbed inside - Hagrid managed it with difficulty - and drove off. At first they raced through a labyrinth of winding corridors. Harry tried to memorize the road—left, right, right, left, right at the fork, right again, left again—but he soon gave up this useless exercise. The rattling cart seemed to know its own way, because Griphook wasn't driving it. Harry was blasted with icy air, his eyes stinging, but he kept them wide open. At some point, he thought he saw a flash of fire at the end of the corridor, and he quickly turned around to see if it was a dragon, but he was too late - the cart abruptly went down. Now she was passing by an underground lake, stalagmites and stalactites were growing on the ceiling and walls. "You know, Hagrid," Harry said loudly, trying to drown out the noise of the cart. “I never knew what the difference was between a stalactite and a stalagmite. “There is an m in the word stalagmite,” said Hagrid. “And don’t ask me anything else… it looks like I’m about to be turned inside out.” Hagrid was all green. When the cart finally stopped in front of a small door in the wall, he climbed out of it, leaned against the wall and waited until his knees stopped trembling. Griphook unlocked the door. A cloud of green smoke billowed out from within, and when it dissipated, Harry gasped. Inside were heaps of gold coins. Silver columns. Mountains of small bronze knuts. "It's all yours," smiled Hagrid. "All yours" was incredible. The Dursleys certainly didn't know about the money, or they would have taken it from him before he could blink an eye. How many times had they complained that Harry was costing them dearly? And all this time, deep under London, a treasure belonging to him was kept. Hagrid helped Harry toss the coins into the bag. “The gold ones are Galleons,” he explained. "One Galleon is seventeen silver Sickles, and one Sickle is twenty-nine Knuts, that's easy, isn't it?" Okay, this is enough for you for a couple of semesters, and let the rest lie here. He turned to Griphook. “Now we need safe seven hundred and thirteen… and… uh… please, can you slow down?” “The cart only has one speed,” Griphook replied. Now they were descending even lower, and for some reason the cart was going even faster than before. The air was getting colder. As they passed over the underground gorge, Harry leaned over to see what was hidden in its dark depths, but Hagrid grabbed him by the scruff of the collar with a groan and pulled him back. Safe number seven hundred and thirteen did not have a keyhole. “Step back,” Griphook said importantly. He gently touched the door with one of his long fingers, and it just melted away. “If anyone other than the goblins who work at the bank tries it, they'll get sucked in and trapped,” Griphook said. How often do you check to see if anyone is inside? Harry asked. “About once every ten years,” Griphook replied with a rather unpleasant smile. Harry was certain that this top-secret safe contained something terribly important, at the very least, gems of incredible size, and he hurriedly stepped forward to see what was there. At first, he thought it was completely empty. Then he noticed a small nondescript brown paper roll on the floor. Hagrid bent down, picked it up, and slipped it into the inside pocket of his jacket. Harry wanted to know what was in there, but he knew he shouldn't ask. "Let's go back to that hellish cart, and don't talk to me on the way." It's better if I keep my mouth shut, said Hagrid. * * * Another frenetic cart race and they were standing outside the bank, squinting in the sunlight. Now that he had a bag full of money in his hands, Harry didn't know what to do with it, and he could hardly suppress the urge to start buying everything. He didn't even care what the exchange rate of the galleon was to the pound, what mattered was that he now had more money than he had in his entire life. Even more than Dudley ever had. The fact that this is magic money and can only be spent in the magical world, he somehow forgot. “Well, we should buy you a uniform,” said Hagrid, nodding in the direction of a store with a sign “Madame Malkin. Clothes for all occasions." “Listen, Harry, do you… uh… mind if I pop into the Leaky Cauldron and have a drink?” I hate those carts at Gringotts... they make me sick. Hagrid was actually still pale, so Harry nodded. Though he was a little nervous walking into Madame Malkin's shop all alone. Madame Malkin was a squat, smiling sorceress dressed in mauve robes. Are we going to Hogwarts? she asked before Harry could explain the purpose of his visit to her. - You came to the right place: I have just another client here, who is also preparing for school. At the back of the store, on a high bench, stood a pale boy with delicate features, and the second sorceress spun around him, adjusting his long black clothes to fit. Madam Malkin placed Harry on a nearby bench. - Hey! the boy said. "To Hogwarts too?" "Yes," Harry replied. “My father is now buying me textbooks, and my mother is looking at magic wands,” the boy said. He spoke somehow very tired, deliberately stretching his words. “Then I’ll take them to see the racing brooms.” I can't understand why freshmen can't have them. I think I can convince my father to buy me one... and then sneak it into school somehow. The boy strongly reminded Harry of his cousin. “Do you have your own broom?” he continued. - Not. Harry nodded his head negatively. - Do you play Quidditch? "No," Harry repeated, wondering what Quidditch was. - And I play. Father says that it will be a crime if I am not taken to the faculty team, and I will tell you: I agree with him. Do you already know which faculty you will be in? "No," Harry said for the third time, feeling like a bigger fool every minute. “Well, actually, no one knows in advance, it will be decided there, but I know that I will be in Slytherin, my whole family was there. Imagine if they put me in Hufflepuff, then I will immediately leave the school, and you? "Mmm," Harry murmured vaguely, wishing he could say something more meaningful. “Well, well, just look at this!” the boy suddenly exclaimed, nodding toward the window. Hagrid was standing outside the window, smiling at Harry and pointing at two huge ice creams, as if to explain why he couldn't go inside. "That's Hagrid," said Harry cheerfully. He was pleased that he knew something that this boy did not know. He works at Hogwarts. “Ah-ah,” he drawled. “I heard about him. Oh, there's something like a servant, right? "He's a forester," Harry replied dryly. With every second he liked this boy less and less. - Yes exactly. I heard he's a real savage. Lives in a cabin on school grounds and occasionally gets drunk and tries to perform miracles, only to end up with his own bed on fire! "Personally, I like him a lot," Harry retorted coldly. — Is that how? A sneer appeared on the boy's face. "Why is he with you?" Where are your parents? "They're dead," said Harry curtly. He did not want to talk to the boy about this subject. "Oh, I'm sorry," he said, though he didn't sound like he was sorry. “But were they ours or not?” “They were wizards, if that's what you're talking about. “To be honest, I don’t understand why not only people like us are accepted to school, but also children not from our families. They're different. They grew up differently and know nothing about us. Imagine, some people had never even heard of Hogwarts until the day they received the letter. I think Hogwarts should only be children of wizards. By the way, what's your last name? But before Harry could answer, Madam Malkin intervened. “Everything is ready,” she said. It's not like Harry was upset that he had a reason to end the conversation, and he hurriedly jumped off the bench. "Well, I'll see you at school," the boy Harry said after him, silently eating the ice cream Hagrid bought - vanilla-chocolate with cracked nuts. The ice cream was so delicious that it would have been too much to eat and talk at the same time. But Hagrid noticed that Harry was somewhat hushed and sad. - Did something happen? - he asked. "It's all right," Harry lied. They went into a shop to buy parchment and quills. Harry cheered up a little by buying a bottle of ink that changed color as he wrote. “Hagrid, what is Quidditch?” he asked as they left the store. "Damn it, Harry, how can you not know what Quidditch is?!" I'm sorry...uh...I keep forgetting that you know next to nothing. - Stop. I feel bad enough," Harry said grimly. And told Hagrid about what happened in the clothing store. “He also said that Muggle children shouldn't be admitted to school, and—” “But you're not Muggle,” said Hagrid hotly. - Know this boy who you are ... He knows your name from childhood, if he is one of ours ... Well, you saw how you were met in the Leaky Cauldron. And he doesn't understand anything about it at all! Believe me, among the best magicians there are those who were born from Muggles and lived with them. Why, at least take your mother and her sister ... - You still haven't answered me: what is Quidditch? - This is our sport. The sport of wizards. Kind of like… uh… Muggle football. Everyone plays Quidditch and there are a lot of fans. They play it in the air, on broomsticks, and there are four balls ... well, it’s difficult, in general, to explain everything to you, the rules and all that ... - And what are Slytherin and Hufflepuff? — School faculties. There are four of them in total. They say about Hufflepuff that the dumbest go to school there, but... "I bet I'll get into Hufflepuff," said Harry grimly. "Better Hufflepuff than Slytherin," said Hagrid even more grimly. - All those who later became bad, they were all from Slytherin. You-Know-Who is also from there. "Shuttlecock... I'm sorry... Did You-Know-Who went to Hogwarts?" “Many, many years ago,” said Hagrid. After that, they went to buy textbooks in a store called Flourish and Blotts, which had more books than Harry had ever seen in his life, they stood on the shelves, taking up the entire space of the store from floor to ceiling. There were gigantic leather-bound tomes, each as big as a cobblestone; there were books the size of postage stamps and books with silk covers; there were books full of obscure symbols, and books with only blank pages. These books would not leave indifferent even Dudley, who never read anything. Hagrid literally had to drag Harry away from Professor Vindictus Viridian's textbook How to Hex and Defend When Hexed You (Charm Your Friends and Befuddle Your Enemies. The Most Modern Ways to Get Your Revenge) by Professor Vindictus Viridian's book's subtitle. Wadded legs. Silence and much, much more"). "I was trying to figure out how to put a curse on Dudley," Harry explained. "I'm not saying it's a bad idea, but you know, you can't... er... use magic in the Muggle world." Although, to tell you the truth, sometimes you can… w-well… it depends on the situation. Hagrid nodded, showing that he understood what Harry had said, because it was because of Hagrid that Dudley grew a pig tail. “But you still won’t be able to do that yet - they don’t teach you right away. There are many other things you need to know first. Hagrid wouldn't let Harry buy a cauldron of solid gold. - The list says that you need pewter, so we'll buy pewter. Here the giant was implacable. But they bought very beautiful and accurate scales, and they also bought a folding copper telescope. Then they visited a drug store, which was so magical that Harry didn't even notice the terrible smell - it smelled of rotten eggs and rotten zucchini. There were barrels of some kind of slime on the floor, glass jars of dried plants, crushed roots, and colored powders lined the walls, and bundles of feathers, fangs, and curved claws hung from the ceiling. While Hagrid was talking to the apothecary—they needed to buy all sorts of ingredients to make magic potions—Harry studied the silver unicorn horns, worth twenty-one galleons each, and the tiny beetle eyes, shiny and black (five knuts a ladle). Leaving the drugstore, Hagrid asked Harry to show him the letter and studied it carefully once more. “No, not yet…one more thing left,” he said. “I still haven’t bought you a… uh… present, but it’s your birthday today.” Harry felt himself blush. "But you don't have to..." "I know I don't," Hagrid waved him off. - Here's what ... I'll buy you an animal. Maybe a toad ... although no, toads have gone out of fashion for a hundred years, you will be laughed at at school. And I don’t like cats, I… uh… sneeze from them. We'll buy you an owl. All children dream of owls, and besides, they are useful, carry your mail, and all that. Twenty minutes later they came out of a store called Owl Mall, and Harry squinted against the bright sun, for the shop was dark, full of rustling, rustling and rustling feathers, lit only by the twinkling of jewel-like eyes. In his hand, Harry held a huge cage in which sat a beautiful snowy owl. The owl slept with its head under its wing. Harry was filled with gratitude and couldn't stop himself, thanking Hagrid for the hundredth time and stuttering like Professor Quirrell. "That's enough for you," said Hagrid grumpily, trying to hide his embarrassment - he was clearly very flattered. “Well, I understand that the Dursleys didn’t spoil you with… well, gifts. And you are not with them now, but with us, here ... uh ... everything will be different. Okay, we only have a magic wand left. Let's go to Ollivander, the best place for that. There they will pick up such a stick for you, you will swing, yes! Harry held his breath; he wanted a wand more than anything else on the list. The shop was in a small, shabby building. The once-golden letters "The Ollivander family - makers of magic wands since 382 BC" have long been gilded. In a dusty display case, on a faded purple cushion, was a single wand. As they entered, a bell rang somewhere deep inside the store. The room was tiny and completely empty except for one long, thin-legged chair that Hagrid sat down to wait for his master. Harry felt very strange - like he was in a library that had very strict rules. He had a bunch of new questions that he was going to ask Hagrid, but did not decide on here. Instead, he stared at the thousands of narrow boxes that lined the walls from floor to ceiling. Harry felt goosebumps on his skin. The dust and silence here were full of magical secrets and seemed to emit an almost inaudible ringing. “Good afternoon,” a soft voice said. Harry jumped in surprise. Hagrid must have jumped too, for there was a loud crack and the giant moved quickly away from the rickety chair. In front of them stood an elderly man, from his large, almost colorless eyes emanated a strange, directly lunar glow, cutting through the darkness of the shop. "Hi," Harry choked out. - Oh yeah. The old man nodded his head. "Yes, I thought I'd see you soon, Harry Potter." It wasn't a question, but a statement. You have eyes like your mother. It seems like only yesterday she was with me, buying her first wand. Ten and a quarter inches, elegant, lithe, made of willow. Great wand for a witch. Mr. Ollivander moved close to Harry. Harry badly wanted to look away or just blink. Those silvery eyes made him feel uncomfortable. “But your father preferred a mahogany wand.” Eleven inches. Also very flexible. Slightly more powerful than your mother's, and great for transformation. Yes, I said that your father preferred this wand, but that's not entirely true. Of course, it is not the wizard who chooses the wand, but the wizard's wand. Mr. Ollivander stood so close to Harry that their noses almost touched. Harry could even see himself reflected in the old man's misty eyes. "Ah, that's where..." Mr. Ollivander extended a long white finger and touched the scar on Harry's forehead. “I hate to say this, but I was the one who sold the wand that did it,” he said softly. — Thirteen and a half inches. Yew. It was a powerful wand, very powerful, and in the wrong hands... Well, if I knew what that wand would do, I would... He shook his head, and suddenly, to the relief of Harry, who could no longer bear the look, he spotted Hagrid . — Rubeus! Rubeus Hagrid! Good to see you again... Oak, sixteen inches, very agile, isn't it? “It was, yes, sir,” said Hagrid. - It was a good wand. But, as I understand it, it was broken in two when you were expelled? Mr. Ollivander suddenly turned sour. "Uh-uh... Yes, it did, sir," agreed Hagrid, examining his feet and for some reason wiping them on the floor. And suddenly he beamed. “But I still have fragments. I hope you don't use them. Mr. Ollivander asked sternly. “Oh, of course not, sir,” said Hagrid quickly. Harry noticed that Hagrid was holding his pink umbrella very tightly. "Okay, now you, Mr. Potter. Let me think. He pulled a long ruler with silver markings from his pocket. - Which hand do you take the wand with? “I…?” Harry hesitated, finally coming to his senses. - Oh, I'm right-handed! - Extend your hand. Like this. The old man began to measure Harry's right hand. First, the distance from the shoulder to the fingers, then the distance from the wrist to the elbow, then from the shoulder to the floor, knee to armpit, and for some reason I measured the circumference of the head. "Each wand contains a powerful magical substance inside, Mr. Potter," the old man explained as he took his measurements. “It could be unicorn hair, a phoenix tail feather, or a dried dragon heart. Each Ollivander wand is individual, no two are alike, just as there are no two absolutely similar unicorns, dragons or phoenixes. And of course, you will never achieve good results if you use someone else's wand. Harry was suddenly aware that the ruler was measuring him, and Mr. Ollivander had long gone to the shelves and removed one box after another from them. “Enough,” he said, and the ruler fell to the floor. "Well, Mr. Potter, let's try this one first." Beech and dragon heart. Nine inches. Very beautiful and comfortable. Take it and wave it. Harry took the wand in his right hand and, feeling like a complete fool, waved it a little in front of his nose, but Mr. Ollivander yanked it out of his hand almost immediately. This one doesn't fit, let's take the next one. Maple and phoenix feather. Seven inches. Very whippy. Try. Harry tried, though he had barely lifted his wand before it was in Mr. Ollivander's hands. “No, no, take this one — ebony and unicorn hair, eight and a half inches, very springy.” Come on, come on, try it. Harry tried. And tried again. And I tried again. He couldn't understand what Mr. Ollivander was waiting for. The mountain of tried and tested sticks that Mr. Ollivander stacked on a chair grew higher and higher. But for some reason this did not tire Mr. Ollivander at all, but, on the contrary, terribly pleased. The more boxes he took off the shelves, the happier he looked. "You're an unusual client, Mr. Potter, aren't you?" Don't worry, I've got what you need in here somewhere... and by the way... really, why not? Of course, the combination is very unusual - holly and phoenix feather, eleven inches, a very flexible beautiful wand. Harry took the wand Mr. Ollivander held out to him. And suddenly his fingers warmed up. He lifted the wand over his head, swung it down with a whistle, cutting through the dusty air, and red and gold sparks shot out of the wand, bright as fireworks, and their reflections danced on the walls. — Oh, bravo! Yes, this is really what you need, it's just wonderful. Well, well, well... very curious... extremely curious... Mr. Ollivander put the wand back into the box and began wrapping it in brown paper, muttering, "Curious... very curious..." "Excuse me," Harry asked, "what exactly do you find curious?" Mr. Ollivander stared at Harry with his faded eyes. "You see, Mr. Potter, I remember every wand I've sold. All to one. Inside your wand is a phoenix feather, I already told you. Now, normally the phoenix only gives out one feather from its tail, but in your case it gave out two. Therefore, it seems to me very curious that this wand chose you, because her sister, who got the second feather of that phoenix ... Well, why hide from you - her sister left this scar on your forehead. Harry took a deep breath. — Yes, thirteen and a half inches, yew. A strange thing is fate. Didn't I tell you that the wand chooses the wizard, and not the other way around? So I think we should expect great things from you, Mr. Potter. He-Who-Must-Not-Be-Named did many great things—terrible, yes, but great nonetheless. Harry cringed. He wasn't sure he liked Mr. Ollivander. He paid seven gold galleons for the wand, and Mr. Ollivander bowed him and Hagrid to the door. * * * It was already afternoon, and the sun was sinking lower, when he and Hagrid walked back through Diagon Alley, then through the wall, and entered the Leaky Cauldron, which no longer had a single visitor. Coming out of there, they found themselves in another world, but Harry walked in silence and did not seem to notice this. He didn't even notice the way people were looking at them as he and Hagrid rode the subway, loaded down with all sorts of oddly shaped packages and, on top of that, a sleeping owl. They went up the escalator and ended up at Paddington station. And Harry, still mentally in Diagon Alley, only realized where they were when Hagrid patted him on the shoulder. “We should have a bite to eat… just in time for your train,” said Hagrid. He bought himself and Harry a hamburger each and they sat down on the plastic chairs. Harry snapped out of his thoughts and looked around. The world he was accustomed to, in which he had lived for eleven years, now seemed somehow strange to him. "Are you all right, Harry?" asked Hagrid. - You're very quiet. Harry wasn't sure he could explain his condition, and he chewed on his hamburger, trying to find the right words. Yes, today was the best birthday he'd ever had in his life, but still, still, still... "Everyone thinks I'm special," he finally said. "All those people in the Leaky Cauldron and Professor Quirrell and Mr. Ollivander... But I don't know anything about magic." How can they expect anything great from me? Yes, I'm famous...but I can't even remember how the thing that made me famous happened. I don't really know what happened when Volan… sorry, I meant You-Know-Who… Well, I don't know what happened the night my parents died… Hagrid leaned across the table. It was hard to believe that this terrifying-looking giant with a beardy face and bushy eyebrows could smile so warmly. "Don't worry, Harry," he advised. “You will learn everything quickly. At Hogwarts, everyone starts from the beginning, so you'll be just fine. Just be yourself and that's it. I understand that you have been singled out from all the rest, you are a celebrity. It's always hard for someone like you. But trust me, you'll be great at Hogwarts... how great I was, and still great, to be honest. When the train arrived, on which Harry was supposed to return to the Dursleys, Hagrid dragged all his things into the compartment and held out an envelope in parting. "This is your train ticket to Hogwarts," he explained. “September 1st, King’s Cross station, everything is written there, on this ticket. If the Dursleys… uh… what a problem, you… well… send me a letter with an owl, she knows where to find me… Well, see you soon, Harry. The train started moving. Harry tried to get a better look at Hagrid until he was out of sight as he got up from his seat and pressed his nose against the window. But as soon as he blinked, Hagrid vanished into thin air. Obviamente, todos aqui conheciam Hagrid - eles sorriram para ele e acenaram com as mãos, e o barman pegou um copo com as palavras: - Como você está, Hagrid? "Eu não posso, Tom, estou aqui a negócios de Hogwarts," disse Hagrid, e deu um tapinha no ombro de Harry com sua mão enorme, de modo que seus joelhos dobraram. "Meu Deus," o barman disse, olhando para Harry atentamente. “É... é mesmo...” Houve silêncio no Caldeirão Furado. "Abençoe minha alma", sussurrou o velho barman. "Harry Potter... que honra!" Ele saiu correndo de trás do balcão, correu até Harry e agarrou seu braço. Havia lágrimas nos olhos do barman. "Bem-vindo ao lar, Sr. Potter." Bem-vindo a casa. Harry não sabia o que dizer. Todos olharam para ele. A velha deu uma tragada no cachimbo, sem perceber que tinha se apagado. Hagrid sorriu. Houve um rangido repentino de cadeiras sendo empurradas para trás ao mesmo tempo, e no momento seguinte Harry estava apertando a mão de todos no Caldeirão Furado. — Doris Crockford, Sr. Potter. Não acredito que finalmente te conheci. "Uma grande honra, Sr. Potter, uma grande honra. Eu sempre quis apertar sua mão... estou tremendo todo. "Estou feliz, Sr. Potter, nem posso dizer o quanto estou feliz. Meu nome é Dingle, Dedalus Dingle. - Eu já vi você! Harry exclamou, e Dedalus Dingle ficou tão excitado que sua cartola voou de sua cabeça e caiu no chão. “Uma vez você se curvou para mim em uma loja. Ele lembra! gritou Dedalus Dingle, olhando para os outros. - Você ouviu? Ele se lembra de mim! Harry continuou a apertar as mãos. Doris Crockford aproximou-se dele uma segunda vez, e depois uma terceira. Um jovem pálido deu um passo à frente, ele estava muito nervoso, uma de suas pálpebras até se contraiu. "Professor Quirrell!" Hagrid o apresentou. "Harry, o professor Quirrell é um dos seus futuros professores." “P-p-potter!” O professor Quirrell gaguejou e agarrou o braço de Harry. "E-eu não posso d-dizer como estou t-prazer em conhecê-lo." "Que ramo de magia você ensina, professor Quirrell?" "Proteção contra as artes D-d-dark," Quirrell murmurou, parecendo não gostar do que estava dizendo. "N-não que você d-precisa, certo, P-p-potter?" O professor riu nervosamente. "Eu entendo que você decidiu d-obter todas as d-necessidades para a escola?" E eu preciso de um novo c-book sobre vampiros. Ele parecia como se o próprio pensamento de vampiros o assustasse. Mas os outros não queriam aturar o comando de Quirrell sobre a atenção de Harry. Outros dez minutos se passaram antes que a voz retumbante de Hagrid sobrepujasse as outras vozes. “É hora de ir… ainda temos muito para comprar.” Vamos, Harry. Doris Crockford apertou a mão de Harry uma última vez. Hagrid o conduziu para fora do bar até um pequeno pátio cercado por muros por todos os lados. Não havia nada aqui além de uma lata de lixo e algumas ervas daninhas. - Bem, o que eu te disse? Hagrid sorriu. “Eu disse que você é uma celebridade. Até o professor Quirrell tremeu quando viu você... embora, para ser honesto, ele sempre trema. Ele está sempre tão nervoso? - Sim. Pobre cara. Ele é tão talentoso, sim! Enquanto ele estudava ciência dos livros, ele estava em perfeita ordem, e então ele tirou... uh... férias para adquirir alguma experiência... Dizem que ele conheceu vampiros na Floresta Negra, e tem mais um... ... uh ... história que ele aconteceu com uma bruxa ... desde então ele se tornou completamente diferente. Com medo de alunos, com medo de sua matéria... Então, para onde foi meu guarda-chuva? Vampiros? Bruxas? A cabeça de Harry estava girando. Enquanto isso, Hagrid contava os tijolos na parede acima da lata de lixo. "Três para cima... dois de lado", ele murmurou. - Então; Agora afaste-se, Harry. Ele tocou a parede três vezes com seu guarda-chuva. O tijolo que ele tocou tremeu, depois se contorceu, um pequeno buraco apareceu no meio dele, que rapidamente começou a crescer. Em um segundo havia um arco na frente deles, grande o suficiente para Hagrid passar. Além do arco começava uma rua sinuosa de paralelepípedos. "Bem-vindo ao Beco Diagonal," disse Hagrid. Ele riu ao ver o espanto no rosto de Harry. Eles passaram pelo arco, e Harry olhou para trás para ver como ele imediatamente se transformou em uma parede em branco novamente. O sol brilhava forte, refletindo nos caldeirões colocados em frente à loja mais próxima deles. “Caldeiras. Todos os tamanhos. Cobre, bronze, estanho, prata. Auto-agitado e dobrável”, dizia uma placa pendurada sobre eles. "Sim, você vai precisar de um também," disse Hagrid. “Mas primeiro, precisamos coletar seu dinheiro. Harry desejou ter dez olhos. Enquanto subiam a rua, ele virou a cabeça, tentando ver tudo ao mesmo tempo: as lojas, as mercadorias expostas na frente deles, as pessoas fazendo compras. Uma mulher roliça parada na frente da farmácia pela qual passaram balançava a cabeça. “Fígado de dragão a dezessete shekels a onça—eles estão loucos—” Ouviu-se um pio suave vindo da loja de aparência sombria. "Centro Comercial" Corujas ". Corujas, corujas-das-torres, corujas de orelhas compridas e nevadas”, leu Harry. Vários garotos mais ou menos da idade dele encostaram o nariz em outra vitrine, olhando para as vassouras expostas. “Olhe,” disse Harry, “a nova Nimbus 2000, a mais rápida. Havia lojas aqui que vendiam mantos, telescópios e estranhos instrumentos de prata que Harry nunca tinha visto. Vitrines por toda a rua estavam cheias de barris de baço de morcego e olhos de enguia, pirâmides oscilantes de livros de feitiços, penas de pássaros e pergaminhos, garrafas de poções mágicas e globos da lua... "Gringotts", anunciou Hagrid. Eles estavam na frente de um prédio branco como a neve que se elevava sobre pequenas lojas. E nas portas de bronze altamente polidas, em um uniforme de escarlate e dourado, estava... "Sim, é um goblin", disse Hagrid calmamente enquanto subiam os degraus de pedra branca. O goblin era uma cabeça mais baixo que Harry. Ele tinha um rosto moreno e inteligente, uma barba pontuda e, como Harry notou, dedos e pés muito longos. Ele se curvou quando eles entraram. Agora eles estavam em frente a uma segunda porta, desta vez uma de prata. Estavam gravadas as linhas: Entra, estrangeiro, mas não te esqueças Que a ganância tem uma essência pecaminosa, Quem não gosta de trabalhar, mas gosta de receber, Paga caro - e precisas saber disso. Se você veio aqui por causa de um estranho, você nunca sairá daqui. "Eu disse que você teria que ser louco para tentar roubar aquele banco", disse Hagrid. Dois goblins os saudaram com reverências enquanto ele passava pelas portas de prata e entrava no grande salão de mármore. Outros cem goblins estavam sentados em cadeiras altas atrás de um balcão comprido, escrevendo em grandes livros, pesando moedas em balanças de latão, examinando pedras preciosas com lupas. Havia mais portas saindo do corredor do que Harry podia contar, outros goblins deixando as pessoas entrarem e saírem por elas. Hagrid e Harry foram até o balcão. "Bom dia," disse Hagrid ao goblin livre. "Estamos aqui para pegar algum dinheiro de... er... do cofre do Sr. Harry Potter." Tem a chave dele, senhor? “Em algum lugar,” disse Hagrid, e começou a colocar o conteúdo de seus bolsos no balcão. Um punhado de biscoitos de cachorro mofados choveu no livro do goblin. O goblin torceu o nariz. Harry observou o goblin sentado à sua direita, pesando uma pilha de rubis do tamanho de brasas. "Encontrei", disse Hagrid finalmente, estendendo uma pequena chave dourada.O goblin olhou para ele com curiosidade. “Tudo parece estar em ordem. "E eu também tenho uma carta... er... do Professor Dumbledore," Hagrid disse importante, estufando o peito. “É sobre Você-Sabe-O que no cofre setecentos e treze. O goblin leu a carta com atenção. "Muito bem," ele disse, devolvendo a carta para Hagrid. “Agora vocês serão levados para baixo para seus cofres. Gancho de aperto! Grampo também era um goblin. Quando Hagrid colocou todos os biscoitos de cachorro em seus bolsos, ele e Harry seguiram Grampo até uma das portas. “E o que é esse Você-Sabe-O que está no cofre setecentos e treze?” Harry perguntou. "Eu não posso te dizer," disse Hagrid misteriosamente. - Muito secreto. Esta escola "Hogwarts" diz respeito. Dumbledore confia em mim. E valorizo muito meu trabalho para revelar segredos a você. Griphook abriu a porta para eles. Harry, que esperava ver mármore ao redor, ficou surpreso. Eles estavam em um estreito corredor de pedra iluminado por tochas acesas. A estrada descia abruptamente, havia trilhos finos no chão. Griphook assobiou, e um pequeno carrinho veio em direção a eles. Eles entraram - Hagrid conseguiu com dificuldade - e foram embora. A princípio, eles correram por um labirinto de corredores sinuosos. Harry tentou memorizar a estrada — esquerda, direita, direita, esquerda, direita na bifurcação, direita de novo, esquerda de novo — mas logo desistiu desse exercício inútil. O carrinho barulhento parecia conhecer seu próprio caminho, porque Grampo não o estava conduzindo. Harry foi atingido pelo ar gelado, seus olhos ardendo, mas ele os manteve bem abertos. Em algum momento, ele pensou ter visto um lampejo de fogo no final do corredor, e rapidamente se virou para ver se era um dragão, mas era tarde demais - o carrinho desceu abruptamente. Agora ela estava passando por um lago subterrâneo, estalagmites e estalactites cresciam no teto e nas paredes. "Sabe, Hagrid," Harry disse em voz alta, tentando abafar o barulho do carrinho. “Eu nunca soube qual era a diferença entre uma estalactite e uma estalagmite. “Há um m na palavra estalagmite,” disse Hagrid. "E não me pergunte mais nada... parece que vou virar do avesso." Hagrid estava todo verde. Quando o carrinho finalmente parou na frente de uma pequena porta na parede, ele saiu dela, encostou-se na parede e esperou até que seus joelhos parassem de tremer. Griphook destrancou a porta. Uma nuvem de fumaça verde saiu de dentro e, quando se dissipou, Harry engasgou. Dentro havia pilhas de moedas de ouro. Colunas de prata. Montanhas de pequenos nós de bronze. "É todo seu," sorriu Hagrid. "Todo seu" foi incrível. Os Dursleys certamente não sabiam sobre o dinheiro, ou teriam tirado dele antes que ele pudesse piscar um olho. Quantas vezes eles reclamaram que Harry estava custando caro para eles? E todo esse tempo, nas profundezas de Londres, um tesouro pertencente a ele foi guardado. Hagrid ajudou Harry a jogar as moedas na bolsa. “Os dourados são galeões”, explicou. "Um Galeão é dezessete Sickles de prata, e um Sickle é vinte e nove Knuts, isso é fácil, não é?" Ok, isso é suficiente para você por alguns semestres, e deixe o resto ficar aqui. Ele se virou para Grampo. "Agora precisamos de setecentos e treze seguros... e... uh... por favor, você pode ir mais devagar?" “O carrinho só tem uma velocidade,” Griphook respondeu. Agora eles estavam descendo ainda mais e, por algum motivo, a carroça estava indo ainda mais rápido do que antes. O ar estava ficando mais frio. Ao passarem pelo desfiladeiro subterrâneo, Harry se inclinou para ver o que estava escondido em suas profundezas escuras, mas Hagrid o agarrou pelo colarinho com um gemido e o puxou de volta. O cofre número setecentos e treze não tinha fechadura. “Afaste-se,” Griphook disse importante. Ele gentilmente tocou a porta com um de seus longos dedos, e ela simplesmente derreteu. “Se alguém além dos goblins que trabalham no banco tentar, eles serão sugados e presos,” Griphook disse. Com que frequência você verifica se alguém está dentro? Harry perguntou. “Cerca de uma vez a cada dez anos,” Griphook respondeu com um sorriso bastante desagradável. Harry estava certo de que este cofre ultra-secreto continha algo terrivelmente importante, no mínimo, pedras preciosas de tamanho incrível, e ele se adiantou apressadamente para ver o que estava lá. No início, ele pensou que estava completamente vazio. Então ele notou um pequeno rolo de papel marrom no chão. Hagrid se abaixou, pegou e colocou no bolso interno de sua jaqueta. Harry queria saber o que havia ali, mas sabia que não deveria perguntar. "Vamos voltar para aquele carrinho infernal, e não fale comigo no caminho." É melhor eu ficar de boca fechada, disse Hagrid. *** Outra corrida de carroças frenética e eles estavam parados do lado de fora da margem, apertando os olhos à luz do sol. Agora que tinha uma sacola cheia de dinheiro nas mãos, Harry não sabia o que fazer com ela, e mal conseguia reprimir a vontade de começar a comprar tudo. Ele nem se importava com o câmbio do galeão para a libra, o que importava era que agora ele tinha mais dinheiro do que em toda a sua vida. Ainda mais do que Dudley já teve. O fato de que isso é dinheiro mágico e só pode ser gasto no mundo mágico, ele de alguma forma esqueceu. “Bem, devemos comprar um uniforme para você,” disse Hagrid, apontando na direção de uma loja com uma placa “Madame Malkin. Roupas para todas as ocasiões." "Ouça, Harry, você... uh... se importa se eu entrar no Caldeirão Furado e tomar uma bebida?" Eu odeio aqueles carrinhos em Gringotes... eles me deixam doente. Hagrid ainda estava pálido, então Harry assentiu. Embora estivesse um pouco nervoso entrando na loja de Madame Malkin sozinho. Madame Malkin era uma feiticeira atarracada e sorridente, vestida com mantos cor de malva. Vamos para Hogwarts? ela perguntou antes que Harry pudesse explicar o propósito de sua visita a ela. - Você veio ao lugar certo: tenho apenas mais um cliente aqui, que também está se preparando para a escola. Na parte de trás da loja, um menino pálido com feições delicadas estava em um banco alto, e a segunda feiticeira girou em torno dele, ajustando suas longas vestes pretas para caber. Madame Malkin colocou Harry em um banco próximo. - Oi! disse o menino. "Para Hogwarts também?" "Sim," Harry respondeu. “Meu pai agora está me comprando livros didáticos e minha mãe está olhando varinhas mágicas”, disse o menino. Ele falou de alguma forma muito cansado, deliberadamente esticando suas palavras. “Então eu vou levá-los para ver as vassouras de corrida.” Não consigo entender por que os calouros não podem tê-los. Acho que posso convencer meu pai a me comprar um... e depois levá-lo para a escola de alguma forma. O menino lembrava fortemente Harry de seu primo. “Você tem sua própria vassoura?” Ele continuou. - Não. Harry acenou negativamente com a cabeça. - Você joga Quadribol? "Não," Harry repetiu, imaginando o que era Quadribol. - E eu jogo. O pai diz que será um crime se eu não for levado para a equipe do corpo docente, e eu lhe direi: concordo com ele. Você já sabe em qual faculdade vai estar? "Não," Harry disse pela terceira vez, sentindo-se um idiota maior a cada minuto. “Bem, na verdade, ninguém sabe de antemão, será decidido lá, mas eu sei que estarei na Sonserina, minha família inteira estava lá. Imagine se eles me colocarem na Lufa-Lufa, então eu sairei imediatamente da escola, e você? "Mmm," Harry murmurou vagamente, desejando poder dizer algo mais significativo. “Bem, bem, apenas olhe para isso!” o menino de repente exclamou, acenando para a janela. Hagrid estava parado do lado de fora da janela, sorrindo para Harry e apontando para dois sorvetes enormes, como se explicasse por que ele não podia entrar. "Esse é o Hagrid," disse Harry alegremente. Ele estava satisfeito por saber algo que esse menino não sabia. Ele trabalha em Hogwarts. “Ah-ah,” ele falou lentamente. “Eu ouvi falar dele. Oh, há algo como um servo, certo? "Ele é um silvicultor," Harry respondeu secamente. A cada segundo ele gostava cada vez menos desse garoto. - Sim, exatamente. Ouvi dizer que ele é um verdadeiro selvagem. Vive em uma cabana no terreno da escola e ocasionalmente fica bêbado e tenta fazer milagres, apenas para acabar com sua própria cama em chamas! "Pessoalmente, eu gosto muito dele," Harry retrucou friamente. — É assim? Um sorriso de escárnio apareceu no rosto do menino. "Por que ele está com você?" Onde estão seus pais? "Eles estão mortos," disse Harry secamente. Ele não queria falar com o menino sobre esse assunto. "Oh, me desculpe", disse ele, embora não soasse como se estivesse arrependido. “Mas eles eram nossos ou não?” “Eles eram magos, se é disso que você está falando. “Para ser honesto, não entendo por que não apenas pessoas como nós são aceitas na escola, mas também crianças que não são de nossas famílias. Eles são diferentes. Eles cresceram de forma diferente e não sabem nada sobre nós. Imagine, algumas pessoas nunca tinham ouvido falar de Hogwarts até o dia em que receberam a carta. Acho que Hogwarts só deveria ser filho de bruxos. A propósito, qual é o seu sobrenome? Mas antes que Harry pudesse responder, Madame Malkin interveio. “Está tudo pronto”, disse ela. Não é como se Harry estivesse chateado por ter um motivo para encerrar a conversa, e ele pulou apressadamente do banco. "Bem, vejo você na escola," o garoto Harry disse atrás dele, silenciosamente comendo o sorvete que Hagrid comprou - chocolate de baunilha com nozes quebradas. O sorvete estava tão delicioso que seria demais comer e conversar ao mesmo tempo. Mas Hagrid notou que Harry estava um pouco calado e triste. - Aconteceu alguma coisa? - ele perguntou. "Está tudo bem," Harry mentiu. Entraram numa loja para comprar pergaminhos e penas. Harry se animou um pouco comprando um tinteiro que mudava de cor conforme ele escrevia. “Hagrid, o que é Quadribol?” ele perguntou quando eles saíram da loja. "Droga, Harry, como você pode não saber o que é Quadribol?!" Me desculpe... uh... eu continuo esquecendo que você não sabe quase nada. - Pare de fazer isso. Eu me sinto mal o suficiente," Harry disse severamente. E contou a Hagrid sobre o que aconteceu na loja de roupas. “Ele também disse que crianças trouxas não deveriam ser admitidas na escola, e...” “Mas você não é trouxa,” disse Hagrid com veemência. - Conheça esse menino quem você é... Ele sabe seu nome desde a infância, se é um dos nossos... Bem, você viu como foi conhecido no Caldeirão Furado. E ele não entende nada sobre isso! Acredite, entre os melhores mágicos existem aqueles que nasceram de trouxas e viveram com eles. Por que, pelo menos leve sua mãe e sua irmã... - Você ainda não me respondeu: o que é Quadribol? - Este é o nosso esporte. O esporte dos magos. Tipo... uh... futebol trouxa. Todo mundo joga Quadribol e há muitos fãs. Eles jogam no ar, em vassouras, e são quatro bolas... bem, é difícil, em geral, explicar tudo para você, as regras e tudo isso... - E o que são Sonserina e Lufa-Lufa? — Faculdades escolares. São quatro no total. Dizem sobre a Lufa-Lufa que os mais burros vão para a escola lá, mas... "Aposto que vou entrar na Lufa-Lufa," disse Harry severamente. "Melhor Lufa-Lufa do que Sonserina," disse Hagrid ainda mais sombrio. - Todos aqueles que depois se tornaram maus, eram todos da Sonserina. Você-Sabe-Quem também é de lá. "Shuttlecock... me desculpe... Você-Sabe-Quem foi para Hogwarts?" “Muitos, muitos anos atrás,” disse Hagrid. Depois disso, eles foram buscar alguns livros didáticos em uma loja chamada Floreios e Borrões, que tinha mais livros do que Harry já tinha visto em sua vida, eles ficavam nas prateleiras, ocupando todo o espaço da loja do chão ao teto. Havia gigantescos tomos encadernados em couro, cada um do tamanho de um paralelepípedo; havia livros do tamanho de selos postais e livros com capas de seda; havia livros cheios de símbolos obscuros e livros com apenas páginas em branco. Esses livros não deixariam indiferente nem mesmo Dudley, que nunca leu nada. Hagrid teve que literalmente arrastar Harry para longe do livro do Professor Vindictus Viridian, Como Enfeitiçar e Defender Quando Enfeitiçado Você. Pernas amassadas. Silêncio e muito, muito mais”). "Eu estava tentando descobrir como colocar uma maldição em Dudley," Harry explicou. "Eu não estou dizendo que é uma má ideia, mas você sabe, você não pode... er... usar magia no mundo trouxa." Embora, para falar a verdade, às vezes você pode... b-bem... depende da situação. Hagrid assentiu, mostrando que entendia o que Harry havia dito, porque foi por causa de Hagrid que Dudley deixou crescer um rabo de porco. “Mas você ainda não será capaz de fazer isso - eles não te ensinam imediatamente. Há muitas outras coisas que você precisa saber primeiro. Hagrid não deixaria Harry comprar um caldeirão de ouro maciço. - A lista diz que você precisa de estanho, então vamos comprar estanho. Aqui o gigante era implacável. Mas eles compraram balanças muito bonitas e precisas, e também compraram um telescópio dobrável de cobre. Então eles visitaram uma farmácia, que era tão mágica que Harry nem percebeu o cheiro terrível - cheirava a ovo podre e abobrinha podre. Havia barris de algum tipo de lodo no chão, jarros de vidro com plantas secas, raízes esmagadas e pós coloridos alinhados nas paredes, e feixes de penas, presas e garras curvas pendiam do teto. Enquanto Hagrid conversava com o boticário – eles precisavam comprar todos os tipos de ingredientes para fazer poções mágicas – Harry estudou os chifres de unicórnio prateados, valendo vinte e um galeões cada, e os pequenos olhos de besouro, brilhantes e pretos (cinco nós por concha). . Saindo da farmácia, Hagrid pediu a Harry que lhe mostrasse a carta e a estudou cuidadosamente mais uma vez. "Não, ainda não... resta mais uma coisa", disse ele. "Ainda não comprei um... uh... presente, mas hoje é seu aniversário." Harry sentiu-se corar. "Mas você não precisa..." "Eu sei que não." Hagrid acenou para ele. - Aqui está o que ... eu vou te comprar um animal. Talvez um sapo ... embora não, os sapos tenham saído de moda por cem anos, você será ridicularizado na escola. E eu não gosto de gatos, eu... uh... espirro deles. Nós vamos comprar uma coruja. Todas as crianças sonham com corujas e, além disso, são úteis, carregam sua correspondência e tudo mais. Vinte minutos depois eles saíram de uma loja chamada Owl Mall, e Harry apertou os olhos contra o sol forte, pois a loja estava escura, cheia de farfalhar, farfalhar e farfalhar de penas, iluminada apenas pelo brilho de olhos como joias. Em sua mão, Harry segurava uma enorme gaiola na qual estava uma linda coruja nevada. A coruja dormia com a cabeça debaixo da asa. Harry estava cheio de gratidão e não conseguia se conter, agradecendo a Hagrid pela centésima vez e gaguejando como o professor Quirrell. "Isso é o suficiente para você," disse Hagrid mal-humorado, tentando esconder seu constrangimento - ele estava claramente muito lisonjeado. “Bem, eu entendo que os Dursleys não te mimaram com... bem, presentes. E você não está com eles agora, mas conosco, aqui... uh... tudo será diferente. Certo, só nos resta uma varinha mágica. Vamos para Olivaras, o melhor lugar para isso. Lá eles vão pegar um pau para você, você vai balançar, sim! Harry prendeu a respiração; ele queria uma varinha mais do que qualquer outra coisa na lista. A loja ficava em um prédio pequeno e decadente. As letras outrora douradas "A família Ollivander - fabricantes de varinhas mágicas desde 382 aC" são douradas há muito tempo. Em uma vitrine empoeirada, em uma almofada roxa desbotada, havia uma única varinha. Quando eles entraram, um sino tocou em algum lugar no fundo da loja. A sala era pequena e completamente vazia, exceto por uma cadeira longa e de pernas finas que Hagrid sentou para esperar por seu mestre. Harry se sentiu muito estranho - como se estivesse em uma biblioteca que tinha regras muito rígidas. Ele tinha um monte de novas perguntas para fazer a Hagrid, mas não decidiu aqui. Em vez disso, ele olhou para as milhares de caixas estreitas que cobriam as paredes do chão ao teto. Harry sentiu arrepios na pele. A poeira e o silêncio aqui estavam cheios de segredos mágicos e pareciam emitir um toque quase inaudível. "Boa tarde", disse uma voz suave. Harry pulou de surpresa. Hagrid deve ter pulado também, pois houve um estalo alto e o gigante se afastou rapidamente da cadeira frágil. Na frente deles estava um homem idoso, de seus grandes olhos quase incolores emanava um brilho estranho, diretamente lunar, cortando a escuridão da loja. "Oi," Harry engasgou. - Oh sim. O velho acenou com a cabeça. "Sim, eu pensei que veria você em breve, Harry Potter." Não era uma pergunta, mas uma afirmação. Você tem olhos como sua mãe. Parece que foi ontem que ela estava comigo, comprando sua primeira varinha. Dez e um quarto de polegada, elegante, ágil, feito de salgueiro. Ótima varinha para uma bruxa. O Sr. Olivaras se aproximou de Harry. Harry queria muito desviar o olhar ou apenas piscar. Aqueles olhos prateados o fizeram se sentir desconfortável. “Mas seu pai preferia uma varinha de mogno.” Onze polegadas. Também muito flexível. Um pouco mais poderoso que o da sua mãe e ótimo para transformação. Sim, eu disse que seu pai preferia esta varinha, mas isso não é inteiramente verdade. Claro, não é o mago que escolhe a varinha, mas a varinha do mago. O Sr. Olivaras estava tão perto de Harry que seus narizes quase se tocaram. Harry podia até se ver refletido nos olhos enevoados do velho. "Ah, é onde..." O Sr. Olivaras estendeu um longo dedo branco e tocou a cicatriz na testa de Harry. “Eu odeio dizer isso, mas fui eu quem vendi a varinha que fez isso,” ele disse suavemente. — Treze centímetros e meio. Teixo. Era uma varinha poderosa, muito poderosa, e nas mãos erradas... Bem, se eu soubesse o que aquela varinha faria, eu faria... Ele balançou a cabeça, e de repente, para alívio de Harry, que não conseguia aguentar mais o olhar, ele viu Hagrid. — Rubeu! Rubeu Hagrid! Bom ver você de novo... Carvalho, dezesseis polegadas, muito ágil, não é? “Foi, sim, senhor,” disse Hagrid. - Era uma boa varinha. Mas, pelo que entendi, partiu-se em dois quando foi expulso? O Sr. Olivaras de repente ficou azedo. "Uh-uh... Sim, foi, senhor," concordou Hagrid, examinando seus pés e por algum motivo os enxugando no chão. E de repente ele sorriu. “Mas ainda tenho fragmentos. Espero que não os use. O Sr. Olivaras perguntou severamente. “Ah, claro que não, senhor,” disse Hagrid rapidamente. Harry notou que Hagrid estava segurando seu guarda-chuva rosa com muita força. "Ok, agora você, Sr. Potter. Deixe-me pensar. Ele puxou uma longa régua com marcas prateadas do bolso. - Com que mão você pega a varinha? "Eu...?" Harry hesitou, finalmente voltando a si. - Ah, eu sou destro! - Estenda a mão. Assim. O velho começou a medir a mão direita de Harry. Primeiro, a distância do ombro aos dedos, depois a distância do pulso ao cotovelo, depois do ombro ao chão, do joelho à axila e, por algum motivo, medi a circunferência da cabeça. "Cada varinha contém uma poderosa substância mágica dentro, Sr. Potter," o velho explicou enquanto tirava suas medidas. “Pode ser cabelo de unicórnio, uma pena de cauda de fênix ou um coração de dragão seco. Cada varinha Olivaras é individual, não há duas iguais, assim como não existem dois unicórnios, dragões ou fênix absolutamente semelhantes. E, claro, você nunca alcançará bons resultados se usar a varinha de outra pessoa. Harry de repente percebeu que a régua o estava medindo, e o Sr. Olivaras há muito tinha ido até as prateleiras e retirado uma caixa após a outra delas. "Basta", disse ele, e a régua caiu no chão. "Bem, Sr. Potter, vamos tentar este primeiro." Coração de faia e dragão. Nove polegadas. Muito bonito e confortável. Pegue e acene. Harry pegou a varinha com a mão direita e, sentindo-se um completo idiota, acenou um pouco na frente do nariz, mas o Sr. Olivaras quase imediatamente a arrancou de sua mão. Este não cabe, vamos pegar o próximo. Maple e pena de fênix. Sete polegadas. Muito chiclete. Tentar. Harry tentou, embora mal tivesse levantado sua varinha antes que estivesse nas mãos do Sr. Olivaras. “Não, não, pegue este – cabelo de ébano e unicórnio, oito polegadas e meia, muito elástico.” Vamos, vamos, experimente. Harry tentou. E tentou novamente. E eu tentei novamente. Ele não conseguia entender o que o Sr. Olivaras estava esperando. A montanha de gravetos testados e comprovados que Olivaras empilhava em uma cadeira crescia cada vez mais. Mas, por algum motivo, isso não cansou o Sr. Olivaras, mas, ao contrário, muito agradou. Quanto mais caixas ele tirava das prateleiras, mais feliz ele parecia. "Você é um cliente incomum, Sr. Potter, não é?" Não se preocupe, eu tenho o que você precisa aqui em algum lugar... e a propósito... sério, por que não? Claro, a combinação é muito incomum - azevinho e pena de fênix, onze polegadas, uma linda varinha muito flexível. Harry pegou a varinha que o Sr. Olivaras lhe estendeu. E de repente seus dedos se aqueceram. Ele ergueu a varinha sobre a cabeça, baixou-a com um assobio, cortando o ar empoeirado, e faíscas vermelhas e douradas saíram da varinha, brilhantes como fogos de artifício, e seus reflexos dançaram nas paredes. — Ah, bravo! Sim, isso é realmente o que você precisa, é simplesmente maravilhoso. Bem, bem, bem... muito curioso... extremamente curioso... Sr. Olivaras colocou a varinha de volta na caixa e começou a embrulhá-la em papel pardo, murmurando, "Curioso... muito curioso..." "Com licença," Harry perguntou, "o que exatamente você acha curioso?” O Sr. Olivaras encarou Harry com seus olhos desbotados. "Sabe, Sr. Potter, eu me lembro de cada varinha que vendi. Todos para um. Dentro de sua varinha há uma pena de fênix, eu já lhe disse. Agora, normalmente a fênix só dá uma pena de sua cauda, mas no seu caso deu duas. Portanto, parece-me muito curioso que esta varinha tenha escolhido você, porque a irmã dela, que ficou com a segunda pena daquela fênix ... Bem, por que se esconder de você - a irmã dela deixou essa cicatriz na testa. Harry respirou fundo. — Sim, treze centímetros e meio, teixo. Uma coisa estranha é o destino. Eu não te disse que a varinha escolhe o mago, e não o contrário? Então acho que devemos esperar grandes coisas de você, Sr. Potter. Aquele-que-não-deve-ser-nomeado fez muitas coisas boas – terríveis, sim, mas ótimas mesmo assim. Harry se encolheu. Ele não tinha certeza se gostava do Sr. Olivaras. Ele pagou sete galeões de ouro pela varinha, e o Sr. Olivaras fez uma reverência com ele e Hagrid até a porta. *** Já era tarde, e o sol estava se pondo mais baixo, quando ele e Hagrid voltaram pelo Beco Diagonal, depois pelo muro, e entraram no Caldeirão Furado, que não tinha mais um único visitante. Saindo de lá, eles se encontraram em outro mundo, mas Harry andou em silêncio e não pareceu notar isso. Ele nem percebeu o jeito que as pessoas estavam olhando para eles enquanto ele e Hagrid andavam de metrô, carregados com todos os tipos de pacotes de formatos estranhos e, ainda por cima, uma coruja adormecida. Eles subiram a escada rolante e terminaram na estação Paddington. E Harry, ainda mentalmente no Beco Diagonal, só percebeu onde eles estavam quando Hagrid lhe deu um tapinha no ombro. “Devemos comer alguma coisa... bem a tempo do seu trem,” disse Hagrid. Ele comprou um hambúrguer para si e para Harry e eles se sentaram nas cadeiras de plástico. Harry saiu de seus pensamentos e olhou ao redor. O mundo a que estava acostumado, no qual vivera por onze anos, agora lhe parecia um tanto estranho. "Você está bem, Harry?" perguntou Hagrid. - Você está muito quieto. Harry não tinha certeza se poderia explicar sua condição, e mastigou seu hambúrguer, tentando encontrar as palavras certas. Sim, hoje foi o melhor aniversário que ele já teve em sua vida, mas ainda, ainda, ainda... "Todo mundo pensa que eu sou especial", ele finalmente disse. "Todas aquelas pessoas no Caldeirão Furado e o Professor Quirrell e o Sr. Olivaras... Mas eu não sei nada sobre magia." Como eles podem esperar algo grande de mim? Sim, sou famoso... mas nem consigo me lembrar como aconteceu o que me tornou famoso. Eu realmente não sei o que aconteceu quando Volan... desculpe, eu quis dizer Você-Sabe-Quem... Bem, eu não sei o que aconteceu na noite em que meus pais morreram... Hagrid se inclinou sobre a mesa. Era difícil acreditar que esse gigante de aparência assustadora com rosto barbudo e sobrancelhas espessas pudesse sorrir tão calorosamente. "Não se preocupe, Harry," ele aconselhou. “Você vai aprender tudo rapidamente. Em Hogwarts, todo mundo começa do começo, então você vai ficar bem. Basta ser você mesmo e pronto. Eu entendo que você tenha sido destacada de todo o resto, você é uma celebridade. É sempre difícil para alguém como você. Mas acredite em mim, você será ótimo em Hogwarts... como eu fui ótimo, e ainda ótimo, para ser honesto. Quando o trem chegou, no qual Harry deveria retornar aos Dursleys, Hagrid arrastou todas as suas coisas para o compartimento e estendeu um envelope na despedida. "Esta é a sua passagem de trem para Hogwarts," ele explicou. “1º de setembro, estação de King’s Cross, está tudo escrito lá, neste bilhete. Se os Dursleys... er... que problema, você... bem... me enviar uma carta com uma coruja, ela sabe onde me encontrar... Bem, até breve, Harry. O trem começou a se mover. Harry tentou dar uma olhada melhor em Hagrid até que ele estava fora de vista enquanto se levantava de seu assento e pressionava o nariz contra a janela. Mas assim que ele piscou, Hagrid desapareceu no ar.