×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.


image

Новейшая история России – 1990-е годы, 2. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В РОССИИ В 1990-е ГОДЫ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В РОССИИ В 1990-е ГОДЫ

-         Доброе утро, Ричард!

-         Евгений, добрый день! Как дела сегодня?

-         Дела неплохие, лето…

-         Ага.

-         В общем-то хорошо. Лето, как у нас  поётся в песне, - это «маленькая жизнь». Особенно для таких  стран, как Россия или как Великобритания, да?

-         Да, да.

-         Где лето короткое… (смех)

-         Очень короткое, да. (смех) Ну да, сегодня… конечно, мы поговорим о 90-х.

-         Да, да, конечно.

-         Я думаю, что мы ближе к началу 90-х…

-         Пока еще, да.

-         Чем к концу, да… Может быть, мы поговорим о политической       жизни в России в 90-х…

-         Да, хорошо. О политической жизни, о партиях – это хороший разговор.

-         Я помню, что… Я не знаю, сколько партий  (было) в советское время, но в самом деле мне кажется, что одна партия -  Коммунистическая партия. Но сейчас, в 90-х, я не знаю, может быть, расскажи нам об этом…

-         Хорошо, хорошо… Ну, в общем, конечно, до 1990 года у нас даже в конституции было записано, что Коммунистическая Партия Советского  Союза – это организующая сила. И, в конечном счете, это была единственная партия.

-         Да.

-         И даже те люди, которые, может быть, не очень доверяли… верили в коммунистическое учение, они должны были вступать в партию, если они хотели быть руководителями.

-         Ага.

-         Потому что, конечно, если ты просто работал в школе или даже в университете как преподаватель, тебе не нужно было вступать в партию. Но если ты хотел стать завкафедрой, если ты хотел стать ректором, если ты хотел стать директором завода, тебе нужно было вступать в коммунистическую партию… Имей это в виду…

-         А, понятно.

-         Но с 1990 года , с того момента, когда эта статья из конституции была изъята, то есть она уже не действовала, - вот с тех пор и начинается у нас строительство новых политических партий.

-         Да.

-         Ну, кстати, все думали, что компартия разделится на две партии:  одна-  социал-демократическая и другая - коммунистическая. Но этого  не произошло.

-         Гмм.

-         Может быть, это плохо для коммунистов, потому что, если бы они передали (часть полномочий) социал-демократам, может быть, они сумели бы в какой-то степени избежать распада Советского Союза. Но они этого не сделали. Они боялись… (смех)

-         Да.

-         И в результате получили худший результат, чем могли бы. Но, короче говоря, первая (новая) партия, как и понятно, - это не коммунистическая партия, это была партия бывших диссидентов – это был «Демократический Союз», одним из вождей которого была Валерия Новодворская , которая сидела несколько лет в тюрьме за антикоммунистическую деятельность.

-         Гмм.

-         Но надо сказать, что эта партия в общем-то была достаточно оппозиционной, то есть очень оппозиционной, но недостаточно  популярной среди населения. Более популярной партией стала Либерально-Демократическая Партия России (ЛДПР) – это партия Владимира Жириновского… (смех)

-         И до сих пор… (смех)

-         И до сих пор! Но это, конечно, партия одного актера, можно сказать…

-         Ну да.

-         Хотя сейчас в партии есть некоторые интересные люди. Но в то время 99 процентов – это был Жириновский.

-         Да, конечно.

-         Эта партия…почему она пользовалась популярностью?.. Потому что он  выдвигал такие популистские идеи, что нужно повысить зарплату… А почему не повысить?! Это хорошо… Нужно раздать всем государственную собственность… А почему нет?! ..

Хорошо!..

-         Да.

-         И поэтому партия была достаточно популярной. И когда мы будем говорить о выборах, там как раз можно будет видеть. Ну и затем, конечно, образовалась партия «Яблоко», партия демократическая, партия интересная…

-         Явлинского?..

-         Партия Григория Явлинского, за которую я в 90-е годы обычно голосовал. Сейчас нет. Почему – может быть, потом когда-то расскажу.

-         Гмм.

-         Но эта партия действительно говорила о демократических  идеалах. Она говорила о свободе личности.

-         Да.

-         И поэтому интеллигенция, я считаю, что я тоже как интеллигенция, в основном поддерживала эту партию.

-         Да.

-         Простые люди, рабочие люди – они больше поддерживали партию Жириновского. Интеллигенция больше поддерживала партию Григория Явлинского. Ну и, конечно,  не могла не образоваться партия правящая, партия тех чиновников, которые правили, да?.. Это была партия «Выбор России», которую   возглавлял Егор Гайдар. Но почему, так сказать, эта партия, как мы будем видеть, она не взяла первое место, она не взяла и второе место, она была на третьем месте, потому что это партия чиновников, то есть у них не было идеологии. Они просто хотели, чтобы дальше, так сказать, быть во главе России.

-         Да, да.

-         Даже партия, может быть,  с какой-то плохой идеологией , - эта партия интереснее, чем партия без идеологии.

-         Ага, да. Интересно.

-         Опять же потом мы будем говорить о конституции, поэтому запомни (мои слова) про идеологию. Ну и была политическая борьба, то есть партии выступали, партии рассказывали о своей политике, о своих планах. Но, помимо политической борьбы партий, была еще борьба между Верховным Советом Российской Федерации – тогда это еще был Верховный Совет, потом станет Государственная Дума, но до 1993 года был Верховный Совет, который возглавлял Руслан… забыл тоже… Руслан Хасбулатов, кстати, выходец из Чечни, но он работал в Москве доктором наук, и он возглавлял наш парламент, - и Ельциным.

-         Ага.

-         Потому что Ельцин, к сожалению, хоть он и пришел на гребне демократии, он никогда не был демократом. Даже вспоминают, когда он был еще первым секретарем тогда еще Свердловского, а теперь Екатеринбургского областного комитета, большинство вопросов он решал в чисто авторитарном духе.

-         Да.

-         Поэтому он вёл себя как авторитарный руководитель, что часто не нравилось Верховному Совету. Верховный Совет  в апреле 1993 года решил ограничить полномочия Ельцина, что он не все может делать. Тогда Ельцин – но Ельцин не сдавался - он боец, он никогда не сдаётся – Ельцин тогда опубликовал указ, чтобы работу Верховного Совета ограничить, потому что Верховный Совет ведет себя не демократично. Каждый упрекал другого в недемократичности. И на протяжении лета 1993 года эта борьба разгоралась, она становилась  всё острее. И в сентябре, кажется, 21 сентября Верховный Совет принял решение, что Ельцин не может быть далее президентом и что президентом избирается Александр Руцкой, вице-президент. Тогда Ельцин на следующее утро опять опубликовал указ 1400, даже помню номер, в котором говорилось о том, что распускается Верховный Совет и будет избран новый Парламент.

-         Ага.

-         Но это уже, конечно, (была политическая война)… Попыталась сгладить эти противоречия наша религиозная власть. Патриарх встречался и с представителями Верховного Совета, и с Ельциным. Вроде бы какие-то договоренности уже были. Но 3-го октября произошло, что некоторые очень нетерпеливые люди, которые поддерживали Верховный Совет, - они напали на телестанцию Останкино и хотели обратиться к гражданам России, что власть переходит в их руки. Но, конечно, Ельцин… то есть те люди, которые поддерживали Ельцина, они сопротивлялись, там была перестрелка. Там погибло более ста человек. И на следующий день Ельцин объявляет чрезвычайное положение в Москве, вводит танки и… вот это вот, что ввёл танки, пусть, но он заставил танки стрелять по Верховному Совету!..

-         Гмм.

-         И это, конечно, уже было чрезвычайным (событием)… Ни в одной демократической стране такое не бывает, чтобы президент  расстреливал свой собственный парламент.…

-         Парламент?.. да, да.

-         Но это, к сожлению, было…

-         Да.

-         Говорят, что было только четыре выстрела. Но если танки стреляют по зданию, то, конечно, и четыре выстрела – это много.

-         Да.

-         Но и в результате, конечно,  Ельцин выиграл эту микро-битву. И Хасбулатов, и Руцкой , и еще несколько десятков человек депутатов были арестованы, посажены в тюрьму. Но, надо сказать, они сидели не так много: они сидели от двух месяцев до одного года. И через год почти все были амнистированы. Ну и после этого, уже на гребне этой победы, Ельцин решил закрепить своё лидерство в стране при помощи новой конституции. И по этой новой конституции он получил еще большие права, чем он имел до этого.

-         Ага.

-         То есть Россия стала сверхпрезидентской республикой. В новую конституцию они взяли что-то из американской конституции, много из французской конституции… Я не знаю, в Великобритании вроде бы конституции нет, да?..

-         Нет, у нас нет… это как всё неформально.

-         Неформально… В результате, значит, конституция неплохая. Она неплохая, до сих пор она действует.

-         Да, дп.

-         Единственное, что меня смущает, что там… люди, конечно, боялись, что опять какая-то идеология победит, и у них одно из главных, важных положений, что в стране запрещается любая идеология – вот этого я не понимаю и не признаю. Любая партия – это идеология!..

-         Да, конечно…

-         Не может … нельзя запретить идеологию, иначе мы запрещаем всякую политическую жизнь.

-         Да.

-         И вот почему я говорю, что это положение надо как-то изменить. Не знаю как, я не политик.

-         Да.

-         Ну и в 1993 году, в декабре 93 года, были новые выборы. И в этих выборах участвовало 13 партий и блоков, там некоторые партии объединялись в блок.

-         Да.

-         И вот как раз в результате этих выборов больше всех голосов  взяла ЛДПР Жириновского. Она получила 22% голосов.

-         Да, да.

-         22% голосов!.. И один из демократов сказал после этого: «Россия, ты сошла с ума!» В какой-то степени он был прав, но, к сожалению, вот так… «Выбор России» - это партия чиновников получила 15%, КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации)- 12,5%, «Женщины России» - такая была партия, сейчас её уже нет-  8,8%. Аграрная Партия- 7,9%, «Яблоко» - 7,8%, несмотря на мой голос, она не смогла получить больше (смех)

-         Ха-ха (смех)

-         И Демократическая Партия России, вот такая оппозиционная, более либеральная, чем «Яблоко» получила 5,5%, к сожалению, не очень много.

-         Ага.

-         И образована была уже Государственная Дума, к которой переходили все права бывшего Верховного Совета.

-         Да.

-         И, конечно, это было важно почему?.. Потому что действительно новая страна и нужен был какой-то новый парламент и какая-то новая конституция. То есть это было понятно.

-         Да.

-         Но все-таки, к сожалению,  такая политическая ьборьба прошла через очень печальный опыт, плохой опыт, когда стреляли по Верховному Совету.

-         Да, да.

-         Я думаю, что мы потом все равно будем касаться политической борьбы в середине 90-х, в конце 90-х, потому что там были интересные моменты. Но я думаю, что мы на этом закончим (разговор) о первых годах. Я думаю, что в следующий раз мы как раз, наверное, будем говорить о наших олигархах, а может быть – о Чеченской войне.

-         Ага.

-         Посмотрим, что-то одно… одну из этих тем.

-         Да.

Если у нас будет время.

-         Ну, конечно. Я думаю, на одну тему хватит. На две сразу не получится.

-         Да… Евгений, знаешь, я зашёл однажды в Ельцин-центр в Екатеринбурге.

-         Да, да, там большой центр.

-         Я помню, что ты мне порекомендовал. (смех)

-         Да.

-         Это интересно, потому что показывают все время по телевизору ролики и как передачи…

-         Да, да.

-         О 1993-м - танки и так далее,  но он (Ельцин) какрй-то главный герой, по-моему, да… в центре, он абсолютный герой… Всё очень интересно, да…

-         Конечно… (смех) Но мы поговорим потом…

-         Он защищает людей…

-         Да, да.

Мы поговорим потом о Ельцине отдельно, потому что он, конечно, интересный политик, хотя он очень противоречивый политик.

-         Да, да, очень, да. Так я понимаю…

-         Ну, хорошо.

-         Хорошо, спасибо. Очень интересно, да.

-         Всего доброго! До новых встреч!

-         Пока!

-         Пока!

(made and recorded by Evgueny40 and Richard, 2018)


Want to learn a language?

Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В РОССИИ В 1990-е ГОДЫ

-         Доброе утро, Ричард!

-         Евгений, добрый день! Как дела сегодня?

-         Дела неплохие, лето…

-         Ага.

-         В общем-то хорошо. Лето, как у нас  поётся в песне, - это «маленькая жизнь». Особенно для таких  стран, как Россия или как Великобритания, да?

-         Да, да.

-         Где лето короткое… (смех)

-         Очень короткое, да. (смех) Ну да, сегодня… конечно, мы поговорим о 90-х.

-         Да, да, конечно.

-         Я думаю, что мы ближе к началу 90-х…

-         Пока еще, да.

-         Чем к концу, да… Может быть, мы поговорим о политической       жизни в России в 90-х…

-         Да, хорошо. О политической жизни, о партиях – это хороший разговор.

-         Я помню, что… Я не знаю, сколько партий  (было) в советское время, но в самом деле мне кажется, что одна партия -  Коммунистическая партия. Но сейчас, в 90-х, я не знаю, может быть, расскажи нам об этом…

-         Хорошо, хорошо… Ну, в общем, конечно, до 1990 года у нас даже в конституции было записано, что Коммунистическая Партия Советского  Союза – это организующая сила. И, в конечном счете, это была единственная партия.

-         Да.

-         И даже те люди, которые, может быть, не очень доверяли… верили в коммунистическое учение, они должны были вступать в партию, если они хотели быть руководителями.

-         Ага.

-         Потому что, конечно, если ты просто работал в школе или даже в университете как преподаватель, тебе не нужно было вступать в партию. Но если ты хотел стать завкафедрой, если ты хотел стать ректором, если ты хотел стать директором завода, тебе нужно было вступать в коммунистическую партию… Имей это в виду…

-         А, понятно.

-         Но с 1990 года , с того момента, когда эта статья из конституции была изъята, то есть она уже не действовала, - вот с тех пор и начинается у нас строительство новых политических партий.

-         Да.

-         Ну, кстати, все думали, что компартия разделится на две партии:  одна-  социал-демократическая и другая - коммунистическая. Но этого  не произошло.

-         Гмм.

-         Может быть, это плохо для коммунистов, потому что, если бы они передали (часть полномочий) социал-демократам, может быть, они сумели бы в какой-то степени избежать распада Советского Союза. Но они этого не сделали. Они боялись… (смех)

-         Да.

-         И в результате получили худший результат, чем могли бы. Но, короче говоря, первая (новая) партия, как и понятно, - это не коммунистическая партия, это была партия бывших диссидентов – это был «Демократический Союз», одним из вождей которого была Валерия Новодворская , которая сидела несколько лет в тюрьме за антикоммунистическую деятельность.

-         Гмм.

-         Но надо сказать, что эта партия в общем-то была достаточно оппозиционной, то есть очень оппозиционной, но недостаточно  популярной среди населения. Более популярной партией стала Либерально-Демократическая Партия России (ЛДПР) – это партия Владимира Жириновского… (смех)

-         И до сих пор… (смех)

-         И до сих пор! Но это, конечно, партия одного актера, можно сказать…

-         Ну да.

-         Хотя сейчас в партии есть некоторые интересные люди. Но в то время 99 процентов – это был Жириновский.

-         Да, конечно.

-         Эта партия…почему она пользовалась популярностью?.. Потому что он  выдвигал такие популистские идеи, что нужно повысить зарплату… А почему не повысить?! Это хорошо… Нужно раздать всем государственную собственность… А почему нет?! ..

Хорошо!..

-         Да.

-         И поэтому партия была достаточно популярной. И когда мы будем говорить о выборах, там как раз можно будет видеть. Ну и затем, конечно, образовалась партия «Яблоко», партия демократическая, партия интересная…

-         Явлинского?..

-         Партия Григория Явлинского, за которую я в 90-е годы обычно голосовал. Сейчас нет. Почему – может быть, потом когда-то расскажу.

-         Гмм.

-         Но эта партия действительно говорила о демократических  идеалах. Она говорила о свободе личности.

-         Да.

-         И поэтому интеллигенция, я считаю, что я тоже как интеллигенция, в основном поддерживала эту партию.

-         Да.

-         Простые люди, рабочие люди – они больше поддерживали партию Жириновского. Интеллигенция больше поддерживала партию Григория Явлинского. Ну и, конечно,  не могла не образоваться партия правящая, партия тех чиновников, которые правили, да?.. Это была партия «Выбор России», которую   возглавлял Егор Гайдар. Но почему, так сказать, эта партия, как мы будем видеть, она не взяла первое место, она не взяла и второе место, она была на третьем месте, потому что это партия чиновников, то есть у них не было идеологии. Они просто хотели, чтобы дальше, так сказать, быть во главе России.

-         Да, да.

-         Даже партия, может быть,  с какой-то плохой идеологией , - эта партия интереснее, чем партия без идеологии.

-         Ага, да. Интересно.

-         Опять же потом мы будем говорить о конституции, поэтому запомни (мои слова) про идеологию. Ну и была политическая борьба, то есть партии выступали, партии рассказывали о своей политике, о своих планах. Но, помимо политической борьбы партий, была еще борьба между Верховным Советом Российской Федерации – тогда это еще был Верховный Совет, потом станет Государственная Дума, но до 1993 года был Верховный Совет, который возглавлял Руслан… забыл тоже… Руслан Хасбулатов, кстати, выходец из Чечни, но он работал в Москве доктором наук, и он возглавлял наш парламент, - и Ельциным.

-         Ага.

-         Потому что Ельцин, к сожалению, хоть он и пришел на гребне демократии, он никогда не был демократом. Даже вспоминают, когда он был еще первым секретарем тогда еще Свердловского, а теперь Екатеринбургского областного комитета, большинство вопросов он решал в чисто авторитарном духе.

-         Да.

-         Поэтому он вёл себя как авторитарный руководитель, что часто не нравилось Верховному Совету. Верховный Совет  в апреле 1993 года решил ограничить полномочия Ельцина, что он не все может делать. Тогда Ельцин – но Ельцин не сдавался - он боец, он никогда не сдаётся – Ельцин тогда опубликовал указ, чтобы работу Верховного Совета ограничить, потому что Верховный Совет ведет себя не демократично. Каждый упрекал другого в недемократичности. И на протяжении лета 1993 года эта борьба разгоралась, она становилась  всё острее. И в сентябре, кажется, 21 сентября Верховный Совет принял решение, что Ельцин не может быть далее президентом и что президентом избирается Александр Руцкой, вице-президент. Тогда Ельцин на следующее утро опять опубликовал указ 1400, даже помню номер, в котором говорилось о том, что распускается Верховный Совет и будет избран новый Парламент.

-         Ага.

-         Но это уже, конечно, (была политическая война)… Попыталась сгладить эти противоречия наша религиозная власть. Патриарх встречался и с представителями Верховного Совета, и с Ельциным. Вроде бы какие-то договоренности уже были. Но 3-го октября произошло, что некоторые очень нетерпеливые люди, которые поддерживали Верховный Совет, - они напали на телестанцию Останкино и хотели обратиться к гражданам России, что власть переходит в их руки. Но, конечно, Ельцин… то есть те люди, которые поддерживали Ельцина, они сопротивлялись, там была перестрелка. Там погибло более ста человек. И на следующий день Ельцин объявляет чрезвычайное положение в Москве, вводит танки и… вот это вот, что ввёл танки, пусть, но он заставил танки стрелять по Верховному Совету!..

-         Гмм.

-         И это, конечно, уже было чрезвычайным (событием)… Ни в одной демократической стране такое не бывает, чтобы президент  расстреливал свой собственный парламент.…

-         Парламент?.. да, да.

-         Но это, к сожлению, было…

-         Да.

-         Говорят, что было только четыре выстрела. Но если танки стреляют по зданию, то, конечно, и четыре выстрела – это много.

-         Да.

-         Но и в результате, конечно,  Ельцин выиграл эту микро-битву. И Хасбулатов, и Руцкой , и еще несколько десятков человек депутатов были арестованы, посажены в тюрьму. Но, надо сказать, они сидели не так много: они сидели от двух месяцев до одного года. И через год почти все были амнистированы. Ну и после этого, уже на гребне этой победы, Ельцин решил закрепить своё лидерство в стране при помощи новой конституции. И по этой новой конституции он получил еще большие права, чем он имел до этого.

-         Ага.

-         То есть Россия стала сверхпрезидентской республикой. В новую конституцию они взяли что-то из американской конституции, много из французской конституции… Я не знаю, в Великобритании вроде бы конституции нет, да?..

-         Нет, у нас нет… это как всё неформально.

-         Неформально… В результате, значит, конституция неплохая. Она неплохая, до сих пор она действует.

-         Да, дп.

-         Единственное, что меня смущает, что там… люди, конечно, боялись, что опять какая-то идеология победит, и у них одно из главных, важных положений, что в стране запрещается любая идеология – вот этого я не понимаю и не признаю. Любая партия – это идеология!..

-         Да, конечно…

-         Не может … нельзя запретить идеологию, иначе мы запрещаем всякую политическую жизнь.

-         Да.

-         И вот почему я говорю, что это положение надо как-то изменить. Не знаю как, я не политик.

-         Да.

-         Ну и в 1993 году, в декабре 93 года, были новые выборы. И в этих выборах участвовало 13 партий и блоков, там некоторые партии объединялись в блок.

-         Да.

-         И вот как раз в результате этих выборов больше всех голосов  взяла ЛДПР Жириновского. Она получила 22% голосов.

-         Да, да.

-         22% голосов!.. И один из демократов сказал после этого: «Россия, ты сошла с ума!» В какой-то степени он был прав, но, к сожалению, вот так… «Выбор России» - это партия чиновников получила 15%, КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации)- 12,5%, «Женщины России» - такая была партия, сейчас её уже нет-  8,8%. Аграрная Партия- 7,9%, «Яблоко» - 7,8%, несмотря на мой голос, она не смогла получить больше (смех)

-         Ха-ха (смех)

-         И Демократическая Партия России, вот такая оппозиционная, более либеральная, чем «Яблоко» получила 5,5%, к сожалению, не очень много.

-         Ага.

-         И образована была уже Государственная Дума, к которой переходили все права бывшего Верховного Совета.

-         Да.

-         И, конечно, это было важно почему?.. Потому что действительно новая страна и нужен был какой-то новый парламент и какая-то новая конституция. То есть это было понятно.

-         Да.

-         Но все-таки, к сожалению,  такая политическая ьборьба прошла через очень печальный опыт, плохой опыт, когда стреляли по Верховному Совету.

-         Да, да.

-         Я думаю, что мы потом все равно будем касаться политической борьбы в середине 90-х, в конце 90-х, потому что там были интересные моменты. Но я думаю, что мы на этом закончим (разговор) о первых годах. Я думаю, что в следующий раз мы как раз, наверное, будем говорить о наших олигархах, а может быть – о Чеченской войне.

-         Ага.

-         Посмотрим, что-то одно… одну из этих тем.

-         Да.

Если у нас будет время.

-         Ну, конечно. Я думаю, на одну тему хватит. На две сразу не получится.

-         Да… Евгений, знаешь, я зашёл однажды в Ельцин-центр в Екатеринбурге.

-         Да, да, там большой центр.

-         Я помню, что ты мне порекомендовал. (смех)

-         Да.

-         Это интересно, потому что показывают все время по телевизору ролики и как передачи…

-         Да, да.

-         О 1993-м - танки и так далее,  но он (Ельцин) какрй-то главный герой, по-моему, да… в центре, он абсолютный герой… Всё очень интересно, да…

-         Конечно… (смех) Но мы поговорим потом…

-         Он защищает людей…

-         Да, да.

Мы поговорим потом о Ельцине отдельно, потому что он, конечно, интересный политик, хотя он очень противоречивый политик.

-         Да, да, очень, да. Так я понимаю…

-         Ну, хорошо.

-         Хорошо, спасибо. Очень интересно, да.

-         Всего доброго! До новых встреч!

-         Пока!

-         Пока!

(made and recorded by Evgueny40 and Richard, 2018)