image

НЕДЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ (A weekly report), Недельный отчёт-2: 12 – 26 июля 2019 года

Недельный отчёт-2: 12 – 26 июля 2019 года

-         Доброе утро, Ричард!

-         Евгений, добрый день! Как дела сегодня?

-         Да всё в порядке, слава богу.

-         Отлично.

-         О чём бы ты хотел поговорить сегодня?

-         Евгений, в последний раз мы начали новый цикл «Итог недели» или, может быть, каждые две недели.

-         Да, каждые две недели.

-         Это мне очень понравилось.

-         Хорошо.

-         Так что почему бы (не продолжить) сегодня? И что случилось не только в России, но о чем говорят в России?

-         Да, о чем говорят в России, потому что говорят о разном.

-         И можно начать с Бориса Джонсона, потому что, конечно…

-         Да, конечно! Я, во-первых, тебя поздравляю, что у тебя теперь новый премьер-министр.

-         Спасибо за поздравление!.. (смех)

-         Я думаю, что новый премьер-министр будет … более интересным, по крайней мере, внешне, чем Тереза Мэй… (смех)

-         Да, он шутит очень хорошо.

-          У него хорошая прическа, и  он любит шутить, да?

-         Да, да.

-         Поэтому я тебя с этим поздравляю. Надо сказать, что, конечно, у нас есть какие-то надежды на то, что немножко лучше станут наши отношения. Потому что при Терезе Мэй…  Она была слишком серьёзной… (смех) и поэтому ничего не получалось у нас…

-         Да.

-         Хорошо.

Это конечно важно… Ну, и потом я должен сказать, хотя я уже написал даже статью – и  сегодня, кстати, я поместил её в Lingq, и ты можешь её посмотреть – о трагедии в детском лагере. Но я хочу еще раз сказать, что это случилось у нас, к сожалению, на Дальнем Востоке. Был летний лагерь, и сгорело 20 палаток ночью.

-         Ой…

-         И так как это было ночью, то пострадало более 20 детей от 10 до 12 лет, в том числе 4 человека погибло – это, конечно, ужасно.

-         Да.

-         И это просто… конечно, виноваты не дети – виноваты те воспитатели, начальники лагеря, которые не могли все это организовать, чтобы не было такого пожара.

-         Это на Дальнем Востоке, а где точно?

-         Это на Дальнем Востоке рядом с Хабаровском.

-         А, Хабаровск, да…

-         Дело в том, что там был дождливый день, дети были в походе. И они свои сырые куртки повесили на так называемые «воздушные пушки». Это пушки, которые дают тёплый воздух.

-         Да.

-         Они повесили, а это было вечером, и они уснули, а ночью какая-то куртка загорелась – и в результате всё это случилось. Это, конечно, ужасно.

-         Да.

-         Ну, затем, конечно, у нас много говорят о выборах…

-         О выборах?

-         О выборах на Украине. Хотя уже сами украинцы говорят: «Зачем вы к нам лезете? Зачем вы так много о нас говорите?» Вот я так слышал.

-         Да, интересно.

-         Дело в том, что я должен сказать, что у нас все-таки очень большая связь с Украиной. У нас 28%  населения имеют родственников на Украине, либо украинцы имеют родственников в России.

-         Гмм.

-         И у нас связь Украины и России была очень длинной… Во-первых, 250 лет  - это еще до татаро-монгольского ига было единое государство.

-         Да.

-         Потом разошлись на несколько сот лет, но с 1654 года снова большая часть Украины была вместе с Россией, кроме западной части, которая была в Польше или в Австро-Венгрии. (То есть около 600 лет мы были в одном государстве!)

-         Да.

-         И поэтому, конечно, всё то, что происходит на Украине, очень важно и немножко даже болезненно.

-         Да.

-         Но ты знаешь, что на выборах победил новый человек – Владимир Зеленский.

-         Да.

-         И, видимо, у него даже будет больше 50% мест в Раде. Рада – это у них парламент. Поэтому тоже есть небольшая надежда, что постепенно отношения будут улучшаться чуть-чуть, потому что у нас тоже, к сожалению, в последние годы были плохие отношения.

-         Но это немножко зависит от Путина, конечно.

-         Это, конечно, зависит и от Путина… но зависит, кстати, также от Европы, потому что Европа в какой-то степени должна была нас (связывать), не говорить, что только Путин виноват. Скажем, Порошенко во многом тоже был виноват.

-         Да.

-         Поэтому нужно было говорить, что и вы, и вы должны прекратить всякую стрельбу, прекратить ругать друг друга в средствах массовой информации. И тогда…это, конечно, очень медленно будет… постепенно могут улучшаться отношения.

-         Гмм.

-         Ну и, конечно, у нас, ты знаешь, тоже все говорят про погоду. Конечно, погода в этом году – это большая тема…

-         Да?

-         Потому что никогда не была такая разная погода в России.

-         Ага.

-         Ну, во-первых, конечно, я знаю, что в Европе очень жарко. А у нас очень жарко было в июне и достаточно холодно, или, по крайней мере, прохладно в июле.

-         Да.

-         То есть, например, в июле у нас выпало уже полторы месячной нормы осадков, и температура на два с половиной градуса ниже средней температуры за июль на протяжении ста лет.

-         Да?..

-         То есть довольно холодно. Сегодня 19 градусов, хотя середина лета.

-         Да.

-         Но и, конечно, важно…

-         Да, это было по всей стране, потому что моя знакомая во Владивостоке – мы говорим почти каждый день - и она мне говорит, что даже на Дальнем Востоке  есть эти колебания температуры…

-         Да, да… На Дальнем Востоке и в Сибири – там же одновременно и наводнения – мы об этом говорили в прошлый раз…

-         Да, да.

В Иркутске, да.

-         И большие пожары.

-         Да.

-         Вот сейчас большие пожары на Дальнем Востоке и в Сибири. Тоже очень-очень разная погода.

-         И, кстати, сегодня здесь обещают рекордную температуру…

-         Ха-ха… (смех)

-         У нас уже почти 30, обещают 32, но на юге может быть 36 градусов…

-         В это лето у нас не было такой температуры. Самая большая температура у нас была 27 градусов – это было в июне, а больше не было, так что интересно, да…

-         Да.

-         Ну и плюс еще два события, о которых хотелось мне сказать. Это…конечно, у нас об этом тоже говорят, по крайней мере, те люди, которые связаны с наукой, - это 50 лет с момента первой высадки на луну американских астронавтов.

-         Ага, да.

-         Хотя некоторые не верят, что это было действительно, кстати… (смех) Но это, мне кажется, из-за …

-         Это как инсценировка…

-         Да, что там инсценировка. Но я склонен думать, как один из русских космонавтов сказал: это все-таки было, конечно, но что-то было не до конца… не до конца хватало картин, и они часть картин инсценировали. И зря, может быть, это сделали. В результате получилось, что не совсем правдиво выглядят эти фотографии.

-         Ха-ха (смех)

-         Кто знает…

-         Да.

-         Ну, и конечно, я думаю, что на западе об этом говорят. У нас об этом говорят мало, но на Западе говорят – это о выборах в Мосгордуму.

-         Да, конечно.

-         Дело в том, что у нас, конечно, там большая борьба как тех политических сил, которые связаны с Кремлем, так и тех политических сил, которые находятся в оппозиции к Кремлю, к Путину.

-         Да.

-         И вот часть из них, к сожалению, не была допущена к выборам, потому что…как говорится, я точно не знаю, но как об этом говорят, что у них… Нам нужно собрать несколько тысяч подписей для того, чтобы стать кандидатом. И вот среди подписей, которые представили те люди, которые связаны с оппозицией…

-         Да, да…

-         Там среди подписей есть люди, которые уже не живут, то есть которые умерли несколько лет назад. Я не могу ничего сказать. Я не знаю. Но так объясняют.

-         Да, да.

-         Но, с другой стороны,  мне кажется, что, конечно, было бы более свободно, более демократично допустить всех к этим выборам, тем более что там всё-таки очень сильный мэр города (=Собянин). И мне кажется, что все равно большая часть мест будет  принадлежать тем людям, которые связаны с Кремлем. Поэтому, если там будет какая-то оппозиция, она не помешает.

-         Да, да, конечно.

-         Кстати, в Петербурге у нас тоже будут выборы. Об этом говорят меньше, но у нас все допущены, скажем, партия «Яблоко» имеет большие традиции в нашем городе. И поэтому я думаю, что это более демократично ведут себя, ну, как сказать…люди, которые руководят Петербургом…

-         Но в то же время есть (лучше: будут) в сентябре в Санкт Петербурге выборы губернатора, да?

-         Да, да, именно губернатора… Там тоже 4 кандидата, среди них разные представители, да?

-         Да, да.

-         То есть там и от правящей партии, и от «Яблока», и еще 2 партии имеют там своих кандидатов. И в то же время в наше Законодательное собрание тоже среди кандидатов много разных людей из разных партий.

-         Кто из партии «Яблока»? Вишневский?

-         Вишневский как депутат. Мне кажется какая-то женщина, я точно не знаю…

-         Нет, нет, я думаю про губернатора.

-         А, на губернатора, кажется, Вишневский, да...

-         А Вишневский?.. Его допускают... Интересно.

-         Да, да… Так что будем смотреть, что будет… Ну, вот это всё, что я хотел сегодня рассказать. Если у тебя есть какие-то вопросы, можем об этом поговорить. Или будем говорить об этом через две недели… (смех)

-         Может быть, через две недели…

-         Хорошо.

Давай через две недели.

-         Сегодня будет достаточно.

-         Да, мне кажется, что и так много разной информации… Тогда всего доброго и до новой встречи через две недели.

-         Спасибо, пока.

-         Пока.

(запись разговора между Евгением и Ричардом осуществлена по скайпу, 2019)



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Imparare le lingue online @ LingQ

Недельный отчёт-2: 12 – 26 июля 2019 года

-         Доброе утро, Ричард!

-         Евгений, добрый день! Как дела сегодня?

-         Да всё в порядке, слава богу.

-         Отлично.

-         О чём бы ты хотел поговорить сегодня?

-         Евгений, в последний раз мы начали новый цикл «Итог недели» или, может быть, каждые две недели.

-         Да, каждые две недели.

-         Это мне очень понравилось.

-         Хорошо.

-         Так что почему бы (не продолжить) сегодня? И что случилось не только в России, но о чем говорят в России?

-         Да, о чем говорят в России, потому что говорят о разном.

-         И можно начать с Бориса Джонсона, потому что, конечно…

-         Да, конечно! Я, во-первых, тебя поздравляю, что у тебя теперь новый премьер-министр.

-         Спасибо за поздравление!.. (смех)

-         Я думаю, что новый премьер-министр будет … более интересным, по крайней мере, внешне, чем Тереза Мэй… (смех)

-         Да, он шутит очень хорошо.

-          У него хорошая прическа, и  он любит шутить, да?

-         Да, да.

-         Поэтому я тебя с этим поздравляю. Надо сказать, что, конечно, у нас есть какие-то надежды на то, что немножко лучше станут наши отношения. Потому что при Терезе Мэй…  Она была слишком серьёзной… (смех) и поэтому ничего не получалось у нас…

-         Да.

-         Хорошо.

Это конечно важно… Ну, и потом я должен сказать, хотя я уже написал даже статью – и  сегодня, кстати, я поместил её в Lingq, и ты можешь её посмотреть – о трагедии в детском лагере. Но я хочу еще раз сказать, что это случилось у нас, к сожалению, на Дальнем Востоке. Был летний лагерь, и сгорело 20 палаток ночью.

-         Ой…

-         И так как это было ночью, то пострадало более 20 детей от 10 до 12 лет, в том числе 4 человека погибло – это, конечно, ужасно.

-         Да.

-         И это просто… конечно, виноваты не дети – виноваты те воспитатели, начальники лагеря, которые не могли все это организовать, чтобы не было такого пожара.

-         Это на Дальнем Востоке, а где точно?

-         Это на Дальнем Востоке рядом с Хабаровском.

-         А, Хабаровск, да…

-         Дело в том, что там был дождливый день, дети были в походе. И они свои сырые куртки повесили на так называемые «воздушные пушки». Это пушки, которые дают тёплый воздух.

-         Да.

-         Они повесили, а это было вечером, и они уснули, а ночью какая-то куртка загорелась – и в результате всё это случилось. Это, конечно, ужасно.

-         Да.

-         Ну, затем, конечно, у нас много говорят о выборах…

-         О выборах?

-         О выборах на Украине. Хотя уже сами украинцы говорят: «Зачем вы к нам лезете? Зачем вы так много о нас говорите?» Вот я так слышал.

-         Да, интересно.

-         Дело в том, что я должен сказать, что у нас все-таки очень большая связь с Украиной. У нас 28%  населения имеют родственников на Украине, либо украинцы имеют родственников в России.

-         Гмм.

-         И у нас связь Украины и России была очень длинной… Во-первых, 250 лет  - это еще до татаро-монгольского ига было единое государство.

-         Да.

-         Потом разошлись на несколько сот лет, но с 1654 года снова большая часть Украины была вместе с Россией, кроме западной части, которая была в Польше или в Австро-Венгрии. (То есть около 600 лет мы были в одном государстве!)

-         Да.

-         И поэтому, конечно, всё то, что происходит на Украине, очень важно и немножко даже болезненно.

-         Да.

-         Но ты знаешь, что на выборах победил новый человек – Владимир Зеленский.

-         Да.

-         И, видимо, у него даже будет больше 50% мест в Раде. Рада – это у них парламент. Поэтому тоже есть небольшая надежда, что постепенно отношения будут улучшаться чуть-чуть, потому что у нас тоже, к сожалению, в последние годы были плохие отношения.

-         Но это немножко зависит от Путина, конечно.

-         Это, конечно, зависит и от Путина… но зависит, кстати, также от Европы, потому что Европа в какой-то степени должна была нас (связывать), не говорить, что только Путин виноват. Скажем, Порошенко во многом тоже был виноват.

-         Да.

-         Поэтому нужно было говорить, что и вы, и вы должны прекратить всякую стрельбу, прекратить ругать друг друга в средствах массовой информации. И тогда…это, конечно, очень медленно будет… постепенно могут улучшаться отношения.

-         Гмм.

-         Ну и, конечно, у нас, ты знаешь, тоже все говорят про погоду. Конечно, погода в этом году – это большая тема…

-         Да?

-         Потому что никогда не была такая разная погода в России.

-         Ага.

-         Ну, во-первых, конечно, я знаю, что в Европе очень жарко. А у нас очень жарко было в июне и достаточно холодно, или, по крайней мере, прохладно в июле.

-         Да.

-         То есть, например, в июле у нас выпало уже полторы месячной нормы осадков, и температура на два с половиной градуса ниже средней температуры за июль на протяжении ста лет.

-         Да?..

-         То есть довольно холодно. Сегодня 19 градусов, хотя середина лета.

-         Да.

-         Но и, конечно, важно…

-         Да, это было по всей стране, потому что моя знакомая во Владивостоке – мы говорим почти каждый день - и она мне говорит, что даже на Дальнем Востоке  есть эти колебания температуры…

-         Да, да… На Дальнем Востоке и в Сибири – там же одновременно и наводнения – мы об этом говорили в прошлый раз…

-         Да, да.

В Иркутске, да.

-         И большие пожары.

-         Да.

-         Вот сейчас большие пожары на Дальнем Востоке и в Сибири. Тоже очень-очень разная погода.

-         И, кстати, сегодня здесь обещают рекордную температуру…

-         Ха-ха… (смех)

-         У нас уже почти 30, обещают 32, но на юге может быть 36 градусов…

-         В это лето у нас не было такой температуры. Самая большая температура у нас была 27 градусов – это было в июне, а больше не было, так что интересно, да…

-         Да.

-         Ну и плюс еще два события, о которых хотелось мне сказать. Это…конечно, у нас об этом тоже говорят, по крайней мере, те люди, которые связаны с наукой, - это 50 лет с момента первой высадки на луну американских астронавтов.

-         Ага, да.

-         Хотя некоторые не верят, что это было действительно, кстати… (смех) Но это, мне кажется, из-за …

-         Это как инсценировка…

-         Да, что там инсценировка. Но я склонен думать, как один из русских космонавтов сказал: это все-таки было, конечно, но что-то было не до конца… не до конца хватало картин, и они часть картин инсценировали. И зря, может быть, это сделали. В результате получилось, что не совсем правдиво выглядят эти фотографии.

-         Ха-ха (смех)

-         Кто знает…

-         Да.

-         Ну, и конечно, я думаю, что на западе об этом говорят. У нас об этом говорят мало, но на Западе говорят – это о выборах в Мосгордуму.

-         Да, конечно.

-         Дело в том, что у нас, конечно, там большая борьба как тех политических сил, которые связаны с Кремлем, так и тех политических сил, которые находятся в оппозиции к Кремлю, к Путину.

-         Да.

-         И вот часть из них, к сожалению, не была допущена к выборам, потому что…как говорится, я точно не знаю, но как об этом говорят, что у них… Нам нужно собрать несколько тысяч подписей для того, чтобы стать кандидатом. И вот среди подписей, которые представили те люди, которые связаны с оппозицией…

-         Да, да…

-         Там среди подписей есть люди, которые уже не живут, то есть которые умерли несколько лет назад. Я не могу ничего сказать. Я не знаю. Но так объясняют.

-         Да, да.

-         Но, с другой стороны,  мне кажется, что, конечно, было бы более свободно, более демократично допустить всех к этим выборам, тем более что там всё-таки очень сильный мэр города (=Собянин). И мне кажется, что все равно большая часть мест будет  принадлежать тем людям, которые связаны с Кремлем. Поэтому, если там будет какая-то оппозиция, она не помешает.

-         Да, да, конечно.

-         Кстати, в Петербурге у нас тоже будут выборы. Об этом говорят меньше, но у нас все допущены, скажем, партия «Яблоко» имеет большие традиции в нашем городе. И поэтому я думаю, что это более демократично ведут себя, ну, как сказать…люди, которые руководят Петербургом…

-         Но в то же время есть (лучше: будут) в сентябре в Санкт Петербурге выборы губернатора, да?

-         Да, да, именно губернатора… Там тоже 4 кандидата, среди них разные представители, да?

-         Да, да.

-         То есть там и от правящей партии, и от «Яблока», и еще 2 партии имеют там своих кандидатов. И в то же время в наше Законодательное собрание тоже среди кандидатов много разных людей из разных партий.

-         Кто из партии «Яблока»? Вишневский?

-         Вишневский как депутат. Мне кажется какая-то женщина, я точно не знаю…

-         Нет, нет, я думаю про губернатора.

-         А, на губернатора, кажется, Вишневский, да...

-         А Вишневский?.. Его допускают... Интересно.

-         Да, да… Так что будем смотреть, что будет… Ну, вот это всё, что я хотел сегодня рассказать. Если у тебя есть какие-то вопросы, можем об этом поговорить. Или будем говорить об этом через две недели… (смех)

-         Может быть, через две недели…

-         Хорошо.

Давай через две недели.

-         Сегодня будет достаточно.

-         Да, мне кажется, что и так много разной информации… Тогда всего доброго и до новой встречи через две недели.

-         Спасибо, пока.

-         Пока.

(запись разговора между Евгением и Ричардом осуществлена по скайпу, 2019)


×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.