image

История Православной Культуры, Как появились христиане? (2)

Апостолы направили свои стопы не только в Грецию и Рим, но и в Египет, Сирию, Армению, Грузию, Персию, Индию, и к III веку христианство можно было без преувеличения назвать одной из самых популярных религий всей ойкумены, как называли тогда культурное пространство.

Римское государство сразу же приняло христианство в штыки. Римляне мало интересовались традициями покоренных народов и проводили довольно толерантную религиозную политику, но христианские общины были больше похожи на общественные объединения, чем на религиозные союзы, а вот здесь раннеимперское законодательство было неумолимо. Христианство воспринималось как социально опасное явление, тем более что христиане собирались втайне, ночами, по катакомбам, среди могил, и сквозь закрытые двери до случайных слушателей доходили смутные возгласы о взаимной любви, о вкушении Тела и Крови, и бурное воображение римских обывателей охотно достраивало душераздирающую картину кровавых оргий. Но самое главное — христиане отказывались почитать императора.

Культ императора был стержнем римской государственной системы, а от христиан — хотя они и уважали власти всех уровней, соблюдали гражданские законы и были, можно сказать, образцовыми гражданами — нельзя было добиться никакими пытками, чтобы они оказывали императору религиозное поклонение, приносили ему жертву как некоему божественному гению.

И надо сказать, что иудеи, как представители древней религии, пользовались привилегией не совершать религиозное поклонение императору, но поскольку христиане не могли сослаться на древность своей традиции, то римляне запрещали им исповедовать свое вероучение, запрещали их богослужение и, более того, подвергали их преследованиям.

Главных волн гонений было две.

Одна связана с именем императора Деция, строгого ригориста, бывшего цензора, поставившего целью искоренить христианство под корень и с этой целью устроившего настоящую ревизию всего населения империи. Все до единого, включая женщин и молодых людей, должны были принести справки о совершении священнодействий в честь императора; отказавшихся ждала смертная казнь. При этом человеколюбие императора предписывало всеми способами пытаться сохранить жизнь римским гражданам, что привело к распространению самых изуверских пыток, поскольку христиан пытались вразумить и привести к послушанию, к послушанию главной имперской добродетели. Эффект гонений оказался неожиданным: христиане массами шли на казнь и изумляли своей стойкостью палачей и зрителей. Более того, сам Деций кончил достаточно плохо: в одной из военных кампаний он просто утонул в придунайских болотах.

Продолживший его дело Валериан вообще попал в плен, что было еще более унизительно для римского императора.

Это первый в истории император, который живым попал в плен к персам и до конца дней своих прислуживал шахиншаху, подсаживая его на коня. То есть гонения на христиан не вызвали очевидной радости среди олимпийских богов, Юпитер и Виктория от этого не стали благоволить римлянам больше. А вот отношение к христианам со стороны простых граждан резко изменилось, поскольку стойкое перенесение пыток все рассматривали примерно так же, как рассматривают поведение свидетелей на суде: если человек под пытками дает показания, значит, показания верны. И неслучайно по-гречески древних мучеников христианской веры называют «мартирос» — свидетелями. А свидетельствовали они как раз об истине своей веры.

Время от пленения императора Валериана до следующего, последнего большого гонения, начавшегося при Диоклетиане (вторая половина III века), можно назвать эпохой настоящего бума христианства.

Гонения утихли, некоторые императоры даже почитали Христа — правда, не как Бога, а как мудрого философа; христианами становились торговцы, ремесленники, ученые, юристы, военные и гражданские чиновники; оно проникало во дворец.

К началу IV века христиан в империи стало так много, а положение их в армии и государстве — в элите общества — оказалось столь влиятельным, что соправитель Диоклетиана, цезарь Галерий, уговорил его начать гонения и «очистить» империю от этой «опасной заразы».

Результатом стало самое жестокое массовое гонение, так называемое Великое гонение Диоклетиана, охватившее главным образом восточные провинции, но и проникшее на западные. Погибли многие тысячи мучеников. Но гонение захлебнулось. Историк Церкви Евсевий Кесарийский, современник этих событий, пишет, что сами власти были вынуждены подвергаться гонениям, поскольку многие губернаторы, градоначальники, военные сами оказывались христианами, и эти жестокие меры вовсе не помогли навести порядок в империи. А инициатор гонения, сам Галерий, смертельно заболел, слег, пораженный некой формой гангрены, и на смертном одре он своим эдиктом разрешил христианам быть. Прямо так и записано: «Пусть будут христиане». И в 311 году, после трех столетий нелегального существования на территории Римской империи, христианство стало наконец дозволенной религией — religio licita. А уже через год преемник Галерия Флавий Валерий Константин (август, которого мы знаем как императора Константина Великого) уже сам обратился в христианство и своим эдиктом, изданным в 313 году в Медиолане, объявил в империи полную религиозную свободу, что в условиях того времени означало ни много ни мало одно — победу христианского учения над Римским государством, над языческими религиями, и открыло новую эпоху в истории не только Римской империи, но и в истории всей европейской, а может быть, и мировой цивилизации, эпоху христианства.

.



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Imparare le lingue online @ LingQ

Апостолы направили свои стопы не только в Грецию и Рим, но и в Египет, Сирию, Армению, Грузию, Персию, Индию, и к III веку христианство можно было без преувеличения назвать одной из самых популярных религий всей ойкумены, как называли тогда культурное пространство.

Римское государство сразу же приняло христианство в штыки. Римляне мало интересовались традициями покоренных народов и проводили довольно толерантную религиозную политику, но христианские общины были больше похожи на общественные объединения, чем на религиозные союзы, а вот здесь раннеимперское законодательство было неумолимо. Христианство воспринималось как социально опасное явление, тем более что христиане собирались втайне, ночами, по катакомбам, среди могил, и сквозь закрытые двери до случайных слушателей доходили смутные возгласы о взаимной любви, о вкушении Тела и Крови, и бурное воображение римских обывателей охотно достраивало душераздирающую картину кровавых оргий. Но самое главное — христиане отказывались почитать императора.

Культ императора был стержнем римской государственной системы, а от христиан — хотя они и уважали власти всех уровней, соблюдали гражданские законы и были, можно сказать, образцовыми гражданами — нельзя было добиться никакими пытками, чтобы они оказывали императору религиозное поклонение, приносили ему жертву как некоему божественному гению.

И надо сказать, что иудеи, как представители древней религии, пользовались привилегией не совершать религиозное поклонение императору, но поскольку христиане не могли сослаться на древность своей традиции, то римляне запрещали им исповедовать свое вероучение, запрещали их богослужение и, более того, подвергали их преследованиям.

Главных волн гонений было две.

Одна связана с именем императора Деция, строгого ригориста, бывшего цензора, поставившего целью искоренить христианство под корень и с этой целью устроившего настоящую ревизию всего населения империи. Все до единого, включая женщин и молодых людей, должны были принести справки о совершении священнодействий в честь императора; отказавшихся ждала смертная казнь. При этом человеколюбие императора предписывало всеми способами пытаться сохранить жизнь римским гражданам, что привело к распространению самых изуверских пыток, поскольку христиан пытались вразумить и привести к послушанию, к послушанию главной имперской добродетели. Эффект гонений оказался неожиданным: христиане массами шли на казнь и изумляли своей стойкостью палачей и зрителей. Более того, сам Деций кончил достаточно плохо: в одной из военных кампаний он просто утонул в придунайских болотах.

Продолживший его дело Валериан вообще попал в плен, что было еще более унизительно для римского императора.

Это первый в истории император, который живым попал в плен к персам и до конца дней своих прислуживал шахиншаху, подсаживая его на коня. То есть гонения на христиан не вызвали очевидной радости среди олимпийских богов, Юпитер и Виктория от этого не стали благоволить римлянам больше. А вот отношение к христианам со стороны простых граждан резко изменилось, поскольку стойкое перенесение пыток все рассматривали примерно так же, как рассматривают поведение свидетелей на суде: если человек под пытками дает показания, значит, показания верны. И неслучайно по-гречески древних мучеников христианской веры называют «мартирос» — свидетелями. А свидетельствовали они как раз об истине своей веры.

Время от пленения императора Валериана до следующего, последнего большого гонения, начавшегося при Диоклетиане (вторая половина III века), можно назвать эпохой настоящего бума христианства.

Гонения утихли, некоторые императоры даже почитали Христа — правда, не как Бога, а как мудрого философа; христианами становились торговцы, ремесленники, ученые, юристы, военные и гражданские чиновники; оно проникало во дворец.

К началу IV века христиан в империи стало так много, а положение их в армии и государстве — в элите общества — оказалось столь влиятельным, что соправитель Диоклетиана, цезарь Галерий, уговорил его начать гонения и «очистить» империю от этой «опасной заразы».

Результатом стало самое жестокое массовое гонение, так называемое Великое гонение Диоклетиана, охватившее главным образом восточные провинции, но и проникшее на западные. Погибли многие тысячи мучеников. Но гонение захлебнулось. Историк Церкви Евсевий Кесарийский, современник этих событий, пишет, что сами власти были вынуждены подвергаться гонениям, поскольку многие губернаторы, градоначальники, военные сами оказывались христианами, и эти жестокие меры вовсе не помогли навести порядок в империи. А инициатор гонения, сам Галерий, смертельно заболел, слег, пораженный некой формой гангрены, и на смертном одре он своим эдиктом разрешил христианам быть. Прямо так и записано: «Пусть будут христиане». И в 311 году, после трех столетий нелегального существования на территории Римской империи, христианство стало наконец дозволенной религией — religio licita. А уже через год преемник Галерия Флавий Валерий Константин (август, которого мы знаем как императора Константина Великого) уже сам обратился в христианство и своим эдиктом, изданным в 313 году в Медиолане, объявил в империи полную религиозную свободу, что в условиях того времени означало ни много ни мало одно — победу христианского учения над Римским государством, над языческими религиями, и открыло новую эпоху в истории не только Римской империи, но и в истории всей европейской, а может быть, и мировой цивилизации, эпоху христианства.

.


×

Utilizziamo i cookies per contribuire a migliorare LingQ. Visitando il sito, acconsenti alla nostra politica dei cookie.