image

СТО ЛЕТ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА, 5. О февральской революции

О февральской революции

-         Привет, Ричард!

-         Привет, Евгений. И как у тебя?

-         У меня всё в порядке, только немножко потерял голос, но я надеюсь ...

-         Да, я тоже, я тоже.

-         Тоже? Ну, я надеюсь, что это не помешает нам записать интервью.

-         Может быть, разговор будет тихим (смех).

-         Может быть, может быть. Ну ... как мы уже с тобой записали несколько интервью про русскую революцию, наверное, мы продолжим это дело, да?

-         Да, да, да у нас уже какой-то сериал, я думаю, да.

-         Да, да.

-         Вот сегодня четвёртая серия.

-         Да, четвёртая серия.

-         Хорошо

-         И очень важная. И очень важная, потому, что сегодня хотел поговорить ...

-         О чём?

-         О семнадцатом годе.

-         О, наконец-то, да?

-         Да, да, да, да.

Но семнадцатый год, это ты понимаешь ... дело в том, что было ... в семнадцатом году в России было две революции.

-         а, две.

-         но, правда, некоторые ... сразу скажу, некоторые считают, что это одна революция, просто разные этапы. Но я думаю, что всё-таки это было две революции, потому, что они были очень разные, очень разные.

-         А, интересно, да, да.

-         Да.

Первая революция была в конце февраля, и она кончилась тем, что второго марта 17-го года, Николай Первый [точнее, Второй] написал отречение, да?

-         А, да.

-         Что он больше не является императором России, да?

-         Гммм.

-         Но интересно ... сначала всё-таки несколько слов, какие причины были именно ... именно вот этой вот вдруг наступившей революции. Мы уже говорили, что постепенно увеличивалось революционное движение и так далее, но в то же время ... в то же ... в то же время происходила первая мировая война, да?

-         Да.

-         Я думаю, которая очень обострила все эти противоречия, да?

-         Ааа.

-         И даже более того, в начале войны был небольшой всплеск национализма, да? Что "Мы победим Германию очень быстро", да?

-         Да.

-         Но этого не произошло,

-         Ну да.

-         Война была с августа 14-го года, значит ... полгода 14-го, 15, 16 - два с половиной года, и уже общество устало, страна не была готова к такой длительной войне, более того, к сожалению, происходили вот какие вещи, что ... естественно, что стране нужны были… прежде всего оружие, снаряды для войны, и наши капиталисты (смех), к сожалению,  я думаю, что, всё-таки, оказались не такими патриотами (смех)…

-         (смех)

-         как, может быть, капиталисты в Германии. Поэтому они увидели, что от правительства можно получить больше, и они стали за то же оружие, что, я не знаю, стоило там 10 рублей, они стали просить 100 рублей, да?

-         Ааа.

-         И в результате ... в результате правительству пришлось печатать много денег, в результате была инфляция, и ... значит ... рубль в середине 16-го года, это была уже 27 копеек только, да? От (довоенного) рубля осталось.

-         Да, да.

-         А  как раз к февралю 17-го года это было 7 копеек.

-         Да

-         То есть, больше, чем ... более, чем 8 раз рубль уменьшился.

-         Ну, да.

-         Это первое. Значит, финансовая (ситуация) такая. Потом то же самое и с продовольствием. Продовольствия в Сибири и в Поволжье было много. Но опять же, так как была инфляция, то есть, сегодня стоил хлеб, скажем, 10 копеек, завтра 15 копеек и так далее.

-         Да, да, да, да.

-         То поставщики придерживали товар. Они старались найти ... то есть, дождаться того дня, когда они могут получить тоже больше прибыли, да?

-         Да, да, да, да.

-         В результате получалось ... получилась нехватка продовольствия, именно в Петербурге.

-         Ну, да, конечно, да.

-         Хотя в стране до ... кстати, в стране до 17-го года… единственная, может быть, страна, которая не вводила (в военное время) карточки, да?

-         Да, да.

-         Потому, что я не знаю, как в Великобритании, но я знаю, что Германия уже в 15-ом году ввела карточки на продовольствие, у них очень ... очень (большой) был недостаток продовольствия и сырья. В России этого не было. Только в 17-ом году были введены такие карточки, и то только на хлеб. Остальное можно было покупать без карточек.

-         Да, да.

-         Но ... но в то же время, что ещё произошло? Буржуазная революция 17-го года, как это ни странно, началась с выступления путиловских рабочих. Дело в том, что путиловские рабочие 21-го февраля объявили забастовку, но так как это было военное предприятие, то, значит, им сказали, что они не могут бастовать, иначе они будут уволены. И в результате, значит, они всё-таки продолжали бастовать, и 36000 рабочих, которые были уволены действительно, - это тоже была какая-то глупая, как бы "шутка" такая, в кавычках. 36 тысяч рабочих - они составили, так сказать, передовой отряд недовольных.

-         Ага.

-         К ним стали присоединяться другие рабочие, и к концу февраля уже в 180,000 рабочих выступали против ... против царя, в это время уже, против войны, потому, что они устали от войны, и, значит, к ним, к сожалению, постепенно стали присоединяться войска. Вот это было самое ... это ужасно было, то есть, только ... только полиция сохраняла верность царскому правительству. Но у полиции было только 4,000 полицейских, а рабочих было около 200,000, и к ним стали присоединяться солдаты, которых было очень много в это время  в Санкт-Петербурге, это тоже глупая ... глупая ошибка царского правительства. Они, скажем, брали крестьян, рабочих  - именно в Петербурге, именно в столице, были организованы вот эти вот… как бы сказать, школы для того, чтобы их научить стрелять и прочее, поэтому там скопилось несколько сотен тысяч солдат, и постепенно эти солдаты… они не хотели отправляться в армию.

-         Да.

-         Гораздо лучше было присоединиться к рабочим, устроить здесь революцию, чем идти в армию, где могут убить, да?

-         Да.

-         И в результате, ещё 170000 солдат к концу февраля присоединилось к рабочим. И всё, и уже началось, это уже такое, как сказать ... каждый день новые и новые отряды присоединялись к рабочим, да?

-         Да, да, больше и больше, да, да, да.

-         И в это время ... что делал в это время царь? Царь 21-го числа решил поехать в Белоруссию, в город Могилёв, где была (военная) ставка. А он ... а он как ... ещё был как главный командующий русской армией, и значит ...  21-го он сказал, что поедет 22-го, уже начались первые события, он спросил своего министра внутренних дел: "Как, Вы справитесь? "-  "Да, да, конечно, конечно," - и Николай Второй уехал. И в результате, конечно, они ни с чем не справились, да?

-         Да, конечно.

-         И в результате, в результате ... те войска, которые оставались верными царю, их становилось всё ... всё меньше, и были уже первые жертвы революции. Первые жертвы революции были как раз полицейские, которые хранили до конца верность.

-         Да.

-         И в результате ...

-         Но это где, Евгений, в каком городе?

-         Это всё в Санкт-Петербурге.

-         В Санкт-Петербурге? Да, да, да, да.

-         В Санкт-Петербурге, да. И в результате, значит, Государственная Дума встала на сторону восставших 25-го февраля. 26-го февраля, тогда Николай Второй уже который ехал (в ставку)… он присылает приказ о том, чтобы распустить Думу. Почему он об этом не думал раньше, тоже непонятно. Но когда Думу распускают, это тоже становится (в данной ситуации неправильным), потому что думцы тоже теперь присоединились к революции и  тоже выступают против царя.

-         Ну да, конечно.

-         В результате получилось так, что 1-го марта, но это старого стиля, значит, где-то 14-го марта по новому стилю, который был принят в Западной Европе, значит думские ... несколько думских депутатов приехали  к царю, который в это время находился в Пскове ...

-         Да.

-         на пути в Могилев, и предложили ему отречься. Царь думал, что это как бы шутка, он не понял, он стал телеграфировать командующим войсками, командующим фронтами, и только один командующий, кажется, кавказским округом, сказал что ему не надо ... не надо, так сказать, отрекаться, что будет еще хуже... А все остальные сказали: «Да, такая ситуация (сложилась), надо отречься.

-         Да, да.

-         И в результате… в результате царь второго марта отрекся, и вся власть перешла в Временному правительству во главе которого встал милейший, как говорят, человек – князь Львов. Но он «милейший человек», но не для такой сумятицы, не для такого напряжения.

-         Ага.

-         И в результате, наверное, все-таки мы здесь остановимся и потом сделаем вторую часть о 1917 годе. В результате Временное правительство уже через несколько потеряло месяцев всякое доверие людей, и в результате постепенно власть переходила в руки Советов – мы об этом немножко скажем в следующей части – и затем это всё окончилось большевистской Октябрьской революцией 1917 года.

-         Ну хорошо.

-         Я думаю, что здесь мы сделаем перерыв, окей?

-         Ну хорошо, да.

-         Хорошо.

-         Ну, спасибо.

(Evgueny40 in the cooperation with Richard, 2017)



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Imparare le lingue online @ LingQ

О февральской революции

-         Привет, Ричард!

-         Привет, Евгений. И как у тебя?

-         У меня всё в порядке, только немножко потерял голос, но я надеюсь ...

-         Да, я тоже, я тоже.

-         Тоже? Ну, я надеюсь, что это не помешает нам записать интервью.

-         Может быть, разговор будет тихим (смех).

-         Может быть, может быть. Ну ... как мы уже с тобой записали несколько интервью про русскую революцию, наверное, мы продолжим это дело, да?

-         Да, да, да у нас уже какой-то сериал, я думаю, да.

-         Да, да.

-         Вот сегодня четвёртая серия.

-         Да, четвёртая серия.

-         Хорошо

-         И очень важная. И очень важная, потому, что сегодня хотел поговорить ...

-         О чём?

-         О семнадцатом годе.

-         О, наконец-то, да?

-         Да, да, да, да.

Но семнадцатый год, это ты понимаешь ... дело в том, что было ... в семнадцатом году в России было две революции.

-         а, две.

-         но, правда, некоторые ... сразу скажу, некоторые считают, что это одна революция, просто разные этапы. Но я думаю, что всё-таки это было две революции, потому, что они были очень разные, очень разные.

-         А, интересно, да, да.

-         Да.

Первая революция была в конце февраля, и она кончилась тем, что второго марта 17-го года, Николай Первый [точнее, Второй] написал отречение, да?

-         А, да.

-         Что он больше не является императором России, да?

-         Гммм.

-         Но интересно ... сначала всё-таки несколько слов, какие причины были именно ... именно вот этой вот вдруг наступившей революции. Мы уже говорили, что постепенно увеличивалось революционное движение и так далее, но в то же время ... в то же ... в то же время происходила первая мировая война, да?

-         Да.

-         Я думаю, которая очень обострила все эти противоречия, да?

-         Ааа.

-         И даже более того, в начале войны был небольшой всплеск национализма, да? Что "Мы победим Германию очень быстро", да?

-         Да.

-         Но этого не произошло,

-         Ну да.

-         Война была с августа 14-го года, значит ... полгода 14-го, 15, 16 - два с половиной года, и уже общество устало, страна не была готова к такой длительной войне, более того, к сожалению, происходили вот какие вещи, что ... естественно, что стране нужны были… прежде всего оружие, снаряды для войны, и наши капиталисты (смех), к сожалению,  я думаю, что, всё-таки, оказались не такими патриотами (смех)…

-         (смех)

-         как, может быть, капиталисты в Германии. Поэтому они увидели, что от правительства можно получить больше, и они стали за то же оружие, что, я не знаю, стоило там 10 рублей, они стали просить 100 рублей, да?

-         Ааа.

-         И в результате ... в результате правительству пришлось печатать много денег, в результате была инфляция, и ... значит ... рубль в середине 16-го года, это была уже 27 копеек только, да? От (довоенного) рубля осталось.

-         Да, да.

-         А  как раз к февралю 17-го года это было 7 копеек.

-         Да

-         То есть, больше, чем ... более, чем 8 раз рубль уменьшился.

-         Ну, да.

-         Это первое. Значит, финансовая (ситуация) такая. Потом то же самое и с продовольствием. Продовольствия в Сибири и в Поволжье было много. Но опять же, так как была инфляция, то есть, сегодня стоил хлеб, скажем, 10 копеек, завтра 15 копеек и так далее.

-         Да, да, да, да.

-         То поставщики придерживали товар. Они старались найти ... то есть, дождаться того дня, когда они могут получить тоже больше прибыли, да?

-         Да, да, да, да.

-         В результате получалось ... получилась нехватка продовольствия, именно в Петербурге.

-         Ну, да, конечно, да.

-         Хотя в стране до ... кстати, в стране до 17-го года… единственная, может быть, страна, которая не вводила (в военное время) карточки, да?

-         Да, да.

-         Потому, что я не знаю, как в Великобритании, но я знаю, что Германия уже в 15-ом году ввела карточки на продовольствие, у них очень ... очень (большой) был недостаток продовольствия и сырья. В России этого не было. Только в 17-ом году были введены такие карточки, и то только на хлеб. Остальное можно было покупать без карточек.

-         Да, да.

-         Но ... но в то же время, что ещё произошло? Буржуазная революция 17-го года, как это ни странно, началась с выступления путиловских рабочих. Дело в том, что путиловские рабочие 21-го февраля объявили забастовку, но так как это было военное предприятие, то, значит, им сказали, что они не могут бастовать, иначе они будут уволены. И в результате, значит, они всё-таки продолжали бастовать, и 36000 рабочих, которые были уволены действительно, - это тоже была какая-то глупая, как бы "шутка" такая, в кавычках. 36 тысяч рабочих - они составили, так сказать, передовой отряд недовольных.

-         Ага.

-         К ним стали присоединяться другие рабочие, и к концу февраля уже в 180,000 рабочих выступали против ... против царя, в это время уже, против войны, потому, что они устали от войны, и, значит, к ним, к сожалению, постепенно стали присоединяться войска. Вот это было самое ... это ужасно было, то есть, только ... только полиция сохраняла верность царскому правительству. Но у полиции было только 4,000 полицейских, а рабочих было около 200,000, и к ним стали присоединяться солдаты, которых было очень много в это время  в Санкт-Петербурге, это тоже глупая ... глупая ошибка царского правительства. Они, скажем, брали крестьян, рабочих  - именно в Петербурге, именно в столице, были организованы вот эти вот… как бы сказать, школы для того, чтобы их научить стрелять и прочее, поэтому там скопилось несколько сотен тысяч солдат, и постепенно эти солдаты… они не хотели отправляться в армию.

-         Да.

-         Гораздо лучше было присоединиться к рабочим, устроить здесь революцию, чем идти в армию, где могут убить, да?

-         Да.

-         И в результате, ещё 170000 солдат к концу февраля присоединилось к рабочим. И всё, и уже началось, это уже такое, как сказать ... каждый день новые и новые отряды присоединялись к рабочим, да?

-         Да, да, больше и больше, да, да, да.

-         И в это время ... что делал в это время царь? Царь 21-го числа решил поехать в Белоруссию, в город Могилёв, где была (военная) ставка. А он ... а он как ... ещё был как главный командующий русской армией, и значит ...  21-го он сказал, что поедет 22-го, уже начались первые события, он спросил своего министра внутренних дел: "Как, Вы справитесь? "-  "Да, да, конечно, конечно," - и Николай Второй уехал. И в результате, конечно, они ни с чем не справились, да?

-         Да, конечно.

-         И в результате, в результате ... те войска, которые оставались верными царю, их становилось всё ... всё меньше, и были уже первые жертвы революции. Первые жертвы революции были как раз полицейские, которые хранили до конца верность.

-         Да.

-         И в результате ...

-         Но это где, Евгений, в каком городе?

-         Это всё в Санкт-Петербурге.

-         В Санкт-Петербурге? Да, да, да, да.

-         В Санкт-Петербурге, да. И в результате, значит, Государственная Дума встала на сторону восставших 25-го февраля. 26-го февраля, тогда Николай Второй уже который ехал (в ставку)… он присылает приказ о том, чтобы распустить Думу. Почему он об этом не думал раньше, тоже непонятно. Но когда Думу распускают, это тоже становится (в данной ситуации неправильным), потому что думцы тоже теперь присоединились к революции и  тоже выступают против царя.

-         Ну да, конечно.

-         В результате получилось так, что 1-го марта, но это старого стиля, значит, где-то 14-го марта по новому стилю, который был принят в Западной Европе, значит думские ... несколько думских депутатов приехали  к царю, который в это время находился в Пскове ...

-         Да.

-         на пути в Могилев, и предложили ему отречься. Царь думал, что это как бы шутка, он не понял, он стал телеграфировать командующим войсками, командующим фронтами, и только один командующий, кажется, кавказским округом, сказал что ему не надо ... не надо, так сказать, отрекаться, что будет еще хуже... А все остальные сказали: «Да, такая ситуация (сложилась), надо отречься.

-         Да, да.

-         И в результате… в результате царь второго марта отрекся, и вся власть перешла в Временному правительству во главе которого встал милейший, как говорят, человек – князь Львов. Но он «милейший человек», но не для такой сумятицы, не для такого напряжения.

-         Ага.

-         И в результате, наверное, все-таки мы здесь остановимся и потом сделаем вторую часть о 1917 годе. В результате Временное правительство уже через несколько потеряло месяцев всякое доверие людей, и в результате постепенно власть переходила в руки Советов – мы об этом немножко скажем в следующей части – и затем это всё окончилось большевистской Октябрьской революцией 1917 года.

-         Ну хорошо.

-         Я думаю, что здесь мы сделаем перерыв, окей?

-         Ну хорошо, да.

-         Хорошо.

-         Ну, спасибо.

(Evgueny40 in the cooperation with Richard, 2017)


×

Utilizziamo i cookies per contribuire a migliorare LingQ. Visitando il sito, acconsenti alla nostra politica dei cookie.