image

СТО ЛЕТ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА, 4. РОССИЯ МЕЖДУ 1905 и 1917 ГОДАМИ

РОССИЯ МЕЖДУ 1905 и 1917 ГОДАМИ

-         Доброе утро, Ричард!

-         Евгений, добрый день! Как у тебя дела?

-         Да все в порядке. Погода хорошая. Только солнца нет, а так сухо, минус два, хорошо.

-         Ну, сухо, это хорошо. У нас солнце сегодня.

-         А, отлично!

-         Этот как весна или осень. Зимой нет.

-         Прекрасно.

-         Ну да…. Евгений, как мы знаем, в этом году исполнится 100 лет революции 1917 года.

-         Да.

-         И у нас уже какой-то сериал.

-         Да, да, мы уже начали этот сериал, ‘soap opera', да?.. (смех) Почти!..

-         Вот сегодня третья серия этого сериала.

-         Хорошо.

-         У нас общее вступление было, потом мы немножко поговорили о причинах революции, начиная с революционного движения в 19 веке.

-         Правильно.

-         И в прошлый раз, как я помню, мы закончили наш разговор на 1907 году.

-         Да, да.

-         В конце первой революции.

-         Правильно.

-         Ну, значит сегодня что у нас «в меню»? (смех)

-         Ну, я думаю, что сегодня у нас в меню такое блюдо хорошее – это Россия между революциями  1905-1907 года и 1917 годов, потому что там будет две революции.

-         Да, да.

-         Хорошо.

Значит, вот интересно, что окончанием Первой русской революции считается июнь 1907 года, когда собралась третья Государственная Дума.

-         А, да.

-         Потому что первые две Государственные Думы работали недолго. Они мешали правительству, и правительство делало всё для того, чтобы их распустить.

-         О. да.

-         И вот в третий раз уже, так как эсеры не захотели участвовать в третьей Государственной Думе, социал-демократов было немножко, то есть мало было людей, которые «мутили воду», как у нас говорят.

-         А, да.

-         То есть выступали все время – «нет, нет, нет, нет»…

-         Ну да.

-         И в это время как раз премьер-министром был назначен Петр Аркадьевич Столыпин.

-         А, да.

-         Он очень интересный человек. Он… до этого он был сначала губернатором в сложной Гродненской Губернии, потому что там сложный состав, там жили русские, литовцы, белорусы и поляки.

-         Интересно.

-         Потом он был в большой Саратовской губернии губернатором.

-         Ага.

-         Потом он стал министром внутренних дел. И революционеры его очень не любили, потому что он действительно арестовал очень многих революционеров, участвующих в этой революции. И в 1906 году был взорван его дом.

-         О!..

-         Он не пострадал, но пострадали некоторые члены его семьи, а также посетители. Он принимал людей раз в неделю. Было убито 27 человек в это время!..

-         А!..

-         И в это же время его сделали премьер-министром, да?..

-         Да, да.

-         И у него была интересная программа, как уйти от революции, как сделать движение России более быстрым и более демократичным.

-         А, интересно, да.

-         Вот что интересно: с одной стороны, он действительно безжалостен был к революционерам, к активным революционерам; в то же время он начал несколько очень важных реформ. Самой главной его реформой была крестьянская реформа.

-         Ага.

-         То есть он издал… ну, конечно, царь с ним согласился, был издан указ о том, что крестьяне, которые могут и хотят выйти из общины, потому что раньше была община, которая в деревне была самым главным… она давала землю, она отбирала землю и так далее.

-         Ага.

-         Теперь крестьянин мог выйти из общины, если он чувствовал, что у него достаточно сил и достаточно денег, и начать собственное хозяйство.

-         Да.

-         То есть у него… как сказать, в результате этого образовался класс зажиточных крестьян, или как у нас стали их называть – «кулаки».

-         А, да, да.

-         И вот за всё… он хотел 20 лет, он рассчитывал на 20 лет, (чтобы завершить) эту реформу, но эта реформа, к сожалению, не была ( в течение) 20 лет, потому что в 1911 году он был убит в Киеве…

-         Ааа!

-         Да, кстати, в Киеве… (смех)

-         Я ничего не скажу.

-         У нас с Украиной и тогда не всегда были хорошие отношения!.. И после этого, конечно, его реформы забуксовали, хотят они не были отменены, но… В результате, к 1917 году – с 1907 по 1917 год- за 10 лет 25% крестьян вышли из общины, то есть 25% - это были зажиточные крестьяне. Плюс он раздавал бесплатно землю за Уралом. То есть любой крестьянин, который хотел, мог получить землю за Уралом… достаточно много, до 4-х гектар на одного человека.

-         Ага.

-         И более 2-х с половиной миллионов крестьян переселились за Урал и стали там хозяйствовать.

-         Да, да.

-         Но потом, правда, 18% вернулись, но остальные все-таки остались там.

-         Да.

-         Затем у него была интересная реформа – он давал больше прав для местных органов, чтобы местные органы могли решать очень много вопросов. Это тоже снимало часть проблем с центрального правительства. И затем он поддерживал новые предприятия, они тоже частично освобождались от уплаты налогов – новые предприятия. То есть действительно… Россия стала быстро развиваться, даже опередила по темпам роста и промышленности, и сельского хозяйства все европейские страны и где-то была наравне с развитием в Соединенных Штатах Америки.

-         Да, да.

-         Ну значит…это мы говорили о хорошем. Теперь что касается нашей главной темы все-таки – что касается революционного движения….

-         Да.

-         В результате вот этих всех мер Столыпина, все-таки это связано с этим, революционное движение пошло на убыль. То есть многие люди, которые участвовали в этих революционных партиях эсеров и социал-демократов, вышли их этих партий.

-         Ага.

-         Более того, в 1909 году вышел журнал «Вехи», где как раз бывшие революционные интеллигенты выступили с заявлениями, что «путь революции – это гибельный путь», что нужно «идти путем постепенных реформ» - это тоже было интересно.

-         Да.

-         Но, конечно, все-таки продолжались политические убийства. Это прежде всего партия эсеров делала.

-         Ага.

-         И затем, конечно, такие неистовые наши революционеры, как Владимир Ильич Ленин, - они не могли согласиться, что революция, так сказать, отступила…И он всячески пытался возродить революционное движение.

-         Ага.

-         То есть выпускались газеты – газеты выпускались частью в России, частью за границей, но их ввозили… революционные газеты.

-         Да.

-         Затем в Париже, в Лонжюмо, была такая организована партийная школа, где рабочих учили революционной борьбе.

-         Ага.

-         И, наконец, в 1912 году в Праге была такая Конференция социал-демократов, где социал-демократы все-таки записали опять в свою главную задачу – это сначала добиться буржуазных свобод, затем перейти к социалистической революции.

-         Ага.

-         Но в то же время я не знаю, как бы это можно…может, это была бы просто политическая борьба, потому что она была в то же время в социал-демократии Германии, если бы не началась Первая мировая война.

-         Ага.

-         Первая мировая война… она обнажила все противоречия в жизни разных стран. Но в России, как в наиболее слабом звене этих европейских стран, (это проявилось особенно сильно). И поэтому… мы об этом будем больше в следующий раз говорить…

-         Может быть, да…

-         и постепенно опять появилось много стачек… политических стачек, экономических стачек. Затем, конечно, неправильно себя вели также (русские) капиталисты, которые, скажем, старались побольше получить денег от военных заказов, и поэтому все пушки и снаряды в России стоили в 2-3 раза дороже, чем, скажем, в других странах.

-         Гмм…

-         Это была неумная политика. И, наконец, сам царь был достаточно слабым.

-         Да.

-         То есть, с одной стороны, он не хотел … ему не нравилась Дума, ему не нравились, может быть, какие-то капиталисты даже… Все-таки он больше ориентировался на дворян, и это тоже было неправильно.

-         Ну да.

-         В Англии все-таки королева была ограничена. И в результате было такое единство нации. Здесь не образовалось этого единства нации. И в то же время царь не распустил Думу, хотя он мог это сделать в 1915 году, в 1916 году, когда Дума выступала резко против царя и мешала ему вести войну. Почему он этого не сделал – я тоже не знаю.

-         Ага.

-         Это то же самое можно говорить: почему Янукович ничего не сделал в Киеве?.. То есть слабый руководитель – это слабый руководитель.

-         Ну да.

-         И ничего с этим не поделаешь.

-         Да… (смех)

-         И вот к чему это привело в 1917 году, я думаю, что мы об этом будем говорить в следующий раз.

-         В следующий раз, хорошо.

-         Хорошо.

-         Ну спасибо, спасибо большое.

-          Тогда всего доброго! Пока!

-         Всего доброго! Пока.

(Evgueny40 & Richard, recorded in 2017)



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Imparare le lingue online @ LingQ

РОССИЯ МЕЖДУ 1905 и 1917 ГОДАМИ

-         Доброе утро, Ричард!

-         Евгений, добрый день! Как у тебя дела?

-         Да все в порядке. Погода хорошая. Только солнца нет, а так сухо, минус два, хорошо.

-         Ну, сухо, это хорошо. У нас солнце сегодня.

-         А, отлично!

-         Этот как весна или осень. Зимой нет.

-         Прекрасно.

-         Ну да…. Евгений, как мы знаем, в этом году исполнится 100 лет революции 1917 года.

-         Да.

-         И у нас уже какой-то сериал.

-         Да, да, мы уже начали этот сериал, ‘soap opera', да?.. (смех) Почти!..

-         Вот сегодня третья серия этого сериала.

-         Хорошо.

-         У нас общее вступление было, потом мы немножко поговорили о причинах революции, начиная с революционного движения в 19 веке.

-         Правильно.

-         И в прошлый раз, как я помню, мы закончили наш разговор на 1907 году.

-         Да, да.

-         В конце первой революции.

-         Правильно.

-         Ну, значит сегодня что у нас «в меню»? (смех)

-         Ну, я думаю, что сегодня у нас в меню такое блюдо хорошее – это Россия между революциями  1905-1907 года и 1917 годов, потому что там будет две революции.

-         Да, да.

-         Хорошо.

Значит, вот интересно, что окончанием Первой русской революции считается июнь 1907 года, когда собралась третья Государственная Дума.

-         А, да.

-         Потому что первые две Государственные Думы работали недолго. Они мешали правительству, и правительство делало всё для того, чтобы их распустить.

-         О. да.

-         И вот в третий раз уже, так как эсеры не захотели участвовать в третьей Государственной Думе, социал-демократов было немножко, то есть мало было людей, которые «мутили воду», как у нас говорят.

-         А, да.

-         То есть выступали все время – «нет, нет, нет, нет»…

-         Ну да.

-         И в это время как раз премьер-министром был назначен Петр Аркадьевич Столыпин.

-         А, да.

-         Он очень интересный человек. Он… до этого он был сначала губернатором в сложной Гродненской Губернии, потому что там сложный состав, там жили русские, литовцы, белорусы и поляки.

-         Интересно.

-         Потом он был в большой Саратовской губернии губернатором.

-         Ага.

-         Потом он стал министром внутренних дел. И революционеры его очень не любили, потому что он действительно арестовал очень многих революционеров, участвующих в этой революции. И в 1906 году был взорван его дом.

-         О!..

-         Он не пострадал, но пострадали некоторые члены его семьи, а также посетители. Он принимал людей раз в неделю. Было убито 27 человек в это время!..

-         А!..

-         И в это же время его сделали премьер-министром, да?..

-         Да, да.

-         И у него была интересная программа, как уйти от революции, как сделать движение России более быстрым и более демократичным.

-         А, интересно, да.

-         Вот что интересно: с одной стороны, он действительно безжалостен был к революционерам, к активным революционерам; в то же время он начал несколько очень важных реформ. Самой главной его реформой была крестьянская реформа.

-         Ага.

-         То есть он издал… ну, конечно, царь с ним согласился, был издан указ о том, что крестьяне, которые могут и хотят выйти из общины, потому что раньше была община, которая в деревне была самым главным… она давала землю, она отбирала землю и так далее.

-         Ага.

-         Теперь крестьянин мог выйти из общины, если он чувствовал, что у него достаточно сил и достаточно денег, и начать собственное хозяйство.

-         Да.

-         То есть у него… как сказать, в результате этого образовался класс зажиточных крестьян, или как у нас стали их называть – «кулаки».

-         А, да, да.

-         И вот за всё… он хотел 20 лет, он рассчитывал на 20 лет, (чтобы завершить) эту реформу, но эта реформа, к сожалению, не была ( в течение) 20 лет, потому что в 1911 году он был убит в Киеве…

-         Ааа!

-         Да, кстати, в Киеве… (смех)

-         Я ничего не скажу.

-         У нас с Украиной и тогда не всегда были хорошие отношения!.. И после этого, конечно, его реформы забуксовали, хотят они не были отменены, но… В результате, к 1917 году – с 1907 по 1917 год- за 10 лет 25% крестьян вышли из общины, то есть 25% - это были зажиточные крестьяне. Плюс он раздавал бесплатно землю за Уралом. То есть любой крестьянин, который хотел, мог получить землю за Уралом… достаточно много, до 4-х гектар на одного человека.

-         Ага.

-         И более 2-х с половиной миллионов крестьян переселились за Урал и стали там хозяйствовать.

-         Да, да.

-         Но потом, правда, 18% вернулись, но остальные все-таки остались там.

-         Да.

-         Затем у него была интересная реформа – он давал больше прав для местных органов, чтобы местные органы могли решать очень много вопросов. Это тоже снимало часть проблем с центрального правительства. И затем он поддерживал новые предприятия, они тоже частично освобождались от уплаты налогов – новые предприятия. То есть действительно… Россия стала быстро развиваться, даже опередила по темпам роста и промышленности, и сельского хозяйства все европейские страны и где-то была наравне с развитием в Соединенных Штатах Америки.

-         Да, да.

-         Ну значит…это мы говорили о хорошем. Теперь что касается нашей главной темы все-таки – что касается революционного движения….

-         Да.

-         В результате вот этих всех мер Столыпина, все-таки это связано с этим, революционное движение пошло на убыль. То есть многие люди, которые участвовали в этих революционных партиях эсеров и социал-демократов, вышли их этих партий.

-         Ага.

-         Более того, в 1909 году вышел журнал «Вехи», где как раз бывшие революционные интеллигенты выступили с заявлениями, что «путь революции – это гибельный путь», что нужно «идти путем постепенных реформ» - это тоже было интересно.

-         Да.

-         Но, конечно, все-таки продолжались политические убийства. Это прежде всего партия эсеров делала.

-         Ага.

-         И затем, конечно, такие неистовые наши революционеры, как Владимир Ильич Ленин, - они не могли согласиться, что революция, так сказать, отступила…И он всячески пытался возродить революционное движение.

-         Ага.

-         То есть выпускались газеты – газеты выпускались частью в России, частью за границей, но их ввозили… революционные газеты.

-         Да.

-         Затем в Париже, в Лонжюмо, была такая организована партийная школа, где рабочих учили революционной борьбе.

-         Ага.

-         И, наконец, в 1912 году в Праге была такая Конференция социал-демократов, где социал-демократы все-таки записали опять в свою главную задачу – это сначала добиться буржуазных свобод, затем перейти к социалистической революции.

-         Ага.

-         Но в то же время я не знаю, как бы это можно…может, это была бы просто политическая борьба, потому что она была в то же время в социал-демократии Германии, если бы не началась Первая мировая война.

-         Ага.

-         Первая мировая война… она обнажила все противоречия в жизни разных стран. Но в России, как в наиболее слабом звене этих европейских стран, (это проявилось особенно сильно). И поэтому… мы об этом будем больше в следующий раз говорить…

-         Может быть, да…

-         и постепенно опять появилось много стачек… политических стачек, экономических стачек. Затем, конечно, неправильно себя вели также (русские) капиталисты, которые, скажем, старались побольше получить денег от военных заказов, и поэтому все пушки и снаряды в России стоили в 2-3 раза дороже, чем, скажем, в других странах.

-         Гмм…

-         Это была неумная политика. И, наконец, сам царь был достаточно слабым.

-         Да.

-         То есть, с одной стороны, он не хотел … ему не нравилась Дума, ему не нравились, может быть, какие-то капиталисты даже… Все-таки он больше ориентировался на дворян, и это тоже было неправильно.

-         Ну да.

-         В Англии все-таки королева была ограничена. И в результате было такое единство нации. Здесь не образовалось этого единства нации. И в то же время царь не распустил Думу, хотя он мог это сделать в 1915 году, в 1916 году, когда Дума выступала резко против царя и мешала ему вести войну. Почему он этого не сделал – я тоже не знаю.

-         Ага.

-         Это то же самое можно говорить: почему Янукович ничего не сделал в Киеве?.. То есть слабый руководитель – это слабый руководитель.

-         Ну да.

-         И ничего с этим не поделаешь.

-         Да… (смех)

-         И вот к чему это привело в 1917 году, я думаю, что мы об этом будем говорить в следующий раз.

-         В следующий раз, хорошо.

-         Хорошо.

-         Ну спасибо, спасибо большое.

-          Тогда всего доброго! Пока!

-         Всего доброго! Пока.

(Evgueny40 & Richard, recorded in 2017)


×

Utilizziamo i cookies per contribuire a migliorare LingQ. Visitando il sito, acconsenti alla nostra politica dei cookie.