image

СТО ЛЕТ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА, 2. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ В 19 ВЕКЕ

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ В 19 ВЕКЕ

-   Доброе утро, Ричард!

-   Евгений, добрый день. Как дела?

-       Неплохо, всё ближе к Новому Году, так что уже такое настроение праздничное.

-       А, отлично, отлично.

-         Хорошо, о чем мы сегодня с тобой будем говорить?

-         Евгений, как мы знаем, в следующем году исполнится сто лет (со дня) революции 1917 года.

-   Так

-     Мы уже договорились немножко разговаривать об этом.

-         Да.

-        И так я понимаю – по твоему мнению, всё действительно началось в 19 веке.

-          Ага, ага.

-         Но, конечно, история - это процесс. Но можешь ли ты сказать точнее, когда всё началось. И ты согласен, что всё зависит от экономики. Историки, например, пишут о темпах развития на Западе – о том, что новые державы возникают, например, Япония, Германия, США. И о том, что население России растет в то время, (в то время) как индустрия в России и так далее – отстаёт.

-   Ага.

-         Но я не знаю, что ты думаешь и как ты думаешь?..

-         Ха-ха… ( смех)

-         Значит, по-твоему , когда и с чего началось?

-      Нет, ну здесь, действительно,  коммунисты всегда исходили из экономического положения, говорили… значит, что… но они как раз говорили: чем скорее растет индустрия, тем больше рабочего класса, и значит – больше революционного движения.

-         Да.

-       Я думаю, э то не так. Я думаю, что как раз в России, к сожалению, это было просто слабое звено – слабое звено среди европейских государств. И в то же время в России не хватало свободы. Вот это две (причины)… не столько экономика,  сколько недостаток свободы – это, например, крепостное право, да?

-         Ну конечно, я помню…

-         Это паразитическая жизнь дворянства. Там, конечно, среди них были писатели: и Тургенев, и Толстой – н о они были единицы. А большая часть дворян – они жили паразитически, они ничего не делали…

-         Ха-ха … (смех)

-         Они прожигали жизнь, как, может быть, я не знаю, то же самое было и в Великобритании, хотя я думаю, что большая часть богатых людей в Великобритании все-таки… у них были заводы и что-то такое, то есть они были настоящими капиталистами.

-         Ааа.

-         А это были такие паразиты. И поэтому, конечно, при недостатке свободы возникали революционные течения. И первое…мы даже с тобой говор или, я считаю,  что первое революционное движение в России – это декабристы, да?

-         Да.

- Можно по-разному оценивать их борьбу, но это были настоящие революционеры, то есть (люди), которые хотели изменить политический строй.

-      Они члены интеллигенции?..

-        Они – да, они как раз … не интеллигенция даже, интеллигенция появилась к концу 19 века. Они были дворянами. Но они были, в основном, офицера ми, то есть они были «служилыми» дворянами, да?.. То есть которые служили.

-   Да.

- И значит в 1825 году они выступили. Они выступили неудачно. Большая часть (из них) была сослана в Сибирь на каторжные работы. Пять человек было казнено. И в результате на какое-то время в России был такой период, может быть, страха – страха перед государством.

-         Да.

-         Но уже в 30-е годы… интересно, что это среди студентов, и главное – среди студентов Московского Университета… Петербургский университет был рядом с царем, поэтому там было больше, может быть, больше наблюдения над ним. А Московский университет – это все-таки была вторая столица, поэтому не такое большое наблюдение. И там возникли кружки такие … они возникли как бы (для) изучения философии, прежде всего немецкой философии, кстати: Шеллинг, Гегель, Фейербах – и потом уже эти кружки переродились в революционные кружки. Там были Бакунин, Герцен, Белинский, да?..

-         Да.

-         То есть люди, с которыми связывается дальнейшее развитие революционного движения в России.

-         Ага.

-         И в то же время надо вспомнить Чаадаева. Интересно, что Павел Чаадаев написал в 30-е годы знаменитые «Философические письма». И особенно интересно – это первое его письмо 1836 года, где он… он участвовал в свое время в декабристском движении, но потом отошел… и он говорит о том, что «Россия – это тюрьма», что Россия пошла не по правильному пути, что Россия отстала от Европы прежде всего в отношении свободы, да?..

-         А, да.

-         И у него очень пессимистический взгляд на историю России и даже на будущее России, кстати.

-         Да-да.

-         Но это у него было… Кстати, Александр Герцен в 1847 году эмигрировал из России и жил, кстати, в Лондоне… мне кажется, даже и  похоронен в Лондоне… сначала один, потом со своим другом Огаревым – и они там создали газету «Колокол»…

-         Да.

-         И журнал «Полярная Звезда». Кстати, на обложке были помещены портреты пяти казненных декабристов. И эта газета и журнал – они проповедовали как раз революционные взгляды. Сначала Герцен думал, что (в России) должно быть примерно такие же (порядки), как в Европе. Потом, после поражения революции 1848 года в нескольких странах Европы, в том числе в Париже, в Венгрии – в Будапеште, он решил, что русская деревенская община содержит в себе зачатки социализма, да?

-         Да.

-         И поэтому нужно именно развивать крестьян. И крестьяне будут… они как бы «инстинктивные социалисты», да?..

-         Да.

-         Это, конечно, нереально… Это был Герцен. Но он, как говорил Ленин, «разбудил» уже революционеров в самой России – это был сначала кружок Петрашевского, куда входили Федор Достоевский и другой писатель, которого меньше знают на Западе, но очень интересный писатель – Салтыков-Щедрин. Затем это были критики Чернышевский и Добролюбов.

-         Да.

-         Это были литературные критики, но в своих литературных статьях они проповедовали революционные взгляды.

-         Да.

-         Например, Чернышевский, кроме того что был критиком, он написал также роман «Что делать?». Роман «Что делать?» - это практически программа для социалиста – как строить социализм.

-         Да.

Но, Евгений, интересует меня этот вопрос: В это же время что делали рабочие люди, простые люди, потому что вот интеллигентные люди выступали все время, но что делали простые люди – они выходили на улицу или что?..

-         Нет, нет… Во-первых, рабочего класса очень мало было, именно рабочего класса – он появился уже потом, к концу 19 века. Но было очень много крестьян. Крестьяне составляли 85% населения.

-         Да.

-         И крестьяне…нет, были спорадические выступления против особенно жестоких помещиков. Но, в принципе, все-таки они не выступали. Вот тогда-то как раз Чернышевский, Добролюбов, а также их сторонники решили, что нужно вести образование народа. И вот так возникли «народники». Народники – это интеллигенты… кстати, вот сейчас уже интеллигенты. Интеллигенция – это что такое? Интеллигенция –  это необязательно дворяне.

-         Да.

-         Это было немного дворян, это были (прежде всего) «разночинцы» - это были дети священников, учителей, то есть дети такого интеллектуального слоя, да?

-         Да.

-         И вот они как раз шли в народ. Они старались разбудить народ. Это у них очень плохо получалось, потому что многих крестьяне выдавали и их брала полиция, и они потом (сидели в тюрьме)…  Но правда тогда это было время Александра Второго, время реформ Александра Второго. И сейчас интересно, что при Николае Первом, жестоком, революционного движения было меньше. При Александре Втором, не таком жестоком, готовым идти на реформы, было гораздо больше революционеров и это революционное движение развивалось, потому что были условия такие. И поэтому их сажали в тюрьму, их выселяли в Сибирь. Но все (сроки) были небольшие – два-три года.

-         Да.

-         Потом они возвращались и продолжали свою революционную деятельность.

-         Да.

-         Но вот такое, как сказать… Видишь, это опять же мы когда-то с тобой об этом говорили…То, что Александр Второй был готов на реформы, он провел очень много реформ – в судебной власти, в местной власти…

-         Да, да, в образовании…

-          Это революционерами воспринималось как его слабость, как затем в советское время реформы Горбачева. И они не то что просили, они хотели большего – и в результате возникла такая подпольная организация – «Земля и Воля» в 1876 году, которая разделилась на более (либеральную) организацию «Черный передел», где Плеханов был, будущий марксист, где они говорили о том, что надо взять землю у помещиков и отдать крестьянам – и на этом ограничивались. Но другие были в «Народной Воле» - это организация была террористической организацией, причем, они действительно практиковали терроризм, то есть они стали нападать на местное начальство. Но более того, они семь раз организовывали покушения на Александра Второго.

-         Да.

-         И в конце концов, 1 марта 1881 года Александр Второй был убит.

-         Убит, да.

-         Затем был Александр Третий.

-         Строгий человек.

-         Главное – он боялся революции. И от этого он очень… вот при нем уже были очень суровые приговоры революционерам – на 15 – 20 лет. Были также казни, как, может быть, ты знаешь: старший брат Владимира Ленина – Александр Ульянов – был казнён в это время.

-         Да.

-         Во время Александра Третьего. И хотя он был дворянин, хотя мать за него просила, царь не пошел на какое-то смягчение приговора. Но ты знаешь, всё равно это (революционное движение)… как сказать, было немножко подморожено, то есть меньше было революционных кружков. Но как только возникла ситуация  более- менее (благоприятная) для дальнейшего развития революционного движения, когда как раз появился Николай Второй, который тоже был более либеральным, чем его отец, все это (революционное движение) возникло вновь. А главное – в конце 19 века и в начале 20 века возникли партии, которые уже повели большую революционную пропаганду и готовили население, прежде всего теперь уже и крестьянство, и рабочий класс, который появился к этому времени, к революции. Вот, я думаю, на сегодня, наверное, хватит.

-         Может быть. Наверное, да.

-         Ну ладно.

-         В следующий раз об этих партиях.

-         Да, о партиях поговорим.

-         Отлично, спасибо.

-         Всего доброго!

Пока!

-         Всего доброго!

(записано по скайпу в декабре 2016 года)



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Imparare le lingue online @ LingQ

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ В 19 ВЕКЕ

-   Доброе утро, Ричард!

-   Евгений, добрый день. Как дела?

-       Неплохо, всё ближе к Новому Году, так что уже такое настроение праздничное.

-       А, отлично, отлично.

-         Хорошо, о чем мы сегодня с тобой будем говорить?

-         Евгений, как мы знаем, в следующем году исполнится сто лет (со дня) революции 1917 года.

-   Так

-     Мы уже договорились немножко разговаривать об этом.

-         Да.

-        И так я понимаю – по твоему мнению, всё действительно началось в 19 веке.

-          Ага, ага.

-         Но, конечно, история - это процесс. Но можешь ли ты сказать точнее, когда всё началось. И ты согласен, что всё зависит от экономики. Историки, например, пишут о темпах развития на Западе – о том, что новые державы возникают, например, Япония, Германия, США. И о том, что население России растет в то время, (в то время) как индустрия в России и так далее – отстаёт.

-   Ага.

-         Но я не знаю, что ты думаешь и как ты думаешь?..

-         Ха-ха… ( смех)

-         Значит, по-твоему , когда и с чего началось?

-      Нет, ну здесь, действительно,  коммунисты всегда исходили из экономического положения, говорили… значит, что… но они как раз говорили: чем скорее растет индустрия, тем больше рабочего класса, и значит – больше революционного движения.

-         Да.

-       Я думаю, э то не так. Я думаю, что как раз в России, к сожалению, это было просто слабое звено – слабое звено среди европейских государств. И в то же время в России не хватало свободы. Вот это две (причины)… не столько экономика,  сколько недостаток свободы – это, например, крепостное право, да?

-         Ну конечно, я помню…

-         Это паразитическая жизнь дворянства. Там, конечно, среди них были писатели: и Тургенев, и Толстой – н о они были единицы. А большая часть дворян – они жили паразитически, они ничего не делали…

-         Ха-ха … (смех)

-         Они прожигали жизнь, как, может быть, я не знаю, то же самое было и в Великобритании, хотя я думаю, что большая часть богатых людей в Великобритании все-таки… у них были заводы и что-то такое, то есть они были настоящими капиталистами.

-         Ааа.

-         А это были такие паразиты. И поэтому, конечно, при недостатке свободы возникали революционные течения. И первое…мы даже с тобой говор или, я считаю,  что первое революционное движение в России – это декабристы, да?

-         Да.

- Можно по-разному оценивать их борьбу, но это были настоящие революционеры, то есть (люди), которые хотели изменить политический строй.

-      Они члены интеллигенции?..

-        Они – да, они как раз … не интеллигенция даже, интеллигенция появилась к концу 19 века. Они были дворянами. Но они были, в основном, офицера ми, то есть они были «служилыми» дворянами, да?.. То есть которые служили.

-   Да.

- И значит в 1825 году они выступили. Они выступили неудачно. Большая часть (из них) была сослана в Сибирь на каторжные работы. Пять человек было казнено. И в результате на какое-то время в России был такой период, может быть, страха – страха перед государством.

-         Да.

-         Но уже в 30-е годы… интересно, что это среди студентов, и главное – среди студентов Московского Университета… Петербургский университет был рядом с царем, поэтому там было больше, может быть, больше наблюдения над ним. А Московский университет – это все-таки была вторая столица, поэтому не такое большое наблюдение. И там возникли кружки такие … они возникли как бы (для) изучения философии, прежде всего немецкой философии, кстати: Шеллинг, Гегель, Фейербах – и потом уже эти кружки переродились в революционные кружки. Там были Бакунин, Герцен, Белинский, да?..

-         Да.

-         То есть люди, с которыми связывается дальнейшее развитие революционного движения в России.

-         Ага.

-         И в то же время надо вспомнить Чаадаева. Интересно, что Павел Чаадаев написал в 30-е годы знаменитые «Философические письма». И особенно интересно – это первое его письмо 1836 года, где он… он участвовал в свое время в декабристском движении, но потом отошел… и он говорит о том, что «Россия – это тюрьма», что Россия пошла не по правильному пути, что Россия отстала от Европы прежде всего в отношении свободы, да?..

-         А, да.

-         И у него очень пессимистический взгляд на историю России и даже на будущее России, кстати.

-         Да-да.

-         Но это у него было… Кстати, Александр Герцен в 1847 году эмигрировал из России и жил, кстати, в Лондоне… мне кажется, даже и  похоронен в Лондоне… сначала один, потом со своим другом Огаревым – и они там создали газету «Колокол»…

-         Да.

-         И журнал «Полярная Звезда». Кстати, на обложке были помещены портреты пяти казненных декабристов. И эта газета и журнал – они проповедовали как раз революционные взгляды. Сначала Герцен думал, что (в России) должно быть примерно такие же (порядки), как в Европе. Потом, после поражения революции 1848 года в нескольких странах Европы, в том числе в Париже, в Венгрии – в Будапеште, он решил, что русская деревенская община содержит в себе зачатки социализма, да?

-         Да.

-         И поэтому нужно именно развивать крестьян. И крестьяне будут… они как бы «инстинктивные социалисты», да?..

-         Да.

-         Это, конечно, нереально… Это был Герцен. Но он, как говорил Ленин, «разбудил» уже революционеров в самой России – это был сначала кружок Петрашевского, куда входили Федор Достоевский и другой писатель, которого меньше знают на Западе, но очень интересный писатель – Салтыков-Щедрин. Затем это были критики Чернышевский и Добролюбов.

-         Да.

-         Это были литературные критики, но в своих литературных статьях они проповедовали революционные взгляды.

-         Да.

-         Например, Чернышевский, кроме того что был критиком, он написал также роман «Что делать?». Роман «Что делать?» - это практически программа для социалиста – как строить социализм.

-         Да.

Но, Евгений, интересует меня этот вопрос: В это же время что делали рабочие люди, простые люди, потому что вот интеллигентные люди выступали все время, но что делали простые люди – они выходили на улицу или что?..

-         Нет, нет… Во-первых, рабочего класса очень мало было, именно рабочего класса – он появился уже потом, к концу 19 века. Но было очень много крестьян. Крестьяне составляли 85% населения.

-         Да.

-         И крестьяне…нет, были спорадические выступления против особенно жестоких помещиков. Но, в принципе, все-таки они не выступали. Вот тогда-то как раз Чернышевский, Добролюбов, а также их сторонники решили, что нужно вести образование народа. И вот так возникли «народники». Народники – это интеллигенты… кстати, вот сейчас уже интеллигенты. Интеллигенция – это что такое? Интеллигенция –  это необязательно дворяне.

-         Да.

-         Это было немного дворян, это были (прежде всего) «разночинцы» - это были дети священников, учителей, то есть дети такого интеллектуального слоя, да?

-         Да.

-         И вот они как раз шли в народ. Они старались разбудить народ. Это у них очень плохо получалось, потому что многих крестьяне выдавали и их брала полиция, и они потом (сидели в тюрьме)…  Но правда тогда это было время Александра Второго, время реформ Александра Второго. И сейчас интересно, что при Николае Первом, жестоком, революционного движения было меньше. При Александре Втором, не таком жестоком, готовым идти на реформы, было гораздо больше революционеров и это революционное движение развивалось, потому что были условия такие. И поэтому их сажали в тюрьму, их выселяли в Сибирь. Но все (сроки) были небольшие – два-три года.

-         Да.

-         Потом они возвращались и продолжали свою революционную деятельность.

-         Да.

-         Но вот такое, как сказать… Видишь, это опять же мы когда-то с тобой об этом говорили…То, что Александр Второй был готов на реформы, он провел очень много реформ – в судебной власти, в местной власти…

-         Да, да, в образовании…

-          Это революционерами воспринималось как его слабость, как затем в советское время реформы Горбачева. И они не то что просили, они хотели большего – и в результате возникла такая подпольная организация – «Земля и Воля» в 1876 году, которая разделилась на более (либеральную) организацию «Черный передел», где Плеханов был, будущий марксист, где они говорили о том, что надо взять землю у помещиков и отдать крестьянам – и на этом ограничивались. Но другие были в «Народной Воле» - это организация была террористической организацией, причем, они действительно практиковали терроризм, то есть они стали нападать на местное начальство. Но более того, они семь раз организовывали покушения на Александра Второго.

-         Да.

-         И в конце концов, 1 марта 1881 года Александр Второй был убит.

-         Убит, да.

-         Затем был Александр Третий.

-         Строгий человек.

-         Главное – он боялся революции. И от этого он очень… вот при нем уже были очень суровые приговоры революционерам – на 15 – 20 лет. Были также казни, как, может быть, ты знаешь: старший брат Владимира Ленина – Александр Ульянов – был казнён в это время.

-         Да.

-         Во время Александра Третьего. И хотя он был дворянин, хотя мать за него просила, царь не пошел на какое-то смягчение приговора. Но ты знаешь, всё равно это (революционное движение)… как сказать, было немножко подморожено, то есть меньше было революционных кружков. Но как только возникла ситуация  более- менее (благоприятная) для дальнейшего развития революционного движения, когда как раз появился Николай Второй, который тоже был более либеральным, чем его отец, все это (революционное движение) возникло вновь. А главное – в конце 19 века и в начале 20 века возникли партии, которые уже повели большую революционную пропаганду и готовили население, прежде всего теперь уже и крестьянство, и рабочий класс, который появился к этому времени, к революции. Вот, я думаю, на сегодня, наверное, хватит.

-         Может быть. Наверное, да.

-         Ну ладно.

-         В следующий раз об этих партиях.

-         Да, о партиях поговорим.

-         Отлично, спасибо.

-         Всего доброго!

Пока!

-         Всего доброго!

(записано по скайпу в декабре 2016 года)


×

Utilizziamo i cookies per contribuire a migliorare LingQ. Visitando il sito, acconsenti alla nostra politica dei cookie.