image

Встреча с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель 10 мая 2015, Вопрос 1

Вопрос: Господин Президент, в конце прошлого года на встрече с историками Вы задали риторический вопрос: «Что было плохого в пакте Риббентропа – Молотова?» И недавно Министр культуры господин Мединский назвал этот пакт колоссальным успехом сталинской дипломатии с точки зрения государственных интересов Советского Союза.

Такие слова вызывают страх в Польше и странах Балтии. Вчера во время парада Вы говорили о том, что необходима новая система безопасности. Как можно её построить так, чтобы учитывать интересы Польши, стран Балтии, Молдовы, Грузии, Украины? И что могут сделать Россия и Германия для того, чтобы избавить эти страны от страха?

В.Путин: Такой, знаете, вопрос – о нём можно дискутировать до утра. Но что касается избавления от страха, это ещё и внутреннее состояние тех, кто боится. Нужно всё‑таки перешагнуть, сделать какой‑то шаг вперёд, не жить фобиями прошлого, а смотреть в будущее.

По поводу пакта Молотова – Риббентропа. Обращаю ваше внимание на ход исторических событий, когда Советский Союз… Неважно даже, кто там руководил дипломатией. Ясно, что руководил там Сталин, но он был не единственный человек, который думал на эту тему, на тему обеспечения безопасности Советского Союза. Так вот, Советский Союз предпринял массу усилий, чтобы создать условия для коллективного противостояния нацизму в Германии, сделал многократные попытки создать антифашистский блок в Европе.

Все эти попытки успехом не увенчались. Более того, после 1938 года, когда в Мюнхене была заключена известная договорённость о том, что были сданы некоторые области Чехословакии, допустим, некоторые политики считали, что война неизбежна. Черчилль, например, после того как его коллега приехал в Лондон с этой бумажкой и сказал, что я вам привёз мир, Черчилль на это ответил: теперь война неизбежна.

И когда Советский Союз понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, направленные на то, чтобы не допустить прямого столкновения, и был подписан этот пакт Молотова – Риббентропа. В этом смысле я разделяю мнение нашего Министра культуры о том, что смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Это первое.

Теперь второе. Я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. И получилось так, что после пакта Молотова – Риббентропа и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую и пыталась вести в Европе.

Нам нужно это всё иметь в виду, ничего не забывать. И если вы обратили внимание на то, что я вчера говорил, то я сказал, что по‑настоящему эффективная система безопасности может быть построена на внеблоковой основе, на основе равного подхода к обеспечению безопасности всех участников международного общения. Вот если мы сможем выстроить работу именно таким образом на базе Организации Объединённых Наций, то мне кажется, что мы добились бы успеха.

А.Меркель: С моей точки зрения, пакт Молотова – Риббентропа сложно понять, если не учитывать дополнительный секретный протокол. И с этой точки зрения, я считаю, что это было неправильно, это было сделано на противоправной основе.

Тем не менее, конечно, Вторая мировая война исходила от национал-социалистической Германии, и мы, Германия, несём на себе за это ответственность. Это наша историческая ответственность, и мы постоянно будем об этом напоминать, о том, что по нашей вине потеряли жизни миллионы людей, и что Красная армия сыграла решающую роль в освобождении Германии.



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Imparare le lingue online @ LingQ

Вопрос: Господин Президент, в конце прошлого года на встрече с историками Вы задали риторический вопрос: «Что было плохого в пакте Риббентропа – Молотова?» И недавно Министр культуры господин Мединский назвал этот пакт колоссальным успехом сталинской дипломатии с точки зрения государственных интересов Советского Союза.

Такие слова вызывают страх в Польше и странах Балтии. Вчера во время парада Вы говорили о том, что необходима новая система безопасности. Как можно её построить так, чтобы учитывать интересы Польши, стран Балтии, Молдовы, Грузии, Украины? И что могут сделать Россия и Германия для того, чтобы избавить эти страны от страха?

В.Путин: Такой, знаете, вопрос – о нём можно дискутировать до утра. Но что касается избавления от страха, это ещё и внутреннее состояние тех, кто боится. Нужно всё‑таки перешагнуть, сделать какой‑то шаг вперёд, не жить фобиями прошлого, а смотреть в будущее.

По поводу пакта Молотова – Риббентропа. Обращаю ваше внимание на ход исторических событий, когда Советский Союз… Неважно даже, кто там руководил дипломатией. Ясно, что руководил там Сталин, но он был не единственный человек, который думал на эту тему, на тему обеспечения безопасности Советского Союза. Так вот, Советский Союз предпринял массу усилий, чтобы создать условия для коллективного противостояния нацизму в Германии, сделал многократные попытки создать антифашистский блок в Европе.

Все эти попытки успехом не увенчались. Более того, после 1938 года, когда в Мюнхене была заключена известная договорённость о том, что были сданы некоторые области Чехословакии, допустим, некоторые политики считали, что война неизбежна. Черчилль, например, после того как его коллега приехал в Лондон с этой бумажкой и сказал, что я вам привёз мир, Черчилль на это ответил: теперь война неизбежна.

И когда Советский Союз понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, направленные на то, чтобы не допустить прямого столкновения, и был подписан этот пакт Молотова – Риббентропа. В этом смысле я разделяю мнение нашего Министра культуры о том, что смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Это первое.

Теперь второе. Я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. И получилось так, что после пакта Молотова – Риббентропа и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую и пыталась вести в Европе.

Нам нужно это всё иметь в виду, ничего не забывать. И если вы обратили внимание на то, что я вчера говорил, то я сказал, что по‑настоящему эффективная система безопасности может быть построена на внеблоковой основе, на основе равного подхода к обеспечению безопасности всех участников международного общения. Вот если мы сможем выстроить работу именно таким образом на базе Организации Объединённых Наций, то мне кажется, что мы добились бы успеха.

А.Меркель: С моей точки зрения, пакт Молотова – Риббентропа сложно понять, если не учитывать дополнительный секретный протокол. И с этой точки зрения, я считаю, что это было неправильно, это было сделано на противоправной основе.

Тем не менее, конечно, Вторая мировая война исходила от национал-социалистической Германии, и мы, Германия, несём на себе за это ответственность. Это наша историческая ответственность, и мы постоянно будем об этом напоминать, о том, что по нашей вине потеряли жизни миллионы людей, и что Красная армия сыграла решающую роль в освобождении Германии.


×

Utilizziamo i cookies per contribuire a migliorare LingQ. Visitando il sito, acconsenti alla nostra politica dei cookie.