image

РАЗГОВОРЫ С ЕВГЕНИЕМ(CONVERSATIONS WITH EVGUENY), ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В РОССИИ

       ЕВГЕНИЙ И РИК -  ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В РОССИИ

 

Евгений:- Доброе утро, Рик!

Рик: - Доброе утро, Евгений!

Как у тебя сегодня?

-          У меня всё хорошо.

Я готов отвечать на любые твои вопросы.

-          Ну ладно, хорошо.

У нас хорошая погода здесь сегодня в Праге. Так, я бы хотел говорить о выборах, о президентских выборах у вас. Как мы все знаем, выборы уже прошли; и мы все знаем тоже, конечно, Владимир Владимирович Путин выиграл эти выборы. И теперь он уже стал снова президентом Российской Федерации. Хорошо, всё ясно. Но тем не менее мы видели большие демонстрации, видели протесты. Может быть, вы можете нам чуть-чуть рассказать, объяснить, какая у вас ситуация сейчас в России.

-          Но ты знаешь, Рик, я должен тогда немножко сказать о парламентских выборах, потому что это всё связано.

-          Да.

-          Парламентские выборы у нас были в декабре, в прошлом году.

И многие люди считают, что эти выборы… или подсчеты на этих выборах были не совсем справедливы.

-          Ага.

-          И многие партии, ну кроме, конечно, «Единой России», считают, что было давление со стороны местных властей на результаты выборов, а иногда была и подтасовка, то есть когда, скажем, люди выбирали одну партию, а утром следующего дня выяснялось, что они выбрали другую партию.

-          О, боже мой!

-          Вот именно!

К сожалению, это у нас бывает. И вот после этого люди выступили, и в декабре у нас были очень большие демонстрации, очень большие демонстрации. И тогда еще был президентом Медведев, но я думаю – и Медведев, и Путин немного испугались. И Медведев предложил целый ряд реформ. Значит, он предложил, скажем, что теперь можно легко создать новую партию. Раньше для того, чтобы создать партию, нужно было 50000  человек, что было очень сложно, конечно, и чтобы эти 50 тысяч были в большинстве районов России, что тоже  сложно. Теперь это 5 тысяч, нет, даже не 5 тысяч, Дума хотела, чтобы было 5 тысяч, а стало 500 человек.

-          Это нормально.

-          500 человек –это уже легко создать партию.

И также среди политических реформ был возврат к тому, чтобы выбирать губернаторов. Потому что в начале 2000-х годов Путин предложил назначать губернаторов, и депутаты согласились. Может быть, в то время это было не так плохо, но, конечно, это ограничение демократии. Поэтому теперь мы уже с июня месяца, то есть уже через несколько дней  мы можем избирать губернаторов сами, то есть население различных районов, различных регионов.

-          Ну, это хорошо.

-          Это хорошо, но, конечно, после этого были президентские выборы.

Я считаю, что президентские выборы были более справедливыми, чем парламентские. Путин, вероятнее всего, победил бы все-таки, то есть он по всем опросам общественного мнения имел больше возможностей для победы, тем более, что у оппозиционных партий не было какого-то единого кандидата.

-          Ага.

-          Но все-таки местные власти все равно всегда оказывались более  консервативными, чем московские власти.

И поэтому все равно было какое-то давление, меньше давление (чем на парламентских выборах), но было давление. Скажем, я знаю, что, у меня жена работает в детской библиотеке, даже в детскую библиотеку приходили люди из «Единой России», говорили: «Мы знаем, что вы, конечно, будете голосовать за Путина, за «Единую Россию». То есть это было очень смешно.

-          Гм.

-          И в результате люди продолжали демонстрации.

Может быть, они не  были такими большими, как в декабре и январе, но они продолжались и продолжаются. Но здесь уже единственная (разница), о которой я бы сказал: если демонстрации в декабре… они  собрали под свои знамена и правых, и левых – очень много было недовольных, то сейчас уже, конечно, многие, которые раньше, в декабре и январе принимали участие, теперь не хотят принимать участия, потому что теперь произошла радикализация, то есть протестующие говорят: «Мы будем выступать, пока Путин не уйдёт». Это, конечно, не конструктивная позиция. Если бы они сказали: Путин неправильно делает то-то и то-то, а мы предлагаем, например, не давать столько денег на оборону, а эти деньги пустить на дороги, которые в ужасающем состоянии в России, да?..

-          Понятно.

-          Или хотя бы половину этих денег.

Была бы более понятна их позиция.

-          Ага.

-          А когда: Мы просто не любим Путина, потому что Путин слишком долго был – это не позиция для меня, например.

-          Ага.

-          То есть это не конструктивная позиция.

Поэтому я не думаю, что эти… эти демонстрации к чему-то приведут, но они продолжаться (еще) будут – я тоже думаю, потому что у нас уже есть люди, прежде всего, в больших городах, которые действительно не довольны уже там, что Путин уже в третий раз приходит к власти, да?..

-          Да.

-          Они действительно считают, что то, что Путин уже был 2 раза по 4 года, то есть 8 лет в Кремле – уже достаточно, как, скажем, и в Америке.

-          Потому что у нас лимит 8 лет.

Это всё.

-          Вот, 8 лет.

А теперь у нас они, во-первых, сделали для президента 6 лет один срок. То есть теперь люди говорят: Ну вот, они теперь будут передавать друг другу власть, то есть Путин Медведеву,  Медведев – Путину, значит – они теперь считают так:12 лет, то есть 2 раза может Путин, потом 12 лет Медведев – 24 года, столько не живут…

-          Это ужасно.

-          Это ужасно, и поэтому уже такие подсчеты говорят: какая демократия?

!..

-          Это такая фиктивная (демократия).

-          Да, да!..

-          Это как фиктивный брак в Москве…

-          Да, да… Это плохая демократия.

Конечно, у нас много людей, которые могли бы и должны…вообще, должно, я считаю, тоже и правительство, и президенты…они должны  меняться, потому что тогда какая-то происходит…ну, какая-то активизация политической жизни…

-          А почему Путин хочет быть президентом еще раз?..

-          А, Путин… Ну это надо, конечно, у Путина спросить… Но, конечно, любой человек, который стоит у власти, он считает, что он лучше знает, чем другие – это понятно, начиная от демократических президентов и заканчивая такими диктаторами, как Каддафи.

Конечно, Каддафи был уверен, что он – лучший президент навсегда для Ливии.

-          Но он диктатор.

Я думаю, что…

-          Но не только диктатор, скажем, в Казахстане, где я несколько лет жил и где действительно очень неплохой президент, но чтобы, как его сделали вечным президентом, это, конечно, глупо…Я имею в виду Назарбаева.

-          Назарбаев, да…

-          Хотя он очень разумный человек.

Но нельзя все время быть президентом, это все равно глупо. Ну и поэтому я думаю, что, конечно,  теперь… во-первых, я не думаю, что Путин пойдёт еще на один срок, я думаю, что будет 6 лет у Путина, но потом это возможно, что (смех) Медведев будет среди претендентов через 6 лет. Я не уверен… то есть сейчас неясно, кто может составить конкуренцию Медведеву, но я думаю, что все-таки за 6 лет у оппозиции будут  какие-то более яркие представители, чем эти, в общем-то, представители, которых мы знаем на протяжении 15-20 лет и которые надоели. Скажем, Явлинский неплохой, но он надоел…Зюганов не очень хороший, но он тоже надоел…Конечно, нужны новые люди…

-          Что Немцов, что вы думаете о нем?

-          О ком?

-          Немцов.

-          Ааа, НемцОв.

Нет, Немцов – это, конечно, совершенно (непроходная фигура)…он сам по себе неплохой человек, но он старая фигура. Понимаешь?.. Но мы это можем в следующий раз поговорить о 90-х годах в России. Это очень интересное время, но ты тоже немножко знаешь, потому что ты здесь жил (тогда)…

-          Там жил, да…

-          Но просто дело в том, что Немцов тогда был вице-премьером, и конечно, у нас… То есть эти реформы- мы можем о них поговорить отдельно…они были нужны, но они были очень болезненны, и поэтому народ, конечно, в общем-то против тех людей, которые тогда были у власти.

-          Ага, понятно.

-          И поэтому Немцов никогда, никогда не станет не только президентом, но даже и никогда опять не вернется в правительство…

-          Потому что, как мы говорим по-английски, вам «нужна новая кровь.»

-          Да, совершенно верно, это, как мы говорим «уходящая натура», да?..

Но в то же время я думаю, что, конечно, будут  новые лидеры, но я им бы всем советовал прежде всего не только критиковать Путина, а создавать какую-то положительную программу, которая была бы интересна для большинства населения. Тогда они, действительно, они имеют все шансы на успех, потому что, хотя Медведев стал сейчас премьер-министром и стал членом, даже председателем партии «Единая Россия», я думаю, что эта партия не сможет быть (первой) всё время. Он предлагает ей развиваться, но я не уверен, что она способна на такое хорошее развитие. Может быть, в какой-то степени будет модернизация, но все-таки я не думаю, что эта партия продолжит оставаться главной партией через несколько лет.

-          Ну, посмотрим.

-          Посмотрим, но, по крайней мере, время интересное сейчас в России, и время, когда, может быть, рождается гражданское общество.

-          Это самое главное.

-          Вот в чем самое положительное от этих демонстраций… не в том, что они могут «свалить», как мы говорим, Путина, это невозможно.

Но то, что они являются каким-то зародышем гражданского общества – это уже очень хорошо, потому что гражданское общество у нас было, может быть, только в конце 19-го, в начале 20-го веков.

-          Ага.

-          А в годы Советской власти, конечно, никакого гражданского общества не было, потому что всё решала партия большевиков, партия коммунистов.

-          Когда было гражданское общество в России?

-          Вот в конце 19-го века- это в связи с реформами Александра Второго, во время Чехова – как раз Чехов очень много пишет о «теории малых дел», то есть были такие гражданские комитеты в каждом районе, они решали очень много вопросов и которые, к сожалению, мы потеряли эту традицию на протяжении 20-го века и о чем говорил Солженицын в своих последних статьях.

Он говорил, что нужно… он называл это «самоуправлением» - это и есть гражданское общество- самоуправление, то есть когда народ управляет на местах сам.

-          Конечно, ну, как у нас в Америке.

-          Да, да.

Ну хорошо, я думаю, что это вот такое небольшое моё интервью, а в следующий раз мы можем поговорить, может быть, о 90-х годах или о чем-то, чего ты захочешь, окей?..

-          Хорошо, ладно.

Спасибо большое.

-          Всего доброго и до новых встреч!

-          До новых встреч!



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Language learning online @ LingQ

       ЕВГЕНИЙ И РИК -  ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В РОССИИ

 

Евгений:- Доброе утро, Рик!

Рик: - Доброе утро, Евгений!

Как у тебя сегодня?

-          У меня всё хорошо.

Я готов отвечать на любые твои вопросы.

-          Ну ладно, хорошо.

У нас хорошая погода здесь сегодня в Праге. Так, я бы хотел говорить о выборах, о президентских выборах у вас. Как мы все знаем, выборы уже прошли; и мы все знаем тоже, конечно, Владимир Владимирович Путин выиграл эти выборы. И теперь он уже стал снова президентом Российской Федерации. Хорошо, всё ясно. Но тем не менее мы видели большие демонстрации, видели протесты. Может быть, вы можете нам чуть-чуть рассказать, объяснить, какая у вас ситуация сейчас в России.

-          Но ты знаешь, Рик, я должен тогда немножко сказать о парламентских выборах, потому что это всё связано.

-          Да.

-          Парламентские выборы у нас были в декабре, в прошлом году.

И многие люди считают, что эти выборы… или подсчеты на этих выборах были не совсем справедливы.

-          Ага.

-          И многие партии, ну кроме, конечно, «Единой России», считают, что было давление со стороны местных властей на результаты выборов, а иногда была и подтасовка, то есть когда, скажем, люди выбирали одну партию, а утром следующего дня выяснялось, что они выбрали другую партию.

-          О, боже мой!

-          Вот именно!

К сожалению, это у нас бывает. И вот после этого люди выступили, и в декабре у нас были очень большие демонстрации, очень большие демонстрации. И тогда еще был президентом Медведев, но я думаю – и Медведев, и Путин немного испугались. И Медведев предложил целый ряд реформ. Значит, он предложил, скажем, что теперь можно легко создать новую партию. Раньше для того, чтобы создать партию, нужно было 50000  человек, что было очень сложно, конечно, и чтобы эти 50 тысяч были в большинстве районов России, что тоже  сложно. Теперь это 5 тысяч, нет, даже не 5 тысяч, Дума хотела, чтобы было 5 тысяч, а стало 500 человек.

-          Это нормально.

-          500 человек –это уже легко создать партию.

И также среди политических реформ был возврат к тому, чтобы выбирать губернаторов. Потому что в начале 2000-х годов Путин предложил назначать губернаторов, и депутаты согласились. Может быть, в то время это было не так плохо, но, конечно, это ограничение демократии. Поэтому теперь мы уже с июня месяца, то есть уже через несколько дней  мы можем избирать губернаторов сами, то есть население различных районов, различных регионов.

-          Ну, это хорошо.

-          Это хорошо, но, конечно, после этого были президентские выборы.

Я считаю, что президентские выборы были более справедливыми, чем парламентские. Путин, вероятнее всего, победил бы все-таки, то есть он по всем опросам общественного мнения имел больше возможностей для победы, тем более, что у оппозиционных партий не было какого-то единого кандидата.

-          Ага.

-          Но все-таки местные власти все равно всегда оказывались более  консервативными, чем московские власти.

И поэтому все равно было какое-то давление, меньше давление (чем на парламентских выборах), но было давление. Скажем, я знаю, что, у меня жена работает в детской библиотеке, даже в детскую библиотеку приходили люди из «Единой России», говорили: «Мы знаем, что вы, конечно, будете голосовать за Путина, за «Единую Россию». То есть это было очень смешно.

-          Гм.

-          И в результате люди продолжали демонстрации.

Может быть, они не  были такими большими, как в декабре и январе, но они продолжались и продолжаются. Но здесь уже единственная (разница), о которой я бы сказал: если демонстрации в декабре… они  собрали под свои знамена и правых, и левых – очень много было недовольных, то сейчас уже, конечно, многие, которые раньше, в декабре и январе принимали участие, теперь не хотят принимать участия, потому что теперь произошла радикализация, то есть протестующие говорят: «Мы будем выступать, пока Путин не уйдёт». Это, конечно, не конструктивная позиция. Если бы они сказали: Путин неправильно делает то-то и то-то, а мы предлагаем, например, не давать столько денег на оборону, а эти деньги пустить на дороги, которые в ужасающем состоянии в России, да?..

-          Понятно.

-          Или хотя бы половину этих денег.

Была бы более понятна их позиция.

-          Ага.

-          А когда: Мы просто не любим Путина, потому что Путин слишком долго был – это не позиция для меня, например.

-          Ага.

-          То есть это не конструктивная позиция.

Поэтому я не думаю, что эти… эти демонстрации к чему-то приведут, но они продолжаться (еще) будут – я тоже думаю, потому что у нас уже есть люди, прежде всего, в больших городах, которые действительно не довольны уже там, что Путин уже в третий раз приходит к власти, да?..

-          Да.

-          Они действительно считают, что то, что Путин уже был 2 раза по 4 года, то есть 8 лет в Кремле – уже достаточно, как, скажем, и в Америке.

-          Потому что у нас лимит 8 лет.

Это всё.

-          Вот, 8 лет.

А теперь у нас они, во-первых, сделали для президента 6 лет один срок. То есть теперь люди говорят: Ну вот, они теперь будут передавать друг другу власть, то есть Путин Медведеву,  Медведев – Путину, значит – они теперь считают так:12 лет, то есть 2 раза может Путин, потом 12 лет Медведев – 24 года, столько не живут…

-          Это ужасно.

-          Это ужасно, и поэтому уже такие подсчеты говорят: какая демократия?

!..

-          Это такая фиктивная (демократия).

-          Да, да!..

-          Это как фиктивный брак в Москве…

-          Да, да… Это плохая демократия.

Конечно, у нас много людей, которые могли бы и должны…вообще, должно, я считаю, тоже и правительство, и президенты…они должны  меняться, потому что тогда какая-то происходит…ну, какая-то активизация политической жизни…

-          А почему Путин хочет быть президентом еще раз?..

-          А, Путин… Ну это надо, конечно, у Путина спросить… Но, конечно, любой человек, который стоит у власти, он считает, что он лучше знает, чем другие – это понятно, начиная от демократических президентов и заканчивая такими диктаторами, как Каддафи.

Конечно, Каддафи был уверен, что он – лучший президент навсегда для Ливии.

-          Но он диктатор.

Я думаю, что…

-          Но не только диктатор, скажем, в Казахстане, где я несколько лет жил и где действительно очень неплохой президент, но чтобы, как его сделали вечным президентом, это, конечно, глупо…Я имею в виду Назарбаева.

-          Назарбаев, да…

-          Хотя он очень разумный человек.

Но нельзя все время быть президентом, это все равно глупо. Ну и поэтому я думаю, что, конечно,  теперь… во-первых, я не думаю, что Путин пойдёт еще на один срок, я думаю, что будет 6 лет у Путина, но потом это возможно, что (смех) Медведев будет среди претендентов через 6 лет. Я не уверен… то есть сейчас неясно, кто может составить конкуренцию Медведеву, но я думаю, что все-таки за 6 лет у оппозиции будут  какие-то более яркие представители, чем эти, в общем-то, представители, которых мы знаем на протяжении 15-20 лет и которые надоели. Скажем, Явлинский неплохой, но он надоел…Зюганов не очень хороший, но он тоже надоел…Конечно, нужны новые люди…

-          Что Немцов, что вы думаете о нем?

-          О ком?

-          Немцов.

-          Ааа, НемцОв.

Нет, Немцов – это, конечно, совершенно (непроходная фигура)…он сам по себе неплохой человек, но он старая фигура. Понимаешь?.. Но мы это можем в следующий раз поговорить о 90-х годах в России. Это очень интересное время, но ты тоже немножко знаешь, потому что ты здесь жил (тогда)…

-          Там жил, да…

-          Но просто дело в том, что Немцов тогда был вице-премьером, и конечно, у нас… То есть эти реформы- мы можем о них поговорить отдельно…они были нужны, но они были очень болезненны, и поэтому народ, конечно, в общем-то против тех людей, которые тогда были у власти.

-          Ага, понятно.

-          И поэтому Немцов никогда, никогда не станет не только президентом, но даже и никогда опять не вернется в правительство…

-          Потому что, как мы говорим по-английски, вам «нужна новая кровь.»

-          Да, совершенно верно, это, как мы говорим «уходящая натура», да?..

Но в то же время я думаю, что, конечно, будут  новые лидеры, но я им бы всем советовал прежде всего не только критиковать Путина, а создавать какую-то положительную программу, которая была бы интересна для большинства населения. Тогда они, действительно, они имеют все шансы на успех, потому что, хотя Медведев стал сейчас премьер-министром и стал членом, даже председателем партии «Единая Россия», я думаю, что эта партия не сможет быть (первой) всё время. Он предлагает ей развиваться, но я не уверен, что она способна на такое хорошее развитие. Может быть, в какой-то степени будет модернизация, но все-таки я не думаю, что эта партия продолжит оставаться главной партией через несколько лет.

-          Ну, посмотрим.

-          Посмотрим, но, по крайней мере, время интересное сейчас в России, и время, когда, может быть, рождается гражданское общество.

-          Это самое главное.

-          Вот в чем самое положительное от этих демонстраций… не в том, что они могут «свалить», как мы говорим, Путина, это невозможно.

Но то, что они являются каким-то зародышем гражданского общества – это уже очень хорошо, потому что гражданское общество у нас было, может быть, только в конце 19-го, в начале 20-го веков.

-          Ага.

-          А в годы Советской власти, конечно, никакого гражданского общества не было, потому что всё решала партия большевиков, партия коммунистов.

-          Когда было гражданское общество в России?

-          Вот в конце 19-го века- это в связи с реформами Александра Второго, во время Чехова – как раз Чехов очень много пишет о «теории малых дел», то есть были такие гражданские комитеты в каждом районе, они решали очень много вопросов и которые, к сожалению, мы потеряли эту традицию на протяжении 20-го века и о чем говорил Солженицын в своих последних статьях.

Он говорил, что нужно… он называл это «самоуправлением» - это и есть гражданское общество- самоуправление, то есть когда народ управляет на местах сам.

-          Конечно, ну, как у нас в Америке.

-          Да, да.

Ну хорошо, я думаю, что это вот такое небольшое моё интервью, а в следующий раз мы можем поговорить, может быть, о 90-х годах или о чем-то, чего ты захочешь, окей?..

-          Хорошо, ладно.

Спасибо большое.

-          Всего доброго и до новых встреч!

-          До новых встреч!


×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.