image

РАЗГОВОРЫ С ЕВГЕНИЕМ(CONVERSATIONS WITH EVGUENY), ЕВГЕНИЙ И РИК - СКАНДАЛ С PUSSY RIOT

ЕВГЕНИЙ И РИК  - СКАНДАЛ  С  PUSSY RIOT

Евгений: - Здравствуй, Рик!

Рик:- Здравствуй, Евгений! Как у тебя сегодня?

-          У меня все в порядке. У тебя тоже, да?..

-          Тоже в порядке. Я думаю, погода будет лучше сегодня, чем вчера. Ну хорошо, я бы хотел знать, я читал по интернету, что скоро будет суд над девушками музыкальной группы, которая называется PUSSY RIOT. Я вообще не понимаю, что это случилось и почему это очень важно.

-          Окей. Ну, понимаешь, здесь дело такое  приключилось. Это было еще весной, и девушки из Pussy Riot… они проникли в храм (храм – это как собор) Христа Спасителя. Это считается главный собор в Москве. И они выступили на… не то чтобы перед публикой, но получилось, что и перед публикой, перед теми людьми, которые туда пришли. И они пели как бы такую политическую молитву: Господь, не допусти Путина до престола!..

-          Ага.

-          Они выступили против Путина, с одной стороны. С другой стороны, они организовали как бы такой «перформанс», у нас теперь тоже говорят- «перформанс», то есть такое представление. И надо сказать, в России противоположные мнения, или очень разные мнения по поводу этого выступления.

-          Ага.

-          Например, некоторые считают, что это просто, конечно, баловство, и просто надо, конечно, им сказать, что они не так хорошо сделали, что они выступили в храме, может быть, перед храмом было бы лучше, потому что туда пришли верующие молиться богу, а не другое что-то слушать. Но с другой стороны, именно среди людей, которые, может быть, либо очень православные, либо такие немножко категоричные, они считают, что они (девушки) совершили большой грех, потому что они выступили в церкви, и они заслуживают наказания.

-          Ага.

-          И они, надо сказать, по крайней мере, большинство из них, из 4-х три девушки, они находятся в камере предварительного заключения, а это значит – они в тюрьме. Они в тюрьме, и они ждут суда. Это продолжается уже несколько месяцев.

-          Ага.

-          Вот здесь уже большая часть считает, что, наверное, их надо было бы отпустить, пусть даже был бы суд, но до суда они могли бы сидеть дома.

-          Ага, конечно.

-          В то же время здесь как раз имеет значение, что они выступили против Путина, который всё-таки стал президентом и, возможно, это, так сказать, влияет на те судебные инстанции, которые решают, сидеть ли этим девушкам дома и ждать суда или сидеть в камере предварительного следствия. И в результате совсем недавно им опять продлили (срок) нахождения под арестом.

-          Да, да.

-          И в общем-то многие артисты сейчас выступают против этого: и в России, и зарубежные артисты, и политические деятели. Я думаю, что… я не думаю, что они… вот будет суд, суд должен быть, мне кажется, в конце лета. Во-первых, суд все время…  его отодвигают, да?..

-          Ага.

-          Он должен был быть сейчас, сейчас его (намечают) на конец лета. То есть я думаю, что это хотят показать этим девушкам… не только этим девушкам, им уже показали, но и другим, что так (поступать) нельзя, что это опасно. И вот они, так сказать, сидят…Я не думаю, что суд будет очень суровым, но, по крайней мере, все равно получится, что они отсидели по полгода хотя бы, да?..

-          Да, да.

-          Это, конечно, много. Хотя я не приветствую такие (выступления)… всё-таки есть места, где можно это делать, а есть места, где не следует этого делать. Всё-таки собор – это не то место, где надо протестовать, где надо говорить о политике. Там, действительно, люди приходят молиться богу и пусть, ради бога, молятся, да?.. Но, конечно, если ты считаешь, что что-то не так, то надо протестовать. Но просто, может быть, находить другие места. Вот такое моё мнение.

-          Ага.

Ну так… по-моему, это был политический протест.

-          Да,да.

-          Я знаю, что если бы это случилось здесь в Праге, они бы получили штраф, и это всё.

-          Да, штраф, и по крайней мере, на первый раз это достаточно.

-          Но я думаю, эти девушки хотели такого внимания, потому что они хотели показать, что невозможно играть с Путиным.

-          Да.

-          Путин хочет показать им: не мешай мне!.. Не мешай мне!.. И я думаю, девушки довольны, что получили такие проблемы, потому что это доказательство, что это ненормально там.

-          Ну понятно.

-          Но это  бы не случилось в Лондоне или в Нью-Йорке. Это может быть в первый раз платить штраф – и всё. Ты прав, что они бы лучше протестовали перед собором.

-          Да.

-          Я думаю, что в каждом случае, когда они пели, протестовали, делали шутки про Путина, он бы никогда не принял. И они хотели (это) показать. Очень плохой имидж. Это жалко.

-          Это жалко. И жалко этих девушек, и жалко, что случилась такая ситуация тоже.

-          Да.

Ну хорошо.

-          Ну хорошо.

-          Не надо мешать им.

-          Да, да.

К сожалению, да. Политика немножко грязное дело. Что делать!..

-          Грязное дело везде. Это не только в Москве. Но у нас это более сложно. Например, найдут, что человек (из администрации президента) плохо подготовил налоги или что-то в этом роде. Ну хорошо, тогда до встречи!

-          Да, пока! Счастливо!

-          Счастливо!



Want to learn a language?


Learn from this text and thousands like it on LingQ.

  • A vast library of audio lessons, all with matching text
  • Revolutionary learning tools
  • A global, interactive learning community.

Language learning online @ LingQ

ЕВГЕНИЙ И РИК  - СКАНДАЛ  С  PUSSY RIOT

Евгений: - Здравствуй, Рик!

Рик:- Здравствуй, Евгений! Как у тебя сегодня?

-          У меня все в порядке. У тебя тоже, да?..

-          Тоже в порядке. Я думаю, погода будет лучше сегодня, чем вчера. Ну хорошо, я бы хотел знать, я читал по интернету, что скоро будет суд над девушками музыкальной группы, которая называется PUSSY RIOT. Я вообще не понимаю, что это случилось и почему это очень важно.

-          Окей. Ну, понимаешь, здесь дело такое  приключилось. Это было еще весной, и девушки из Pussy Riot… они проникли в храм (храм – это как собор) Христа Спасителя. Это считается главный собор в Москве. И они выступили на… не то чтобы перед публикой, но получилось, что и перед публикой, перед теми людьми, которые туда пришли. И они пели как бы такую политическую молитву: Господь, не допусти Путина до престола!..

-          Ага.

-          Они выступили против Путина, с одной стороны. С другой стороны, они организовали как бы такой «перформанс», у нас теперь тоже говорят- «перформанс», то есть такое представление. И надо сказать, в России противоположные мнения, или очень разные мнения по поводу этого выступления.

-          Ага.

-          Например, некоторые считают, что это просто, конечно, баловство, и просто надо, конечно, им сказать, что они не так хорошо сделали, что они выступили в храме, может быть, перед храмом было бы лучше, потому что туда пришли верующие молиться богу, а не другое что-то слушать. Но с другой стороны, именно среди людей, которые, может быть, либо очень православные, либо такие немножко категоричные, они считают, что они (девушки) совершили большой грех, потому что они выступили в церкви, и они заслуживают наказания.

-          Ага.

-          И они, надо сказать, по крайней мере, большинство из них, из 4-х три девушки, они находятся в камере предварительного заключения, а это значит – они в тюрьме. Они в тюрьме, и они ждут суда. Это продолжается уже несколько месяцев.

-          Ага.

-          Вот здесь уже большая часть считает, что, наверное, их надо было бы отпустить, пусть даже был бы суд, но до суда они могли бы сидеть дома.

-          Ага, конечно.

-          В то же время здесь как раз имеет значение, что они выступили против Путина, который всё-таки стал президентом и, возможно, это, так сказать, влияет на те судебные инстанции, которые решают, сидеть ли этим девушкам дома и ждать суда или сидеть в камере предварительного следствия. И в результате совсем недавно им опять продлили (срок) нахождения под арестом.

-          Да, да.

-          И в общем-то многие артисты сейчас выступают против этого: и в России, и зарубежные артисты, и политические деятели. Я думаю, что… я не думаю, что они… вот будет суд, суд должен быть, мне кажется, в конце лета. Во-первых, суд все время…  его отодвигают, да?..

-          Ага.

-          Он должен был быть сейчас, сейчас его (намечают) на конец лета. То есть я думаю, что это хотят показать этим девушкам… не только этим девушкам, им уже показали, но и другим, что так (поступать) нельзя, что это опасно. И вот они, так сказать, сидят…Я не думаю, что суд будет очень суровым, но, по крайней мере, все равно получится, что они отсидели по полгода хотя бы, да?..

-          Да, да.

-          Это, конечно, много. Хотя я не приветствую такие (выступления)… всё-таки есть места, где можно это делать, а есть места, где не следует этого делать. Всё-таки собор – это не то место, где надо протестовать, где надо говорить о политике. Там, действительно, люди приходят молиться богу и пусть, ради бога, молятся, да?.. Но, конечно, если ты считаешь, что что-то не так, то надо протестовать. Но просто, может быть, находить другие места. Вот такое моё мнение.

-          Ага.

Ну так… по-моему, это был политический протест.

-          Да,да.

-          Я знаю, что если бы это случилось здесь в Праге, они бы получили штраф, и это всё.

-          Да, штраф, и по крайней мере, на первый раз это достаточно.

-          Но я думаю, эти девушки хотели такого внимания, потому что они хотели показать, что невозможно играть с Путиным.

-          Да.

-          Путин хочет показать им: не мешай мне!.. Не мешай мне!.. И я думаю, девушки довольны, что получили такие проблемы, потому что это доказательство, что это ненормально там.

-          Ну понятно.

-          Но это  бы не случилось в Лондоне или в Нью-Йорке. Это может быть в первый раз платить штраф – и всё. Ты прав, что они бы лучше протестовали перед собором.

-          Да.

-          Я думаю, что в каждом случае, когда они пели, протестовали, делали шутки про Путина, он бы никогда не принял. И они хотели (это) показать. Очень плохой имидж. Это жалко.

-          Это жалко. И жалко этих девушек, и жалко, что случилась такая ситуация тоже.

-          Да.

Ну хорошо.

-          Ну хорошо.

-          Не надо мешать им.

-          Да, да.

К сожалению, да. Политика немножко грязное дело. Что делать!..

-          Грязное дело везде. Это не только в Москве. Но у нас это более сложно. Например, найдут, что человек (из администрации президента) плохо подготовил налоги или что-то в этом роде. Ну хорошо, тогда до встречи!

-          Да, пока! Счастливо!

-          Счастливо!


×

We use cookies to help make LingQ better. By visiting the site, you agree to our cookie policy.